Последние новости

В последнее время в жизни происходит столько неожиданного и непонятного, что невольно начинаешь обращаться к самым необычным источникам, чтобы найти объяснения, комментарии. Сегодняшний разговор с известным немецким политологом, историком Александром Раром подготовила Елена Айзенберг.

 

 

Мистика или реальность? Верны ли предсказания?

 

 

Елена Айзенберг: Интерпретаций последних событий много, но только к некоторым из них хочется прислушаться. Признаюсь, что, прочитав вышедший в 2020 году Ваш политический роман «2054. Код Путина», я удивилась, что Вы в своем повествовании используете тексты Нострадамуса.

 

Известно, что в прошлые столетия исследователи находили много откровений в предсказаниях этого французского пророка XVI века. Однако современные историки пришли к выводу, что Нострадамус - скорее фантазёр, нежели пророк. Его предсказания очень сумбурны, и их можно применить ко многим фактам истории.

 

Александр Рар: Я еще со студенческих лет интересуюсь пророчествами Нострадамуса. Когда в мире наступают тревожные времена, я перечитываю его пророчества, пытаюсь в них найти описания будущих событий.

 

Если Вам интересно, то я рекомендовал бы не тратить время на, соглашусь, сумбурные предсказания, которые Нострадамус опубликовал в виде множества кратких катренов.

 

Интереснее изучать письмо, которое пророк написал в 1554 году королю Франции Генриху II. В этом письме - тайная хронология событий в истории человечества на следующие столетия.

 

Причём Нострадамус в этом знаменитом послании королю сосредотачивается лишь на самых главных, судьбоносных, этапах будущей истории. Это Французская революция (1792 год), раздел Европы после Наполеона («первый Антихрист»), Гитлер («второй Антихрист»), конец СССР (названа дата существования СССР: 73 года и семь месяцев), объединение Германии, 57 лет европейского мира (имеется в виду период с 1945 по 2002 год).

Это письмо Тебе от нас - твоих детей и внуков. Мы - дети и внуки солдат многонациональной Красной Армии. Армии, в которой плечом к плечу сражались русские, белорусы, украинцы, казахи, евреи, грузины... Всего в Красной Армии боролись с нацизмом представители 128 национальностей.

 

Встреча поезда на железнодорожном вокзале в Иванове, 1945 год. Фото: Getty Images

 

Мы все вместе в этот день - дети и внуки бойцов французского сопротивления, летчиков полка «Нормандия - Неман», героических моряков британских Северных конвоев, ветеранов армии США, немецких антифашистов.

 

 

В этот день мы, их дети и внуки - в одном строю. Наша память о совместной борьбе с фашизмом объединяет нас, как в те грозные дни войны объединила наших дедов и отцов, бабушек и матерей, старших братьев и сестер.

 

В этот день мы возлагаем цветы к местам последнего упокоения тех, кто 77 лет назад отдал самое дорогое - свою жизнь - за то, чтобы могли счастливо жить мы.

 

А значит, мы не имеем права быть манкуртами - людьми, утратившими историческую память, духовные ценности и порвавшими связь со своими предками.

 

День Победы над нацизмом, этот День освобождения был и остается главным днем для всех честных людей во всем мире.

 

Нам очень больно видеть, как современные манкурты развернули борьбу с памятниками Солдату - Освободителю. Понятно, что воевать с бронзовым солдатом, да еще под покровом ночи, большого мужества не надо. Ведь он и ответить вандалам не может.

 

Но за него обязаны ответить мы - дети и внуки тех солдат. И наши ряды, сплоченные в этот день по всему миру - и есть наш ответ. Пусть слышат те, кто еще в состоянии слышать: нашу память не стереть и не опорочить.

 

Сегодня в нашем строю еще и ветераны той войны, и защитники блокадного Ленинграда. Больно осознавать, что их осталось в живых совсем мало. Уходят наши ветераны, пополняя ряды «Бессмертного полка».

 

Но они знают, что дети и внуки сохранят светлую память об интернациональном подвиге Солдата-освободителя. И никому не позволят эту память очернить.

 

И пусть это наше письмо не сможет прочесть солдат той страшной войны, но мы обращаемся к нему, потому что верим, что и там, где-то в неизвестных далях, он услышит: "Мы помним. Мы гордимся. Мы не предадим".

 

Памятные мероприятия 8 и 9 мая в Германии

 

"Русское поле"

 

"Общаясь с людьми молодого поколения, с ужасом понимаешь, что наркотики пробовали почти все. Кто-то из ребят считает, что «это гадость, которая отупляет мозги», но чаще всего это считается «приятной привычкой», отдыхом, расслаблением, удовольствием..."

 

shutterstock.com

 

Продолжаем публикацию цикла «Мы в эмиграции...» - разговор журналиста с психологом: семейные отношения, любовь и расставание, страхи и тревоги, конкуренция на работе, игровая зависимость, наркотики, одиночество, ностальгия...

 

Цикл из 12 глав подготовлен нашим постоянным автором, журналистом Еленой Айзенберг-Гальпериной вместе с психологом, врачом-психиатром Александром Апелем. Текст сопровождается переводом на немецкий язык, сделанным Львом Айзенбергом (Lew Aizenberg). Публикация проходит поэтапно, по главам.

 

Наши дети и наркотики

 

Е.А.: Общаясь с людьми молодого поколения, особенно здесь, на Западе, в эмиграции, с ужасом понимаешь, что наркотики пробовали почти все.

Кто-то из ребят считает, что «это гадость, которая отупляет мозги», кто-то рассказывает, что их знакомые от баловства перешли к серьезному употреблению, но чаще всего это считается «приятной привычкой», отдыхом, расслаблением, удовольствием.

Я лично, в силу своей невежественности в этом вопросе, пытаюсь выяснить, насколько это для ребят вредно, губительно, опасно. И оказывается, что очень вредно. Страдает учеба, выбор интересного и подходящего дела затягивается на долгие годы, вечера наслаждения и «балдежного» времяпровождения сменяются неделями апатии и хандры, рано наступает разочарование в жизни, портится характер.

"Наступает такой момент, когда человек просто устает. Устает от окружения, от коллег по работе, от членов семьи, от себя самого. Каждый имеет определенную долю и степень усталости, просто не каждый находит в себе силы об этом говорить..."

 

 

Продолжаем публикацию цикла «Мы в эмиграции...» - разговор журналиста с психологом: семейные отношения, любовь и расставание, страхи и тревоги, конкуренция на работе, игровая зависимость, наркотики, одиночество, ностальгия...

 

Цикл из 12 глав подготовлен нашим постоянным автором, журналистом Еленой Айзенберг-Гальпериной вместе с психологом, врачом-психиатром Александром Апелем. Текст сопровождается переводом на немецкий язык, сделанным Львом Айзенбергом (Lew Aizenberg). Публикация проходит поэтапно, по главам.

 

Глава 3. Я и чужая страна

 

Е.А.: Является ли стремление к одиночеству, желание быть наедине с собой признаком печали, неустроенности, плохого настроения? Или это вообще необходимо для человека? Или это может меняться? В какой-то период времени человек не может без общения, а потом, например, с возрастом все чаще появляется желание побыть одному и, как Вы сказали, разобраться со своими мыслями и чувствами?

 

Д-р А.: Для начала мы отделим эти понятия друг от друга. Одиночество - это достаточно сложная социальная проблема, особая философская категория.

Уединение - это несколько другое. Оно становится человеку необходимым, когда его истощает суета мирской жизни, бесконечное общение, встречи, разговоры, особенно если они носят поверхностный, утомляющий характер, забирают огромное количество энергии, сил эмоций и ничего не дают взамен.

 

Наступает такой момент, когда человек просто устает. Устает от окружения, от коллег по работе, от членов семьи, от себя самого. Каждый имеет определенную долю и степень усталости, просто не каждый находит в себе силы об этом говорить. И каждый ищет и находит свои пути решения этой проблемы. Кто-то уединяется за чтением книги, кто-то смотрит передачи, фильмы по телевизору. Кто-то в таком уединенном состоянии ходит по музеям, по выставкам.

 

Е.А.: Кто-то по магазинам…

 

Д-р А.: Совершенно верно. Кто-то просто спит, кто-то загорает, кто-то сидит в кресле… Все это, наверное, ближе к термину «уединение».

 

Одиночество – это уже несколько другое, это, действительно, серьезное явление, которое приобрело особый оттенок с ростом количества информации, с усилением рационализации нашей жизни, увеличением средств коммуникации: мобильная связь, интернет, навигаторы и прочие полезные вещи. Мы с Вами уже как-то говорили, что можно, практически ни с кем не общаясь, виртуально решать абсолютно все, от проблемы, как существовать до проблемы, с кем существовать. Все имеет свою определенную цену, все имеет определенные прейскуранты.

 

Одиночество - это состояние души или, может быть, состояние души как следствие каких-то событий, когда человек, проповедуя определенную линию философии и придерживаясь определенной линии жизни, оказывается в состоянии разочарованности: жизнью, окружением, результатами работы. Он ощущает глубокое, ни с чем не сравнимое чувство одиночества, в то время как рядом люди.

 

Как говорят психологи, очень страшная разновидность одиночества, это одиночество в окружении людей. Вроде бы человек выполняет свои социальные функции – семейные, родительские, служебные, но при этом он глубоко одинок. Одиночество может быть состоянием души, а может быть и проявлением какой-то начавшейся патологии, это могут быть субдепрессивные признаки, это могут быть депрессивные признаки - когда возникает мысль, что тебя уже никогда не услышат, не поймут, не оценят по достоинству.

 

И человек, имея огромное количество вопросов и не имея на них ответы, начинает «капсулироваться» в ограниченном пространстве. Вначале он старается найти эти ответы, потом столь истощающее занятие его утомляет, и он уже не живет полноценно, а прозябает. Очень четко и конкретно подвести все это под какой-то единый знаменатель невозможно, потому что каждый человек, переживая те или иные чувства, вкладывает в них свой собственный особый смысл.

 

В каждом возрасте, в каждом случае единый термин «одиночество» имеет совершенно разные проявления. Одиночество ребенка, оставленного в темной комнате в кроватке при выключенном свете - это одна форма одиночества. Одиночество подростка, который становится изгоем среди сверстников в школе – это тоже одиночество.

 

Когда взрослый человек с совершенно благими мыслями и намерениями оказывается в коллективе, который его не понимает и отвергает, он тоже испытывает чувство одиночества. Тяжело переживается, когда люди оставляют друг друга. Прожили какой-то период времени, сложился определенный стереотип отношений, выработались общие памятные вещи, вдруг такое произошло - и человек оказывается один с ощущением брошенности, непонимания. Но в молодом возрасте чаще всего жизнь берет свое, через какой-то период времени включается компенсаторный механизм, и человек опять начинает общаться, искать, находить...

 

Одиночество среднего возраста, конечно же, отличается от одиночества, которое может прослеживаться, например, в старости.

 

Защитные механизмы, например, атеросклеротический, еще не включены, и человек вдруг остро ощущает, что дети уже выросли, что интересы у них другие, что его служебные, интеллектуальные и прочие заслуги никого не интересуют и никому не нужны, потому что жизнь не стоит на месте и появилось много нового, современного.

 

Очень часто чувство одиночества перестает быть философской категорией, и уже начинают появляться какие-то клинические проявления: нарушается сон, снижается аппетит, поднимается давление, болит желудок, колет в сердце. А на самом деле, это наступает «воспаление души» - посредством каких-то органов и систем - того же желудка, того же сердца.

 

Есть одиночество творческое – для того, чтобы творить и «выдавать на-гора» высокую интеллектуальную продукцию, просто необходимо уединиться, отрешиться от внешнего мира. Есть писатели, которые уходят в затворники, закрываются в какой-то избе и создают шедевры. Чисто внешне, это не просто состояние одиночества, а одиночество с элементами отшельничества. А на самом деле, человек живет там какими-то образами, какими-то событиями, у него внутри жизнь кипит. Это касается ученых, это касается художников.

 

Есть люди, которые ставят себе цели и идут к ним, преодолевая так называемый стереотип одиночества. Это те, кто задумывает и осуществляет в одиночку кругосветные путешествия. На мой взгляд, это психологический феномен. Конечно, перед ними маячит очень серьезная цель - достичь, добиться, преодолеть… Но что за этим стоит, знают только они: от чего они бегут, во имя чего они бегут и, в конечном итоге, от кого они бегут. Можно, наверное, говорить, что это делается для блага науки, во благо изучения особенностей организма... Но это тоже одиночество.

 

Е.А.: В принципе, они могут его прервать…

 

Д-р А.: Конечно. И главное, что впереди цель. А есть люди, которые приговорены к пожизненному заключению в одиночной камере. Человек приговорен к тому, что он проведет в ней всю оставшуюся жизнь. Конечно же, этот человек одинок. Он начинает жить какими-то воспоминаниями, но он не просто одинок, он еще изолирован – от средств коммуникации, от средств массовой информации, от контактов с близкими.

 

Это тоже очень серьезная форма одиночества, сродни, может быть, одиночеству людей, которые раньше вели полноценную жизнь, а в результате болезни, обездвиженности, возраста оказались действительно одинокими. Одинокими в домах престарелых. И как бы там за ними ни ухаживали, и как бы их там ни стимулировали к жизни – тонизировали, кормили витаминами – где-то глубоко в душе они, конечно же, одиноки....

 

Свести воедино этот невероятный фантастический и такой глубокий по смыслу термин просто невозможно. Невозможно отобразить и все формы одиночества, они разные, я еще раз возвращаюсь к Вашему вопросу, в котором частично прозвучали ответы – в одном возрасте это одни проявления, в другом возрасте – другие проявления, в третьем – третьи.

 

Все еще зависит от того, как человек себя чувствует, как он себя, если можно так сказать, мироощущает, что лежит в основе этого глубинного чувства - вызвано ли оно какими- то добровольными причинами, спровоцировано ли оно какими-то событиями, или это является, будем говорить, наказанием извне. Вспомните острую полемику, которая какое-то количество лет назад была в средствах массовой информации относительно экстрадиции бывшего эсэсовца Ивана Демьянюка.

 

Мы сейчас говорим не о самом факте его экстрадиции, а о том, что за этим стояло. Человечество тогда разбилось буквально на два лагеря: одни говорили – надо оставить его в покое, потому что это бедный, одинокий, несчастный, больной человек. Другие говорили – нет, он должен быть наказан не как субъект, не как человек дряхлый, одинокий, больной, а как нечто большее, как представитель явления. И вот эти две вещи не стыкуются.

 

Он наверное мечтал получить тихое одиночество с полным забвением, чтобы никто о нем не думал. И какие процессы происходили бы внутри него, знал бы только он один. Но жизнь так распорядилась, что за те деяния, которые он совершал, одиночество для него было бы самой лучшей наградой. Потому что все хотели понять мотив, суть того, как человек, убивший 29 тысяч других людей, мог спокойно жить, существовать и еще делать какие-то попытки к самооправданию! Поэтому в данном конкретном случае, может быть, одиночество для него было бы абсолютно спасительным, абсолютно желанным и вожделенным…

 

Что касается преклонного возраста, природа устроила так, что на каком-то этапе (я сейчас немного поверну в медицинскую сторону), с возрастом, с болезнями критическое осмысление происходящего, конечно же, очень сильно падает. Человек уже не может оценивать все так же остро, как в молодом возрасте. И очень часто, например, живя в доме для престарелых, человек, не заглядывая в какие-то глубинные процессы, сосредотачивается на уровне бытовых потребностей: мебель стоит на месте, утром, в обед, вечером горячее питание, мелькают какие-то люди, и этого достаточно.

 

Со стороны это воспринимается действительно драматично, кажется, что этот человек страшно одинок. А может быть, он сам воспринимает происходящее по-другому. Нам очень трудно судить о том, о чем люди на самом деле думают…

 

Е.А.: Боязнь одиночества часто заставляет людей жить не так, как им было бы лучше, и не так, как они хотят. Например, боязнь женщины остаться одной без мужа…

 

Д-р А.: …да и мужчины тоже…

 

Е.А.: ...заставляет терпеть непонятно что и жить не так, как хочется. Все равно, вот эта боязнь остаться одному - она перевешивает, и, наверное, у большинства людей это так.

 

Д-р А.: Я еще раз позволю себе удовольствие воспроизвести знаменитое высказывание американских психологов, суть которого заключается в следующем: не беспокойся о своих беспокойствах, пока беспокойства не побеспокоят тебя. Все четко и конкретно. Абсолютно лаконичная фраза.

 

Действительно, страх страха иногда намного сильнее, чем ежедневные мучения, ежедневные «наступания себе на горло», выкручивание себе рук с каким-то псевдо-оправданием, что все же люди так живут, ну многие же вот так же мучаются... А на самом деле, иногда принятие очень серьезного непростого решения освободиться является входом в совершенно другую, неизведанную и заповедную зону, которой всегда раньше боялся.

 

Оказывается, и жизнь после развода продолжается, оказывается, человек может чувствовать себя хозяином своих поступков, ему не надо все время подстраиваться, ему ни с кем не надо согласовывать какие-то примитивные вещи, без чего раньше он не мог представить себе свое существование. И получается: или жизнь в таком постоянно выкрученном состоянии, или – жизнь в одиночестве и возможность распоряжаться ею так, как человек считает нужным.

 

Это очень сложный вопрос: что лучше и что хуже. Мы не берем сейчас за основу то количество, то небольшое количество, небольшой процент счастливых людей, которые действительно живут в браке счастливо, долго, испытывают взаимное уважение, любовь, привязанность друг к другу. Мы рассматриваем противоположную ситуацию, когда, находясь с кем-то вместе, мы находимся в каком-то диком рабстве.

 

Так вот, свобода иногда может быть эквивалентна одиночеству. Получая свободу, мы обрекаем себя на одиночество.

 

Е.А.: И наоборот: оставшись в одиночестве, человек приобретает вот эту самую свободу.

 

Д-р А.: Совершенно точно. Потому что есть такие вещи, которым цена очень высока. Я даже не буду перечислять слагаемые этой цены. Помните фразу, которая принадлежит ельцинским временам: каждый получит столько суверенитета, столько свободы, сколько он сможет унести.

 

И так иногда случается, что целые страны, целые цивилизации гибнут от невозможности вынести на своих плечах свободу, поскольку она очень тяжела и неоднозначна. И то, что было у евреев, когда Моисей водил свой народ по пустыне, ведь некоторые говорили: «Господи, давайте же вернемся в рабство, там хоть три раза в день кормили…».

 

Е.А.: А я сейчас вспомнила фильм «Джентельмены удачи», когда «герои», после побега остались без денег, голодные, и один из них - Василий Алибабаевич - с такой тоской говорит: «А в тюрьме сейчас ужин... макароны…».

 

Д-р А.: Свобода и одиночество с голодом и холодом или сытость, когда за похлебку ты в любой момент можешь быть убитым, изувеченным, искалеченным, изнасилованным… Это дело выбора.

 

Е.А.: Получается, что все зависит от того, какая может быть альтернатива этому одиночеству. Если перед человеком открыты возможности чем-то заниматься, с кем-то общаться, куда-то ездить, что-то интересное для себя открывать - это одно. Но если у человека нет такой перспективы и возможности, то может быть, действительно лучше уж все-таки оставаться в этом плохом, но совместном существовании.

 

Д-р А.: Очень трудно решить. Потому что всегда в основе любого решения лежит какой-то мотив, надежда на осуществление того, о чем глубоко желалось, мечталось. Но иногда бывает, что вместо вот этого вожделенного - полное разочарование: в новых встречах, в новой работе, в новых друзьях, в новой стране. Огромное количество таких случаев. Никто не знает, что нас в конечном итоге ждет.

 

Это делает нашу жизнь особой, удивительной, это учит нас ценить каждый прожитый день, потому что он больше никогда не повторится. И если человек может рассматривать свою жизнь в контексте вот этой высокой философской концепции, то о далеком и туманном будущем особо задумываться не приходится. Потому что мы имеем то, что мы имеем каждый день. Все будет так, как должно быть. Точка.

 

И поэтому я еще раз говорю, возвращаясь к нашей изначальной теме - одиночеству, к этому огромному явлению, которое, действительно, овладевает сейчас цивилизацией. Оно очень разнопланово, оно очень неоднозначно, оно очень распространено и имеет особые корни.

 

Вспомним, допустим, образ знаменитого Дерсу Узала, этого человека, который общался только с природой, разговаривал с деревьями, тиграми и под каждым кустом находил себе дом, пищу, ночлег.

 

С точки зрения городского обывателя - это одинокий, потерявшийся, полусумасшедший старик. Но на самом деле – это планета, это глубина с фантастическим внутренним миром, который не вяжется с внешними проявлениями одиночества. Один в тайге, без ничего.

 

Такой же образ, например, Робинзона Крузо, который до появления Пятницы, был совершенно один - кругом гладь, никого и ничего. И человек, обладая богатым внутренним миром, не являясь одиноким по своей внутренней сути, обустроил свою жизнь так, что он провел несколько десятилетий на этом необитаемом острове.

 

И наоборот. То, о чем мы говорили: можно находиться в центре событий, пользоваться благами цивилизации, можно быть активным, исключительно коммуникабельным человеком, иметь все каналы – интернет, телефон, спутники и прочее, а по сути, быть глубоко одиноким.

 

И вот это то, что я хотел особо подчеркнуть: иногда внешние проявления одиночества не соответствует тому, что есть на самом деле. И наоборот: можно иметь все атрибуты активной коммуникативной жизни и быть совершенно одиноким, не понимаемым, глубоко разочарованным.

 

Е.А.: Принято жалеть человека, если он один. А на самом деле, может быть, ему плохо из-за чего-то другого, а вовсе не из-за этого.

 

Д-р А.: Да, может быть, ему как раз комфортно. И поэтому я еще раз говорю: это то явление, говорить о котором и делать выводы можно только после детального изучения каждого конкретного человека, случая, ситуации. И не совершать самую большую нашу ошибку – под все подводить общий знаменатель.

 

Поэтому мы с Вами стараемся только приподнять некую завесу, которая скрывает огромное количество сфер человеческой жизни, и только касаемся такой серьезной философской категории, как одиночество.

 

Е.А.: Это все как раз говорит о том, что человек должен БЫТЬ для себя самого. И свое «Я» культивировать. Как сейчас принято говорить: надо любить себя.

Что значит любить себя: покупать себе дорогую одежду и украшения или постоянно стремиться отдыхать и развлекаться? Дело, оказывается, не в этом. А в том, что, живя в семье, в заботах, в работе, в каких-то делах, человек все равно должен именно культивировать внутреннее ощущение своей личности. Ведь остаться один может каждый. В любой момент.

 

Д-р А.: Безусловно. Суть абсолютно четкая. Потому что каждый человек имеет свой целый мир - единственный, неповторимый. И мир каждого из нас - бесценный.

 

Действительно, кто-то находит себя в жизни, отдавая себя другим без остатка. Кто-то, наоборот, является тем вампиром, который живет, забирая у людей огромное количество энергии. Мы сейчас говорим о другом. В каждом из нас есть действительно огромный внутренний мир, единственное и неповторимое наше «Я».

 

Научиться жить в ладу с самим собой, стремиться к гармонии духа с телом и к гармонии духа и тела с гармонией внешней среды - наверное, это и есть вожделенная мечта человечества, это и есть философский камень. Мудрецы, которые достигали высоких уровней просветления, отказывались от мирской суеты. Бриллиант для них - это не то, что кем-то огранено и сверкает, а та мысль, та система ценностей, которая позволяет жить, оценивая собственный внутренний мир и соотнося его с тем, что происходит.

 

Мы говорим о гармонизации нашего внутреннего с внешним. Кто-то находит эту гармонизацию в алкоголе и становится запойным и беспробудным пьяницей, убегая от проблем, кто-то находит гармонизацию в религии, погружается туда с головой, не включая никаких критических осмыслений, а все принимая так, как будто это ниспослано сверху.

 

Может быть, так оно и есть на самом деле. Кто-то создает свою идеологию и начинает покорять женские сердца, женские тела. Кто-то начинает коллекционировать бриллианты, машины… У каждого свой метод гармонизации. Десять машин каких-то престижнейших марок не сделают человека абсолютно счастливым, потому что за них надо платить, их надо заправлять, за ними надо ухаживать… И человек, который сидит с протянутой рукой на тротуаре, никогда не поймет того человека, который холит и лелеет свой автопарк. Очень трудные вещи. Есть вещи, которые способствуют такой гармонизации.

 

Можно всю жизнь к ней стремиться и ее не иметь. Есть люди, которые находят свою стезю, тот мостик, который является вот таким вот связующим между тем, что внутри, и тем, что снаружи. Без элементов самоизнасилования, без элементов насилия, полученного извне. Тогда, когда это попадает вот в такой особый резонанс. Может быть, это и есть та категория счастливых людей, которые имеют внутри то, что на их взгляд, для них ценно. При всем несовершенстве, при всем поверхностном устройстве нашего совершенно не простого мира.

 

Е.А.: Можно сказать, что это все касается вот этого нашего явления эмиграции? Если человек ощущает свой внутренний мир, который он привез в другую страну, то ему, наверное, легче. Не надо растворяться.

 

Д-р А.: Если он привез не просто ростки, а уже с готовой почвой и, эту почву, как Вы сказали, культивирует, если за ней ухаживает она благодатно распускается какими-то дарами, какими-то плодами.

 

Эмиграция – это очень серьезное испытание. Но мы стараемся не забывать свой язык, мы являемся носителями определенных культурных ценностей, никто не говорит, плохие они или хорошие, но нам они более понятны, для нас они более созвучны, более гармоничны. И сохраняя их, мы сохраняем целостность своей личности.

 

Есть огромное количество людей, которые бежали за призрачными идеалами. Опять же, не хочу подводить какие-то общие знаменатели и подводить все под одну черту. Есть исключения, которые подтверждают правило, есть исключения, которые являются абсолютно вопиющими, и с ними просто нужно считаться.

 

Есть женщины, которые приезжают и любой ценой стараются устроить свою жизнь, выходят замуж за представителей «другого мира». Но по прошествии какого-то времени оказывается, что у них совершенно другой подход: к деньгам, к ведению хозяйства, к интимной жизни, к детям. Очень трудно.

 

Или надо настолько любить человека, чтобы принимать его таким, каков он есть, со всем его миром, или нужно отвоевывать свое жизненное пространство. Возникает почва для конфликта: «Ты так не будешь делать, потому что это не та страна, так не принято, не положено...».

 

В конечном итоге - горечь разочарования, рухнувшие надежды. Это тема, которая не имеет дна, не имеет ни конца, ни начала. Но наша самобытность не должна сознательно вытравливаться, несмотря на другое языковое поле и другую ментальную принадлежность, религиозные отличия. Мы являемся носителем тех ценностей, которые вкладывало в нас не одно поколение.

 

Мы не собираемся останавливаться в своем развитии, конечно, совершенствованию нет предела. Но если даже росток, необдуманно выкопав из одного места, постараться закопать или посеять в пустыне или в стране вечной мерзлоты, мы знаем, какой результат получится.

 

Поэтому мы общаемся, ищем людей, которые близки нам по духу, людей похожей ментальности, мы ищем те плоскости соприкосновения, которые нас взаимно обогащают, питают, удерживают в этом беспокойном мире. Для одних это немеркнущая ценность семьи, для других - друзья, для кого-то любимая работа, для кого-то - это дети, родители.

 

И великолепно, что мир так неоднозначен, не однополярен, многообразен. Потому что, познавая что-то новое, проникая в какую-то чуждую нам систему, мы «подпитываемся» оттуда, обогащаем свой внутренний мир, делаем свои воззрения более широкими, более терпимыми, более, интересными…

 

Вот так тема, касающаяся одиночества, вынесла нас на совершенно какие-то невероятные орбиты. Как это обычно бывает.

 

(Продолжение следует)

 

Бывает ли старость веселой? - Цикл "Мы в эмиграции. Беседы на личные темы. Глава 3."

"Мы в эмиграции. Беседы на личные темы." Глава 2. Вместе или врозь?

Цикл "Мы в эмиграции. Беседы на личные темы": Глава 1. Самооборона

 

ICH WILL ALLEIN SEIN

 

Перевод:  Лев Айзенберг (Lew Aizenberg)

 

E.A.: Ist das innere Bedürfnis nach Einsamkeit bzw. der ausdrückliche Wunsch danach, allein zu sein, ein Anzeichen für Trauer und schlechte Laune? Oder braucht der Mensch das? Wechselt das? Manchmal kommt der Mensch nicht ohne soziale Kontakte aus, und dann z.B. im Alter entwickelt er den Wunsch, allein für sich die eigenen Gedanken und Gefühle zu ordnen.

 

- Lassen Sie uns zunächst die Begriffe voneinander abgrenzen. Einsamkeit ist ein recht kompliziertes sozial-philosophisches Problem. Es handelt sich sogar um eine besondere philosophische Kategorie, könnte man sagen. Zurückgezogenheit ist wenn jemanden der Rummel des welt- lichen Geschehens einfach erschöpft, wenn unaufhörliche Gespräche, oberflächliche Treffen, die eine Menge Energie rauben und im Austausch für hohe emotionale Geladenheit und Kräfteverschleiß nichts bieten, strapazieren. Es kommt dann der Moment, da man einfach müde wird. Man ermüdet von der Umgebung, von Arbeitskollegen, den Familienmitgliedern, sich selbst. Jeder kennt zu einem gewissen Grad solcherlei Erschöpfung, jedoch findet nicht jeder in sich die Kraft, darüber zu sprechen. Jeder sucht und findet eigene Lösungen für dieses Problem. Manch einer klemmt sich hinter ein Buch, ein anderer schaut Sendungen oder Filme im TV. Andere wiederum besuchen in diesem abgekapselten Zustand Museen oder Ausstellungen.

E.A.: Oder gehen zum Einkaufen…

 

- Ganz genau. Manche schlafen einfach, sonnen sich oder sitzen im Sessel. Dies ist wohl alles eher dem Begriff „Zurückgezogenheit“ zuzuordnen. Einsamkeit ist etwas anderes, ein wirklich ernstes Phänomen, das durch das Wachstum der Informationskanäle und –dichte, die Rationalisierung unseres Lebens, die stetig steigende Zahl an Kommunikationsmöglichkeiten in Form von Mobiltelefonen, Internet, Navigation usw. einen besonderen Stellenwert eingenommen hat. Wir hatten bereits darüber gesprochen, dass man eigentlich mit niemandem zu kommu- nizieren bräuchte und dennoch absolut alle Probleme selbst bewältigen könnte. Angefangen bei der Frage, wie man existiert, bis hin zu der Frage, mit wem man lebt. Alles hat einen bestimmten Preis, es existieren Preislisten, Lieferbedingungen usw. könnte man sagen.

 

Einsamkeit ist ein Zustand der Seele aus sich heraus oder infolge von äußeren Faktoren. Wenn der Mensch, der sein Leben nach bestimmten Grundsätzen lebt und eine bestimmte Philosophie predigt, vom Leben, von seinem Umfeld oder Arbeitsergebnissen enttäuscht wird, erfährt er ein tiefes, mit nichts vergleichbares Gefühl der Einsamkeit, obwohl er von Menschen umgeben ist. Psychologen sagen, dass die Einsamkeit in Gegenwart anderer ganz schrecklich ist. Nach außen hin erfüllt der Mensch seine sozialen, familiären, elterlichen, dienstlichen Funktionen doch in seinem Inneren ist er einsam.

 

Die Einsamkeit kann ein Zustand der Seele sein oder aber Signal für eine beginnende Pathologie. Subdepressive oder depressive Anzeichen sind Gedanken, dass man nicht gehört, nicht verstanden, nicht wertgeschätzt wird. Mit seinen zahlreichen Fragen ohne Antworten darauf beginnt der Mensch sich einzukapseln. Anfangs versucht er noch die Antworten zu finden, dann strapaziert ihn diese auszehrende Aufgabe und er beginnt statt zu leben, im Zustand der Einsamkeit dahinzuvegetieren. Man kann das Thema nicht zu einem Schluss führen, der allgemeingültig wäre, denn jeder Mensch, der derartige Gefühle durchlebt, legt seine persönlichen Eigenheiten hinein.

Die Einsamkeit des Kindes, das in seinem Bett im dunklen Zimmer allein gelassen wird, ist eine Form der Einsamkeit, richtig? Die Einsamkeit des Schülers, der von Gleichaltrigen ausgeschlossen wird – Einsamkeit? Ja, auch das ist Einsamkeit. Oder die Einsamkeit, wenn Menschen einander verlassen. Nachdem eine Weile zusammen verlebt wurde, gemeinsame Erinnerungen entstanden sind und Gewohnheiten eingeübt wurden, trennt man sich und ist allein.

 

Der Begriff Einsamkeit hat somit auch, je nach Alter, unterschiedliche Ausprägungen. Zur Veranschaulichung dessen versetzen wir uns in die Situation, wenn junge Menschen ein intensives gemeinsames Leben beginnen und plötzlich feststellen, dass es so nicht weitergehen kann. Die einzig mögliche Entscheidung ist die Trennung, jeder von ihnen fühlt sich eine Zeit lang schrecklich allein, da dem Ganzen das Gefühl des Verlassen-worden-Seins und Nicht-verstanden-Werdens beigemischt ist. Doch wenn man jung ist, wird nach einiger Zeit ein kompensatorischer Mechanismus eingeschaltet und der Mensch beginnt wieder zu kommunizieren, zu suchen, zu finden usw.

 

Die Einsamkeit im mittleren Alter unterscheidet sich natürlich von der Einsamkeit, die man im hohen Alter beobachten kann. Wenn geistig hemmenden Prozesse wie die Arteriosklerose noch nicht eingesetzt haben und der Mensch deutlich spürt, dass die Kinder bereits erwachsen sind, dass sie andere Interessen haben, dass irgendwelche persönlich als groß empfundenen intellektuellen oder sonstigen Errungenschaften sonst niemanden zu interessieren scheinen. Sehr häufig folgen der Einsamkeit klinische Symptome wie unruhiger Schlaf, fehlender Appetit, erhöhter Blutdruck, Magenbeschwerden, Herzstechen. In Wirklichkeit setzt, wie wir bereits mehrfach in unseren früheren Gesprächen erwähnten, eine „Entzündung der Seele“ mittels irgendwelcher Organe und Systeme ein. Dies ist das eine.

 

Das andere ist, dass ein Mensch die kreative Einsamkeit nutzt, um zu schöpfen. Für die intellektuelle Produktion benötigt er die Einsamkeit, die Abgeschiedenheit von der Außenwelt. Es gibt Schriftsteller, die sich in irgendeinem Kabuff einsperren und Meisterwerke schreiben. Rein äußerlich ist das nicht einfach ein Zustand der Einsamkeit sondern hat auch etwas von Entsagung. Tatsächlich aber lebt der Mensch nach irgendwelchen Ereignissen, auf eine bestimmte Art und Weise. Trotz des äußeren Eindrucks kocht das Leben innen drin. Wissenschaftlern zum Beispiel ergeht es da gleichermaßen wie Künstlern. Es gibt Menschen, die sich Ziele setzen und sich diesen nähern, indem sie das Klischee der Einsamkeit überwinden. Meiner Meinung nach sind Menschen, die sich in den Kopf setzen, alleine die ganze Welt zu umrunden und das auch verwirklichen, psychologische Ausnahmeerscheinungen. Natürlich schwebt ihnen das große Ziel der Vollführung, das Ziel, sich selbst zu besiegen, vor. Was jedoch dahinter steckt, wissen nur sie selbst, wovor oder vor wem sie möglicherweise weglaufen, in wessen Namen etc. Man könnte vermutlich unterstellen, dass Solches im Sinne der Wissenschaft getan wird, doch haben wir es auch hier mit Einsamkeit zu tun.

 

E.A.: Grundsätzlich kann dieser Zustand aber unterbrochen werden, nicht wahr?

 

- Selbstverständlich. Das ist vom Ziel eines Menschen abhängig. Es gibt Menschen, die, aus welchen Gründen auch immer und manchmal eben auch ohne triftigen Grund, zur lebenslangen Einzelhaft verurteilt sind. Natürlich sind diese Menschen einsam. Sie fangen an, durch die Erinnerung zu leben und sind nicht einfach nur einsam, sondern haben keine Kommunikationsmöglichkeiten, sind von Massenmedien und nahestehenden Personen isoliert. Das ist eine sehr harte Form der Einsamkeit, verwandt mit der Einsamkeit der Menschen, die einst ein vollwertiges Leben führten und im Zuge einer Krankheit, der Immobilität und/oder des Alters gänzlich vereinsamt sind. U.a. in Altersheimen, ganz gleich, wie gut man sie dort pflegt, zum Weiterleben ermutigt und mit Vitaminen vollstopft, sind sie irgendwo in ihrer Seele abgrundtief einsam. Deshalb ist es einfach unmöglich, diesen haarsträubenden, fantastischen, tiefsinnigen Begriff zu vereinheitlichen. Es ist auch nicht möglich, alle Formen des Alleinseins widerzuspiegeln, sie sind zu vielfältig, zu verschieden.

 

Ich kehre zurück zu Ihrer Frage, in der sich teilweise bereits die Antworten befanden, denn je nach Alter sind die Ausprägungen unterschiedlich. Es hängt auch davon ab, wie sich der Mensch fühlt und von seiner Weltempfindung. Ebenso davon, was diesem tiefen Gefühl zu Grunde liegt – ist es freiwillig herbeigeführt oder provoziert worden oder gar eine Selbst-/Bestrafungsmaßnahme? Können Sie sich an die äußerst scharfe Polemik des ehemaligen SS-Schergen Iwan Demjanjuk und an seine durch die Massenmedien buchstäblich aller Länder provozierte Ausweisung erinnern? Mich interessiert nicht seine Ausweisung an sich, sondern das, was dahintersteht. Die Menschheit wurde quasi in zwei Lager aufgeteilt.

Die einen sagten, man müsse ihn in Ruhe lassen, weil er ein armer, einsamer, unglücklicher, kranker Mensch sei. „Einsam“, das heben wir hervor. Die anderen sagten, er müsse nicht wie ein Subjekt, wie ein gebrechlicher Mensch, der einsam und krank ist (wir betonen wiederum „einsam“), sondern viel mehr wie ein Repräsentant einer Erscheinung bestraft werden. Beides ist nicht zu vereinen. Möglicherweise wollte er ein stilles, einsames Dasein fristen und einfach in Vergessenheit geraten. Was dann in ihm vorgegangen wäre, hätte nur er selbst gewusst. Doch das Leben beschloss, dass die Einsamkeit die „größte Auszeichnung“ für das, was er getan hatte gewesen wäre. Denn alle wollen das Motiv ver- stehen, die Wahrheit begreifen, sie fragten: „Wie kann ein Mensch, der andere Menschen tötete, ruhig leben, existieren, und auch noch versuchen, die Taten zu rechtfertigen?“. Deshalb wäre in diesem konkreten Fall die Einsamkeit rettend, wünschens- und begehrenswert bzw. der bestmögliche Ausgang für ihn.

 

Die Natur hat es so eingerichtet, dass ab einer bestimmten Etappe im Leben mit dem Alter und dem Einsetzen von Krankheiten die kritische Würdigung der Geschehnisse stark nachlässt. Sehr oft vergräbt sich der Mensch dann in alltägliche Bedürfnisse, ohne in die Tiefe irgendwelcher Vorgänge einzudringen. Die Möbel stehen an ihrem gewohnten Platz, morgens, mittags und abends warme Mahlzeiten, irgendwelche Menschen huschen vorüber, und das genügt. Von außen wird dies als dramatisch wahrgenommen. Möglicherweise empfindet es der Betroffene selbst aber nicht so. Es ist sehr schwer, die Tendenzen, die alldem zugrunde liegen, zu bewerten.

 

E.A.: Die Angst vor der Einsamkeit zwingt die Menschen oft, ihr Leben anders zu führen, als es für sie eigentlich besser wäre oder als sie es wollen, das resultiert z.B. aus der Angst der Frau, ohne einen Mann zu sein.

 

- Ja, und die des Mannes ohne eine Frau.

 

E.A.: Die Angst vor dem Alleingelassenwerden überragt das eigentliche Bedürfnis.

 

- Wir sprachen bereits darüber, ich gestatte mir jetzt das Vergnügen, eine berühmte Äußerung amerikanischer Psychologen wiederzugeben, die sinngemäß so lautet: Sorge dich nicht um deine Sorgen, solange die Sorgen dich nicht stören! - klar und konkret, eine absolut lakonische Phrase. Die Angst vor der Angst ist manchmal wirklich viel größer als die täglichen Qualen, die pseudo-rechtfertigend mit der Behauptung gestützt werden, dass alle so leben und sich quälen müssten. Manchmal führt eine folgenreiche und schwierige Entscheidung in eine völlig andere, unerforschte und besonders geschützte Zone, vor der man früher Angst gehabt hat. Man stellt fest, dass das Leben weitergeht, man fühlt sich als Herr über seine Taten, es muss auf niemanden Rücksicht genommen werden, man muss nicht irgendwelche trivialen Dinge mit einer anderen Person abstimmen, etwas, das man sich in der Vergangenheit nicht hatte vorstellen können. Es läuft darauf hinaus, dass man sich entscheiden muss, wie man leben will.

 

Und es ist eine sehr schwierige Frage, was da besser und was schlechter ist. Wir betrachten an dieser Stelle nicht denjenigen Teil der Menschheit, der den kleinen Prozentsatz der Glücklichen ausmacht, die tatsächlich eine erfüllte, lange Ehe führen, gegenseitigen Respekt und Liebe spüren und aneinander hängen. Im Fokus steht hier die andere Situation, in der man sich innerhalb seiner Partnerschaft in der Sklaverei befindet. Nun, die Freiheit kann auch gleichbedeutend mit Einsamkeit sein. Um Freiheit zu erlangen, muss man also evtl. Einsamkeit in Kauf nehmen.

 

E.A.: Oder andersrum: Durch Einsamkeit erlangt man Freiheit.

 

- Ganz genau. Es gibt Dinge, deren Preis sehr hoch ist. Ich werde die Bestandteile dieses Preises aufzählen. Erinnern Sie sich an die Phrase aus der Jelzin-Ära: „Jeder bekommt so viel Souveränität, so viel Freiheit, wie er verträgt.“ So passiert es manchmal, dass ganze Länder, ganze Zivilisationen zugrunde gehen, da sie die hohe Last der nicht eindeutigen Freiheit nicht tragen können. Auch bei den Juden, die von Moses durch die Wüste geführt wurden, gab es Stimmen, die sagten: „Lasst uns in die Sklaverei zurückkehren, man wurde zumindest dreimal täglich gefüttert.“

Hungernd und frierend frei sein oder satt sein, dabei der Gefahr ausge- setzt, für eine Suppe getötet, verkrüppelt, verstümmelt, missbraucht zu werden - Entscheidungssache.

 

E.A.: Es hängt also alles davon ab, was die Alternative zu dieser Einsamkeit wäre. Wenn die Möglichkeit besteht, stattdessen etwas zu unternehmen, mit jemandem zusammen zu sein, irgendwohin zu fahren, etwas Neues für sich zu entdecken, dann ist es etwas anderes als wenn man keine derartige Perspektive hat und es vielleicht wirklich besser wäre, das schlechte aber gemeinsame Leben zu leben.

 

- Eine sehr schwierige Entscheidung. Im Kern gibt es immer ein Motiv. Dieses Motiv trägt die Hoffnung auf die Erfüllung des Gewünschten, Begehrten, Geträumten. Es kommt aber auch vor, dass die Begierde, neue Begegnungen, die neue Arbeit, neue Freunde oder das neue Land in einer kompletten Enttäuschung resultieren. Solche Fälle gibt es zu- hauf. Niemand weiß, was uns am Ende erwartet. Das macht unser Lеben besonders, einmalig und lehrt uns, jeden Tag wertzuschätzen, denn er wird sich niemals wiederholen lassen. Wenn der Mensch in der Lage ist, sein Leben im Kontext dieses philosophischen Konzepts zu sehen, wird er die Zukunft nicht als grau und bewölkt ansehen. Denn das, was wir haben, ist das, was wir jeden Tag haben. Es wird alles so sein wie es sein soll. Punkt. Auch wenn es anders kommt. Deswegen komme ich zum Ausgangsgedanken, zu dem gewaltigen Phänomen, das gegenwärtig wahrhaftig die Aufmerksamkeit der zivilisierten Welt vereinnahmt.

 

Der Gedanke ist sehr vielschichtig, missverständlich, weit verbreitet und hat seinen ganz besonderen Ursprung. Nehmen wir eine Gestalt, die mir spontan in den Sinn kommt, die des Protagonisten Dersu Usala aus dem Film „Usala, der Kirgise“. Im Großen und Ganzen ist das ein einsamer Mensch, der mit den Bäumen, mit Tigern, der Natur kommuniziert und unter jedem Busch ein Nachtlager, eine Behausung, Nahrung, ein Nachtlager findet. Aus der Sicht eines Stadtbewohners scheint er wirklich ein einsamer, verlorener und verrückter Greis zu sein. In Wirklichkeit ist es die Tiefe seines fantastischen Innenlebens, welche sich mit der äußeren Erscheinung der Einsamkeit nicht in Zusammenhang bringen lässt.

 

Alleine in der Taiga ohne alles. Die gleiche Gestalt wie die des Robinson Crusoe, der, bis Freitag auftauchte, vollkommen allein war, mit nichts um sich herum. Dieser Mensch, der dank der seines reichen Innenlebens nicht einsam war, hatte sein Leben so eingerichtet, dass er mehrere Jahr zehnte auf der einsamen Insel verbringen konnte. Man kann im Zentrum des Geschehens sein, z.B. als Abgeordneter, aktiver Politiker, doch auch ein über die Maßen kommunikativer Mensch, der alle möglichen Kanäle wie Internet, Telefon usw. nutzt, kann sich im Grunde doch völlig einsam fühlen. Die Tatsache, dass die äußere Erscheinung der Einsamkeit manchmal nicht dem entspricht, was eigentlich der Fall ist, möchte ich unterstreichen sowie die, dass alle Attribute eines aktiven, kommunikativen Lebens vorhanden sein können und man trotzdem einsam, unverstanden und vom Leben tief enttäuscht ist.

 

E.A.: Es ist üblich, dass man einen Menschen, der allein ist, tröstet. Dabei kann es sein, dass es ihm schlecht geht weil er krank ist, und nicht, weil er einsam ist.

- Ganz genau, er könnte sich ansonsten sogar recht wohl fühlen. Deswegen sage ich es noch einmal: Es ist eine Erscheinung, über die man nur konkret reden und Schlüsse ziehen kann, wenn die Details studiert wurden. Also nachdem man den konkreten Menschen, den konkreten Fall und die konkrete Situation genau kennt. Und man darf nicht den größten unserer Fehler begehen, alles auf einen Nenner zu bringen. Deswegen versuchen wir lediglich, den Vorhang, hinter dem sich eine Vielzahl von Sphären des menschlichen Lebens verbirgt, etwas zu lüften und ein solch ernstes philosophisches Thema wie das Alleinsein bzw. die Einsamkeit wenigstens anzuschneiden.

E.A.: Das spricht alles dafür, dass der Mensch selbstgenügsam sein muss, sein eigenes „Ich“ kultivieren oder wie man so (un)schön sagt: sich selbst lieben muss. Es ist nicht besonders einleuchtend, was es heißt, sich selbst zu lieben. Bedeutet es etwa, dass man sich mit Klei- dung und Schmuck eindeckt oder ständig danach strebt, zu entspan- nen und sich zu vergnügen? Es stellt sich heraus, dass der Mensch neben Familienleben, Sorgen, Arbeit usw. das innere Gefühl der ei- genen Persönlichkeit pflegen muss. Einsam kann jedermann werden. Jederzeit.

- Zweifellos. Das ist der Kern. Denn jedermann gebietet über sein eigenes, ganzes, einziges, einmaliges und unermessliches Universum. Manche finden den Sinn des Lebens darin, sich zugunsten anderer restlos aufzuopfern. Im Gegensatz zu ihnen gibt es diese Vampire, die davon leben, ihren Mitmenschen so viel Energie wie möglich zu stehlen. Wir reden aber über etwas anderes. In jedem von uns steckt tatsächlich eine riesige innere Welt und ein einziges unverwechselbares „Ich“. Ich meine damit nicht die Ebene des Egoismus´. Zu lernen, mit sich im Reinen zu leben, nach dem Einklang zwischen Geist und Körper sowie zwischen dem Geist, dem Körper und der Außenwelt zu streben, ist wahrscheinlich das Begehren der ganzen Menschheit, der Stein der Weisen.

 

Nicht von ungefähr entsagen herausragende Weise dem irdischen Rummel. Ein Brillant ist für sie nicht etwa das, was von irgendwem in eine Fassung gesetzt wurde und funkelt, sondern ein Gedanke, ein Wertesystem, das ein Leben mit der richtigen Bewertung des eigenen Innenlebens und dessen Relation zu dem, was geschieht, ermöglicht. Wir reden also über die Harmonisierung unseres Inneren mit der Außenwelt. Manch einer findet diese Harmonisierung im Alkohol, wird zum Alkoholiker und rennt vor den Problemen davon, ein anderer findet sie in der Religion, indem er sich in die Lehren vertieft ohne jedweden kritischen Gedanken zuzulassen. Manche stellen eine Ideologie auf und beginnen reihenweise Frauenherzen und –körper zu erobern. Andere beginnen Schmuck oder Autos zu sammeln usw. Jeder hat seine eigene Methode der Harmonisierung. Doch nicht einmal 10 Schlitten der prestigeträchtigsten Marken machen den Menschen glücklicher, weil man sie bezahlen, volltanken und pflegen muss. Der Bettler auf der Straße wird niemals den Vermögenden verstehen, der seinen Fuhrpark hegt und pflegt.

 

Es gibt Dinge, die die Harmonisierung begünstigen, man kann die Harmonie aber auch das ganze Leben lang anstreben und niemals erreichen. Es gibt Menschen, die ihren Lebensweg, diese Brücke, die die Verbindung zwischen dem Inneren und der Außenwelt herstellt, finden; ohne jegliche Elemente von Selbstzwang bzw. Zwang von außen kommt es zu dieser besonderen Resonanz. Vielleicht gehören zu dieser Kategorie die jenigen Glücklichen, die bei aller Unvollkommenheit und Oberflächlichkeit unserer schwierigen Welt all das, was für sie wertvoll ist, bereits in sich tragen.

 

E.A.: Wäre es richtig zu sagen, dass all dies Menschen in der Emigration in besonderem Maße betrifft?

 

- Auf jeden Fall.

 

E.A.: Wenn der Mensch sich seiner inneren Welt, die er mitgebracht hat, bewusst ist, müsste es doch leichter für ihn sein, weil sie ihn stabilisiert.

 

- Ja, wenn nicht bloß der Keimling sondern auch die fertige Muttererde vorhanden ist und wenn diese Erde kultiviert wird. Dann trägt sie auch Früchte. Die Emigration ist eine gewichtige Erfahrung. Dabei versuchen wir, die eigene Sprache nicht zu vergessen, wir sind nämlich Träger bestimmter kultureller Werte, die uns, ohne diese bewerten zu wollen, geläufiger sind. Sie sind für uns verständlicher und stimmiger. Indem wir sie schützen, bewahren wir auch unsere persönliche Integrität.

 

Es gibt eine Menge Menschen, die nach illusorischen Idealen strebten. Ich will noch einmal betonen, hier keine Gleichmacherei betreiben zu wollen. Es gibt Ausnahmen. Ausnahmen, die die Regel bestätigen und Ausnahmen, die krass erscheinen, die man einfach berücksichtigen muss. So gibt es z.B. Frauen, die hierherkommen und um jeden Preis ver- suchen, sich zu etablieren, indem sie einen Vertreter der „anderen Welt“ heiraten. Nach einiger Zeit stellt sich heraus, dass sie eine ganz ande- re Herangehensweise haben, was Geld, Haushalt, Intimität oder Kinder betrifft. Sowohl einen Menschen so sehr zu lieben, dass man ihn samt seiner gesamten Welt akzeptiert, als auch sich seinen eigenen Lebensraum zu erkämpfen ist oftmals sehr schwierig. Der Kampf um den eigenen Lebensraum lässt Konflikte entstehen. Es gibt Verhaltensweisen, die nicht angebracht sind, weil sie einfach fremd sind und schon geht es los. Im Endeffekt ist man verbittert und enttäuscht, die Hoffnung stirbt. Das betrifft auch unsere Kinder und unsere Eltern.

 

Ein sehr ernstes Thema, das keinen Anfang und kein Ende hat. Die Ursprünglichkeit, deren Träger wir heute sind, sollte trotz unterschiedlicher Sprachräume, mentaler Zugehörigkeit und religiöser Auffassung, finde ich, nicht bewusst unterdrückt werden. Wir sind Träger von Werten, die über Generationen an uns weitergegeben wurden. Wir haben nicht vor, in unserer Entwicklung, deren Vervollkommnung keine Grenzen kennt, stehenzubleiben. Doch wenn der oben beschriebene Keimling unüberlegt in die Wüste oder in ein Land ewiger Kälte verpflanzt wird, lässt sich leicht ausmalen, was damit geschieht.

 

Deshalb tun wir das, was wir tun, wir kommunizieren, suchen Menschen, die uns geistig ähneln, deren Mentalität der unseren entspricht, suchen nach Berührungsfeldern, die uns gegenseitig bereichern, nähren und in dieser unruhigen Welt Halt geben. Ich wiederhole: für manche ist es die ewige Kostbarkeit der Familie, für andere sind es Freunde, die geliebte Arbeit, Kinder, Eltern.

 

Und es ist wunderbar, dass die Welt so uneindeutig und vielschichtig ist, denn wenn wir Neues erkennen, in unbekannte Welten vorstoßen und unbekannte Systeme durchdringen, bereichern wir unser Inneres, erweitern unseren Horizont, werden geduldiger und interessanter. Wie so oft führte uns ein scheinbar banales Thema - die Einsamkeit - zu unwahrscheinlichen, neuen Ideen.

 

(Fortsetzung folgt)

 

Бывает ли старость веселой? - Цикл "Мы в эмиграции. Беседы на личные темы. Глава 3."

"Мы в эмиграции. Беседы на личные темы." Глава 2. Вместе или врозь?

Цикл "Мы в эмиграции. Беседы на личные темы": Глава 1. Самооборона

 

 

"Русское поле"

 

"Без эмоциональной вовлеченности в окружающее, в происходящие вокруг события существовать невозможно. Но есть очень тонкие грани, которые переходить опасно. Стоит сделать один поверхностный, необдуманный шаг - и можно оказаться в совершенном зазеркалье, которое заранее даже трудно себе представить..."
Продолжаем публикацию цикла «Мы в эмиграции...» - разговор журналиста с психологом: семейные отношения, любовь и расставание, страхи и тревоги, конкуренция на работе, игровая зависимость, наркотики, одиночество, ностальгия...

Страница 2 из 3

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать последние обновления

Russkoepole