Казачий Круг прошел в Изерлоне

Родительская категория: Новости Автор: Александр Минх Просмотров: 6586

В последний день мая 2014 года, солнечным весенним утром, на лесной лужайке близ небольшого немецкого городка Изерлона, расположенного на севере региона Зауэрланд, стали появляться легковые машины с мужчинами, одетыми в шаровары с лампасами, черкески и папахи. Это были казаки. Их было много, некоторые с семьями, женами и детьми.

Звучала русская речь, веселый смех, звуки гармони, песни. Это казаки Международного союза казачьих организаций Германии, зарегистрированного в городе Бонне собрались, чтобы провести казачий Круг и бивак.

Вместе с ними приехал православный священник Даниил Сайфутдинов, насельник Свято-Георгиевского мужского монастыря, в Гётшендорфе.

У ворот палаточного городка гостей встречали казачий генерал Сергей Герман и атаман станицы Изерлон подхорунжий  Анатолий Половков.

Все казаки знали друга по именам. Жали другу другу руки, троекратно обнимались. С первого же взгляда было видно, что собираются не просто знакомые люди, а близкие друзья, знающие друг друга уже много лет.

- Доброго здоровья, батька атаман! -  Обращается к казачьему генералу рослый крепкий казак с гармонью.
- Слава Богу, Ванюша! - Отвечает Сергей Герман. - Как сам? Как Лена? Сыновья? Не озороуют?
- Всё в порядке батька, - отвечает казак. -  Жена на хозяйстве. Сыновья на службе.

Это был один из старейших атаманов общины, войсковой старшина Иван Бёзгерц. Человек героической и трагичной судьбы. Родился в Таджикистане, где его родители оказались не по собственной воле, а благодаря страшному сталинскому указу, когда с берегов Волги в одночасье были высланы десятки тысяч семей советских немцев. Долгие годы в памяти того поколения оставались десятки эшелонов, состоящие из телячьих вагонов и забитые людьми, направляющиеся в заснеженную Сибирь, голые, холодные казахстанские степи, пыльные таджикские и узбекские аулы.

Жизненное колесо совершило полный оборот, и через пятьдесят лет Иван Бёзгерц снова оказался человеком без Родины, когда оставив за спиной политую потом и кровью уже ставшую родной землю, уезжал в Германию под грохот автоматных очередей.

В Германии семья Ивана Бёзгерца нашла наконец всё то, чего его лишили сначала Сталин, а потом, предавшие миллионы русскоязычных соотечественников, Михаил Горбачёв и Борис Ельцин. Именно эти правители бросили своих граждан в объятых пламенем гражданской войны среднеазиатских республиках. Семьи сотен тысяч переселенцев получили кров, душевный покой, веру в то, что отныне в их жизнях будет всё хорошо.

Живя в Германии Иван построил дом, посадил сад, вырастил сыновей, которые служат в бундесвере. Но всё же он не забыл свою старую родину, землю где жили его отцы и деды. Он организовал казачью станицу, и теперь помогает российским и украинским детям книгами и игрушками.

Тем временем к атаманам подошла молодая женщина. Сдержанно поздоровалась.

Казаки по настоящему обрадовались ей.

- Молодец Виктория, что приехала. Рассказывай, что у тебя нового? Как дети? Муж не вернулся?

Муж Виктории год назад запил и ушёл из семьи. Распалась когда-то дружная семья. Случилась трагедия, каковых к сожалению очень много на земле.

Казачка отвечает: "Дети со мной. Приехали посмотреть на казаков. Полгода ждали встречи, как праздника. А муж, пусть будет счастлив. Зла на него держу."

Атаманы вздыхают. - Да-ааа! Беда! Был бы твой муж казаком, всыпали бы ему плетюганов, чтобы хоть через мягкое место прибавилось ума в голове. Но тут уж ничего не попишешь. Держись!

Пока женщины вместе с Еленой, женой атамана станицы варили казачий кулеш и накрывали столы, казаки построились на молебен.

С незапамятных времен казаки служили не только Отечеству и казачеству, но и  были ещё и послушными сыновьями Православной Церкви.  Ни одно доброе дело у них не обходилось без молитвы. Даже на войне казаки находили время, чтобы обратиться к Богу.

Прозвучала команда: «На молитву, шапки долой!»

Казачий священник отец Даниил прочитал молитву, освятил казачьи знамёна, окропил собравшихся святой водой и произнёс проповедь.

После завершения молебна выступил атаман казачьей общины Сергей Герман. Зачитал праздничный приказ, вручил молодым казакам, принявшим присягу, погоны. Те кто отличился на казачьей службе получили знаки отличия и подарки.

Николая Семёновича Энгеля, атамана группы пластунов или пеших разведчиков, отметили медалью «За службу в спецназе», войскового старшину Ивана Бёзгерца наградили боевым кинжалом. Получили очередные чины Олег Сафин, Дмитрий Шелякин, Виктор Турченко.

Потом начались выступления пластунской группы. Казаки, под руководством Николая Энгеля и полковника Владимира Зубарева демонстрировали приёмы рукопашного боя, стреляли по мишеням из луков и пневматических винтовок.

По-настоящему были счастливы дети. Никогда ещё им не удавалось попасть на такой праздник, где бы отцы показывали сыновьям, как разбирается оружие, учили стрелять, разжигать костёр и охотиться в лесу.

Все мероприятия снимал на плёнку профессиональный фотограф Евгений Церр.

- Это для истории! - Смеётся Евгений. - Лет через пятьдесят уже правнуки будут рассматривать наши фотографии и гордиться, что произошли от казаков.

После спортивных состязаний  все уселись за накрытыми столами. Жёны казаков постарались на славу. Длинные столы были празднично покрыты скатертями, уставлены вазами с фруктами, посудой с едой и настоящим русским самоваром.

Начался неспешный разговор, сдобренный казачьей шуткой, добрым юмором. Сначала казаки обсуждали, как будут жить дальше. Что необходимо изменить, наладить, построить.

После того, как разрешили все насущные житейские вопросы сами собой из души рванулись слова песни:

- Когда мы были на войне...

Запевали Анатолий Половков и Иван Бёзгерц. Было заметно, что хотелось им выплеснуть из себя пережитое, рассказать всем о том, что они чувствуют. Как птица взлетели вверх их хриплые голоса.

- Когда мы были на войне!..
- Там каждый думал о своей любимой или о жене, - подхватили все .

И десятки голосов несли пронзительные слова казачьей песни через лес, по полям и лесным тропинкам. Казалось, что эти сильные и мужественные люди хотят докричаться, донести слова любви и своей нестерпимой боли до своих станиц, до родной земли, любимого Тихого Дона.

А Половков Анатолий уже выводил:

Я только верной пули жду, Я только верной пули жду,
Чтоб утолить печаль свою, И чтоб пресечь нашу вражду.

Когда мы будем на войне, Когда мы будем на войне,
Навстречу пулям полечу, На вороном своём коне.

Но только смерть не для меня, Да, видно, смерть не для меня,
И снова конь мой вороной Меня выносит из огня.

Закончилась песня. Сергей Герман вышел из-за стола, оглядел присутствующих, поклонился. - Спасибо вам мои дорогие! За то что собрались, за песню вашу душевную!

Я улучаю момент, и спрашиваю Сергея Герман о том, как относятся казаки, проживающие в Германии к теме сегодняшних российско-украинских противоречий.

- Никак не относятся! - Коротко и жёстко отвечает казачий атаман. -У нас нет никаких российско- украинских противоречий, как нет ни российско- германских, ни российско-казахских или российско-израильских. Эти противоречия придумывают неумные и подлые политики. Должен сказать, среди казачьих атаманов тоже присутствуют такие политиканы, желающие ловить рыбу в мутной воде. Но народ не безмолвное быдло. Рано или поздно люди разберутся, кто им друг, а кто враг и сметут как мусор, всех тех, кто стравливает народы.

Германию трудно удивить казаками. В тяжёлые годы гонений на казаков советской власти, когда убивали лишь только за то,  что сыны Дона, Кубани, Терека и других казачьих земель не отказывались от своего казачьего звания, многие казачьи семьи находили приют именно на гостеприимной немецкой земле.

Здесь жил и творил известный казачий генерал и знаменитый писатель Пётр Николаевич Краснов. Именно в Германии он написал  свои пронзительные книги- «От Двуглавого Орла к красному знамени», «Опавшие листья», «Единая неделимая», «Все проходит», «Понять - простить», «За чертополохом», «Цареубийство».

Казачья тема неисчерпаема. Я могу говорить о ней часами, сутками. Люблю казачью жизнь, быт, обычаи. Обожаю читать и перечитывать казачьих писателей- Михаила Шолохова, Фёдора Крюкова, Анатолия Калинина. Обожаю стихи своего друга, донского поэта Евгения Меркулова.

Я спрашиваю  казачьего генерала, не пробовал ли он сам написать, что либо о казаках?

- Кто вам сказал, что не пробовал. - Сергей смеётся. - Пробовал, писал и даже издавался. Между прочим я, ведь ещё и член Союза писателей России. Много пишу и публикуюсь как в России, так и в Германии. В этом месяце в Московском издательстве «Вече» вышел мой роман о казаках, под названием «Обречённость». Скоро он появится в розничной продаже, но уже вовсю гуляет по интернету. Этот роман затрагивает самые трагичные для казачества годы - период Гражданской войны и Великой отечественной войны, когда казачество вновь разделилось на белых и красных. Тогда часть казаков воевала в РККА, другая часть, не менее значительная в 15-м казачьем корпусе СС, под командованием генерала фон Паннвица.

Сейчас я работаю на следующим романом о казаках «Казачьего стана», подло выданных советскому правительству в австрийском городе Лиенце.

Роман называется «Затмение» и скажу вам честно, что идёт он очень тяжело, потому что пишется наверное не чернилами, а кровью. Слишком уж это горькая и болезненная тема. Тема изгнания, смертей, крови, предательства.

Темнеет. На казачий лагерь спускаются сумерки. Часть казаков разъезжается. Над палатками струится дымок затухающего костра.

Отдыхающие и прогуливающиеся жители немецкого городка с интересом прислушиваются к словам песни, плывущей над лесом и полями:

Не для меня придёт весна,
Не для меня Дон разольётся,
Там сердце девичье забьётся
С восторгом чувств – не для меня.

А мне вспоминаются слова казачьего атамана, Матвея Платова.

"Пусть всегда будет благословенна Богом та земля, где живут казаки. Благословенна и счастлива!"

Александр Минх,
хорунжий атаманского взвода МСКО

***


Позиция автора может не совпадать с позицией редакции.