К.Бенедиктов: США загнали себя и Россию в ситуацию, когда уступки воспринимаются как капитуляция (интервью)

Родительская категория: Общество Автор: Игорь Шенгальц Просмотров: 843
Кирилл Станиславович Бенедиктов – российский писатель, политолог, историк, публицист, лауреат множества литературных премий. Автор книги "Черный лебедь. Политическая биография Дональда Трампа".

 

По роману К.Бенедиктова "Завещание ночи" был снят одноименный сериал, режиссером которого стал Сергей Жигунов. Несколько лет Кирилл Бенедиктов работал главным редактором портала "Русская idea".

 

Игорь Шенгальц взял интервью у Кирилла Бенедиктова перед самыми выборами в Германии, и теперь можно сравнить прогонозы и итоги.

 

Игорь Шенгальц: Кирилл Станиславович, в последние годы вы отошли от художественной литературы и занялись, помимо прочего, работой над биографиями ведущих мировых политиков.

 

 

Ваша книга «Черный лебедь. Политическая биография Дональда Трампа» выдержала уже несколько переизданий. Причем, написали вы ее еще до того, как Трамп стал президентом. В тот момент он являлся достаточно одиозной фигурой, в резкое возвышение которой мало кто верил. Как и в Марин Ле Пен, о которой вы так же написали книгу с весьма говорящим названием «Возвращение Жанны Д´Арк».

 

Чем обусловлен такой ваш интерес к политическим лидерам с сомнительными шансами на успех?

 

Кирилл Бенедиктов: Как модно говорить в интернетах, «во-первых, это красиво». Подавляющее большинство современных политиков — люди благонамеренные, но абсолютно ничем не выдающиеся. «С харизмой половой тряпки», как сказали однажды про одного уважаемого чиновника Евросоюза. Они, конечно, все очень взвешенные, очень политкорректные, и безмерно скучные. Девиз их позаимствован у Молчалина из комедии Грибоедова «Горе от ума» - «умеренность и аккуратность».

 

История таких персонажей забывает на следующий день после их ухода с поста, книг о таких не пишут, а фильмы если и снимают, то никто их не смотрит. Все по-настоящему выдающиеся исторические личности — Александр Македонский, Наполеон, Ганди, список можно продолжить — были нарушителями установленных законов и правил — тем и интересны.

 

Возьмите ту же Жанну Д´Арк — крестьянская девчонка явилась к дофину, заставила его поставить ее во главе армии, разгромила англичан, спасла Францию... По сравнению с этим даже кульбит Трампа, шагнувшего в Белый дом прямиком из студии шоу «Кандидат», выглядит довольно блекло. Но — какое время, такие и герои.

 

Дональд Трамп, как человек, бросивший вызов системе и пытающийся с нею бороться — хотя последнее время система явно побеждает — конечно, герой нашего времени. И о нем еще будут писать книги, я уверен. Может быть, и я еще обращусь к его истории — посмотрим.
 

И.Ш.: Если история Трампа стала сенсацией, то у Ле Пен пока что, ничего не получилось. Как многие говорят, не получилось вполне закономерно. Европа, хотя и находится на гране внутреннего кризиса, но еще держится «на плаву».

 

Наплыв мигрантов резко поднял шансы на успех «левых» партий, но, как видно, точка кипения еще не достигнута. Люди, хоть и не скрывают своего недовольства, но голосуют за более привычные им традиционные партии с менее радикальными настроениями. Как вы считаете, ситуация изменится в ближайшее время?

 

К.Б.: Ситуация, по идее, должна была уже измениться — наплыв беженцев давно перешел границы разумного, а лидеры ЕС — и в первых рядах г-жа бундесканцлер Меркель — говорят о том, что готовы гостеприимно распахнуть двери перед новыми толпами мигрантов.

 

Но ничего не меняется — европейцам слишком давно промывают мозги паладины толерантности и мультикультурализма. И, кстати, не соглашусь с вами насчет левых — они-то как раз разделяют либеральную концепцию «мира без границ» и стирания всяческих национальных и цивилизационных различий.

 

Надежда была на правых — но после единственного серьезного успеха в Великобритании (Брексит) натиск правоконсервативных сил был остановлен в Австрии, затем в Голландии и во Франции.

 

Думаю, и в Германии правым еще долго придется объяснять избирателю, от какого зла они его защищают, прежде чем они получат достойное представительство в Бундестаге. Хотя, к большому недовольству либералов, правые евроскептики с каждым годом получают все большую поддержку избирателя.
 

И.Ш.: 24 сентября пройдут всеобщие парламентские выборы в Германии, на которых решится, останется ли Ангела Меркель в кресле бундесканцлера на новый срок или ее пост займет кто-то другой. Каковы ваши прогнозы?

 

К.Б.: Думаю, Меркель удержится у власти и на этот раз. Разрыв с СДПГ слишком велик — по последним опросам, около 15%. И Шульц, при всех его достоинствах, вряд ли может составить ей серьезную конкуренцию.

Это мог бы сделать Штайнмайер, но его вовремя и очень технично сделали президентом ФРГ. Так что с госпожой Меркель придется иметь дело и недолюбливающему ее Трампу, и Путину, с которым у нее тоже непростые отношения.


 

И.Ш.: Перейдем от Европы к России. Уже в марте 2018 года пройдут выборы президента РФ. Нет сомнения, что если Путин примет участие в выборах, то победит.

 

Но так же многие говорят о том, что возможен некий компромисс с Западом. В случае, если Путин не выдвинет свою кандидатуру на этот пост, то большинство санкций с РФ будут сняты (даже, если пост займет кто-то из его сторонников).

 

Как вы считаете, возможно ли такое развитие событий?

 

К.Б.: Такой вариант считаю крайне маловероятным. Да, в российской политической элите есть влиятельная группа, которая очень хотела бы повторения ситуации 1999 г., когда Борис Ельцин сообщил «дорогим россиянам»: «Я устал, я ухожу», и назначил преемником молодого и энергичного премьера Владимира Путина.

 

И, конечно, такой вариант будут приветствовать США — но санкции, скорее всего, не снимут и даже не ослабят. Зачем? Ведь это весьма действенный инструмент давления на Москву, и отбрасывать его было бы нерационально — особенно, если противник сам идет на уступки.

 

В этом-то и все дело: своим нежеланием идти на компромиссы США сами загнали и себя, и Россию в такую ситуацию, где односторонние уступки будут восприниматься как предательство или капитуляция.

Поэтому Трамп — при всем желании — не может отменить санкции, а Путин — даже если у него такое желание и возникает — не может уйти с поста президента.

 

И если ситуация не изменится кардинально — а предпосылок к этому пока не видно — он будет вынужден оставаться на этом посту едва ли не пожизненно. Просто потому, что любой другой вариант будет рассматриваться противником как капитуляция масштаба 1991 года.

 

И.Ш.: Кирилл Станиславович, отходя от политических тем, не планируете ли вы в ближайшее время вернуться к литературе, к фантастике? Новые книги вашего цикла «Война за Асгард» многие ждут с нетерпением уже много лет.

 

К.Б.: На этот вопрос лучше всего ответить лаконично — чтобы не сглазить. Планирую, и не только к фантастике, но и в художественную литературу вообще. И да, продолжение «Войны за «Асгард» - в первоочередных планах.

 

А вот что касается сроков, тут ничего конкретного сказать не могу. «Войну» я писал два года — скорее всего, продолжение потребует сравнимого времени. Впрочем, как говорится, война план покажет.

 

Беседовал Игорь Шенгальц

 

"Русское поле"

 

 

 

Затраты на реализацию проекта "Русское поле" частично покрываются за счет денежных средств, предоставленных фондом "Русский мир"