Интервью с Т.Куштевской: "Помните, Россия была когда-то самой читающей страной..."

Родительская категория: Общество Автор: Мария Хаванова Просмотров: 2228

Татьяна Куштевская - писательница, живущая в Германии много лет и публикующая на немецком языке книги о России и о русских за границей. Автор "Русского поля" Мария Хаванова рассказала о творческом пути писательницы и провела с ней интервью. 

Возможно, мнение Т.Куштевской по некоторым вопросам покажется спорным нашему читателю - присылайте ваши комментарии, которые также будут опубликованы. Пишите на адрес: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

"Но здесь, в эмигрантской среде наблюдаю у многих демонстративный разрыв c cоотечественниками, со всем русским. Этого "русского" в себе стесняются и общение на чужбине с русскими не приветствуется, так как якобы это наносит урон социальному статусу русского человека на чужбине. А ведь ничего подобного нет в диаспорах греков, итальянцев, вьетнамцев, корейцев. И немцы тоже не стесняются друг друга, если им выпадает жить вне родины..." (Т.Куштевская).

Мария Хаванова:

- Как всегда, готовясь к интервью, я подготовила несколько вопросов и приготовилась задавать их в той очередности, как они были у меня записаны в блокноте. Но встреча с писательницей Татьяной Куштевской приняла характер не формального интервью, а увлекательной беседы, простого разговора о горестях и радостях, о творчестве и о любви.

Татьяна рассказывала то о себе, о своем жизненном пути, то о героях своих книг, то об интересных встречах. Но в каждом таком эпизоде ее рассказа красной нитью прослеживался характер творческого, интеллигентного, увлекающегося человека.

Татьяна Куштевская родилась в Туркменистане, в оазисе посреди пустынь. Но жизнь уготовила ей много дорог, много путешествий. Скоро семья переехала на Украину, где Татьяна ходила в школу и начала писать стихи. Однако отец посчитал сочинение стихов неподходящей профессией, и Татьяна поступила в музыкальное училище. Теплая и благодатная Украина когда-то наскучила молодой девушке, все казалось слишком знакомым, как проторенная дорога. Татьяна мечтала о дикой природе, о неосвоенных землях... и уехала на север, в Якутию, мечтая встретить нам настоящего охотника. Там она работала учительницей музыки в школе. Но как творческий человек, она всегда искала новых впечатлений, и в длинные школьные каникулы она отправлялась путешествовать по Сибири.

Кто-то привозит из путешествий фотографии, кто-то сувениры, Татьяна Куштевская после каждого путешествия пополняла свою записную книжку новыми кулинарными рецептами народов Cибири. Далеко в Сибири нет ресторанов или бистро на стоянках. Но всегда можно получить ночлег и еду у местных жителей. Поэтому Татьяна записывала не только рецепты, но и истории тех людей, которые ее угощали. Через много лет из этих записок получилась уникальная книга «Кухня Сибири».

Уникальность ее в том, что она содержит рецепты кухни алтайцев, якутов, бурятов, эвенков, чукчей, эскимосов, ненцев, селькупов и других народов Сибири и Крайнего Севера, а кроме этого пословицы и традиции этих народов. Это настоящая находка для тех, кто любит блюда из мяса и рыбы, однако есть много интересных рецептов сладостей, выпечки, салатов. Для того, чтобы испробовать эти рецепты вам не придется идти на охоту или идти в лес собирать ягоды: для большинства блюд можно найти ингридиенты в супермаркетах в Германии.

Стремление к творческой карьере у Татьяны Куштевской за годы пребывания в якутской глуши не пропадает, и она решает ехать в Москву и поступает во ВГИК на отделение режиссуры, и через несколько лет даже становится доцентом во ВГИКе.

Судьба Татьяны Куштевской складывается так, что в 1991 году она оставляет свою карьеру и переезжает в Германию. Но конечно же, творческий человек немыслим без творчества. Татьяна начинает писать в Германии книги. Герои некоторых ее книг, как например, "Russinnen ohne Russland", "Am Anfang war die Frau. Die Frauen russischer Genies" - жены и спутницы жизни знаменитых русских художников, писателей, которые часто оставались в тени своих знаменитых мужей, хотя сами были зачастую не менее талантливы. О них даже не всегда упоминают в биографиях знаменитых писателей, поэтому Татьяне не всегда легко собрать материал для книг.

И благодаря ее усилиям, судьба дарит ей интересные встречи. Например, когда Татьяна Куштевская пыталась узнать больше о жене композитора Сергея Рахманинов , ей довелось встретиться с внуком композитора и он рассказал о своей бабушке.

Другое направление ее творчества – это книги о путешествиях по России, о традициях и местной кухне. Об этом у Татьяны Куштевской есть целая серия книг:

„Transsibirische Eisenbahn“ - „Die Poesie der russischen Küche“ - „Meine sibirische Flickendecke“ - „Der Baikal“ und andere.

Найти своего читателя в Германии было непросто. После многих отказов со стороны издательств, рукописи Татьяны Куштевской попали ко Льву Копелеву, который дал хороший отзыв о ее книгах и дал им шанс. На сегодняшний день Татьяна Куштевская написала на немецком языке 19 книг и издается в издательствах „Wostok“ и „Grupello“.

- Татьяна, вы пишете о России и о судьбе русских людей, но на немецком языке. Кто ваши читатели и что вы хотите донести немецкой публике своими книгами?

- Я пишу для тех, для кого культура – воздух, хлеб насущный. Мои немецкие читатели – люди увлеченные, неравнодушные, отзывчивые – им интересно все: и биографии знаменитых женщин России, и путешествия на Байкал, и рецепты сибирской кухни... Как хорошо, что остались еще в наш компьютерный век люди, которые читают, читают в самом старомодном значении этого слова – неторопливо, вдумчиво, с полной отдачей...

Помните, Россия была когда-то самой читающей страной? Может быть потому, что когда-то это был, как выразился поэт, «ворованный воздух», некоторое сопротивление тоталитарному режиму. А после эпохи гласности интерес к книгам упал. И те кто никогда не умел читать ради эстетического удовольствия, перестали читать. В Германии книги, я имею ввиду хорошие книги – неиссякаемый источник наслаждения. Их покупали, покупают и, надеюсь, будут покупать.

До немецкого читателя хочу донести не только историю русской культуры, но и, к примеру, поэзию русской кухни. Да, есть у меня и такая книга «Поэзия русской кухни», которая разошлась в Германии сразу же после издания ее в издательстве Grupello.

- Большую часть жизни Вы прожили в России, но уже достаточно долго живете в Германии. Какие ценности повлияли на Ваш творческй и жизненный путь в России, какие в Германии?

- В мое время Россию отличало от всех других стран большая сердечность, простота общения, тесные семейные узы. Меня как человека сформировало там многое: счастливое детство (мои папа и мама прожили вместе в любви и взаимопонимании семьдесят лет!), физическое здоровье, чувство юмора («Мне уже поздно пессимистом становиться!» - сказал мой отец на своем 95-летнем юбилее – мне это близко), умение общаться. Что я понимаю под «умением общаться»? Нет, не интеллигентскую болтовню с анекдотами, а именно умение вести плодотворную, содержательную беседу. Когда-то на московской кухне моей мы стихи читали, и свои, написанные рассказы друг другу читали. Многие из друзей потом забросили это сомнительное занятие – сочинительство, но они были и остаются моими друзьями...

Какие ценности в Германии стали для меня как для человека и писателя важными? Да, истопников и дворников, в подлиннике наизусть декламирующих стихи Бодлера, среди немцев не сыщешь. Но тут есть другое. Немцы умеют без заклинаний и судорог достойно и несуетно жить сегодня. Сегодняшняя культурная жизнь Германии – своеобразная эпоха культурного ренессанса. Сотни тысяч людей на книжных ярмарках, литературные фестивали, конкурсы...

Я говорю только о том, что знаю, чем живу здесь уже 25 лет. До возникновения полноценной литературной жизни в России еще очень далеко. А здесь нет такого, чтобы целые поколения писателей остались невостребованными. Пиши, иди в издательство со своей рукописью – там внимательны и к известным, и к малоизвестным, и совсем неизвестным авторам. И, если книга интересная, талантливая, обязательно издадут! А потом разошлют по редакциям периодических изданий. Там напишут рецензии. Их прочитают и в газете, и в электронном варианте читатели – такая налаженная система! Живой литературный процесс! Я была поражена этим, когда впервые столкнулась в Германии с литературной жизнью. Ведь жизнь пишущего человека – очень одинокая жизнь. Никто не поможет тебе, как сказал один писатель, «похоронить в тексте время твоей жизни талантливо, если ты сам сделать этого не в силах...Книга – как могильник, как одиночное погребение. Время, закопанное в тексте со всеми чувствами – радостью, злостью, восторгом или усталостью...»

Для меня система книгоиздания в Германии – чудо! Не перестаю сокрушаться, что в России все это недостаточно налажено…

- На мой взгляд одна из особенностей писательской деятельности – это умение замечать тончайшие черты характера людей, особенности менталитета групп людей...В связи с этим хочу спросить, можете ли Вы называть общее и различное между немцами и русскими? Вопрос, конечно, очень широкий, но может быть, вам что-то придет на ум именно из Вашего личного опыта?

- Первое различие, которое сразу же бросается в глаза – это отношение друг к другу. Вот что я имею в виду. Надо пояснить. Я, например, связана с Родиной, как дерево со своей корневой системой. Разрушь корень – разрушится личность. Я это понимаю и чту свои корни. Но здесь, в эмигрантской среде наблюдаю у многих демонстративный разрыв c cоотечественниками, со всем русским.

Этого «русского» в себе стесняются и общение на чужбине с русскими не приветствуется, так как якобы это наносит урон социальному статусу русского человека на чужбине. А ведь ничего подобного нет в диаспорах греков, итальянцев, вьетнамцев, корейцев. И немцы тоже не стесняются друг друга, если им выпадает жить вне родины. Наоборот! Все гордятся сплоченностью своих общин в другой стране, все гордятся сплоченностью своих общин в чужой стране. Все дружат и поддерживают друг друга...

Я долго думала, что это такое с русскими происходит? И поняла – это же клеймо советского воспитания. Оно поощряло безродность, культивировало некую беспородность. Обрывались семейные хроники: не дай Бог обнаружить в своей родословной «белогвардейскую сволочь», «буржуев» или «купца-кровопийцу». Все оборвано, растоптано, забыто – гордиться, мол, нечем! А другие народы помнили и помнят, чтут свою семейную историю, не стыдятся ее – гордятся! ... Может быть, поэтому русские на чужбине так стараются поскорее вжиться, прорваться, раствориться в немецком обществе, стараются, чтобы даже дети не говорили по-русски.

На днях мне довелось беседовать с врачом, бывшим горьковчанином. Он говорит: «Знаете, мы в отпуск ездим только туда, где нет русских». Меня раздражает такой снобизм: «А ты, в сущности, кто такой?» - так и хочется спросить. Я, например, сразу испытываю естественную симпатию к соплеменникам, когда встречаю из в тех же местах, которые интересны и мне: в музее «Ваза» в Стокгольме или каком-нибудь редком месте – в Сиене на Пьяцца дель Кампо во время ежегодных конных скачек – палио. Если уж мои соотечественники приехали туда, где и тебе интересно, значит, образ мыслей, желания у вас общие. И поэтому мне они симпатичны. С удовольствием общаюсь и разговариваю. «Что ты! Что ты!» - сказал мне на это бывший горьковчанин...

У русских и немцев есть одно общее – эти народы родили столько гениев, сколько не было ни у одного другого народа. Русских и немцев связывает, начиная с эпохи просвещения, столько общего, сколько, мне кажется, не было ни у кого. 

- Какие немецкие и русские писатели, художники, режиссеры вам особенно нравятся?

- Есть писатели, которые сформировали мое творческое сознание. Это Лесков, Толстой, Достоевский, Козьма Прутков, Платонов, из немецких – многие: от Гете до Ницше и Мартина Вальзера. И вообще все яркое и талантливое, что попадается мне на глаза в жизни. Особенно в юности. Я знаю по себе, что только в юности мы проживаем книги, да, именно проживаем, а потом всю оставшуюся жизнь мы их уже просто читаем... И дай Бог, чтобы племя читателей не надо было бы подольше заносить в красную книгу.

Интервью провела Мария Хаванова (август 2016 г.)


Мнения авторов публикуемых материалов может не совпадать с мнением редакции

"Русское поле"