Начинаем не с нуля...

Родительская категория: Общество Автор: Александр Смирнов Просмотров: 8790

В одном из интервью профессор А. Л. Капица хорошо охарактеризовал состояние российской науки XXI века, потенциал которой, по его словам, «стремится к нулю». Даже прекрасное положение дел в отдельно взятой научной группе, лаборатории или отделе на ситуацию в целом по стране влияния не оказывает.

Объективные показатели: число публикаций и другие годами проверенные критерии подтверждают, что «пациент скорее мёртв, чем жив». Есть в России большие учёные в физике, математике и других областях науки, но это всего лишь исключения. За последние 20 лет страну покинули тысячи учёных, только прижились в новых отечествах не все, некоторые вернулись и вновь уехать не стараются. Тем не менее среди тех, кто уехал, многие смогли приспособиться к новой среде и стать «успешными».

Само название «успешный учёный» можно трактовать по-разному. Несомненно одно – приобретённый опыт работы в других странах и лабораториях при верном подходе бесценен для России. Именно к этому опыту и обращается сейчас российское научное сообщество с просьбой помочь в восстановлении научного потенциала страны. Связь науки и бизнеса, коммерческое использование научных достижений и внедрение их в практику и является тем рычагом, которым пытаются поднять российскую науку. Более года назад несколько русскоязычных учёных, проживающих и работающих за пределами России, решили написать президенту Медведеву письмо, в котором говорилось о необходимых мерах по спасению российской науки. Несмотря на отсутствие открытой реакции на письмо, действия в этом направлении все же начались. Теме взаимодействия оставшихся в России и работающих за рубежом русских учёных был посвящён первый Конгресс русскоязычных зарубежных учёных-соотечественников, который состоялся в Берлине с 20 по 23 мая с участием представителей ведущих российских университетов, Минобрнауки и бизнеса. Чтобы пообщаться с единомышленниками из России, в столицу Германии съехались представители русскоязычной научной диаспоры из 23 стран. Основная работа проходила в клубах: Alma Mater МГУ, Физтех Сlub, Орбита МИФИ, Агитбригада ТГУ, «Лови волну» (сборная секция по теме «Участие в российских научных проектах»), Инноград…

Конгресс начался выступлениями российского посла в Германии Владимира Котенёва, министра образования и науки России Андрея Фурсенко, Специального представителя Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаила Швыдкого, главы Россотрудничества Фарита Мухаметшина и других. Исполнительный директор фонда «Русский мир Вячеслав Никонов констатировал существование глобальной общности русскоязычных зарубежных учёных, чувствующих свою сопричастность к Русскому миру, к этносу. По его мнению, на данном этапе важно организовать разумное использование учёных-эмигрантов, число которых велико, ведь только за последние годы из страны уехало 400 000 учёных.

В свою очередь ректор Московского университета Виктор Садовничий заявил, что в области возвращения учёных мы начинаем не с нуля, так как практика приглашения и даже возвращения зарубежных учёных ведётся уже давно.

Но пока возвращаются лишь немногие. Что же нужно для возвращения учёных? Прежде всего, необходимо установить тесные связи с зарубежными учёными. В России необходимо организовать восстановление научной среды и определить её финансирование. Также должны быть открыты современные кампусы и научные центры, такие, как инноград «Сколково», в которых приехавшие из Европы и США учёные смогли бы полноценно работать. И такое финансирование должно осуществляться не в ущерб существующим научным институтам. Кроме того, должны быть решены проблемы с жильём, безопасностью, пенсией тех, кто вернётся. Особенно важно признание заслуг, научных степеней, приобретённых за границей, их одобрение ВАКом.

Особое место в дискуссии о современной российской науке занимал инноград «Сколково». Он призван быть образцом инновационных научных центров, которые впоследствии должны тиражироваться по всей стране. Сама идея создания современнейшего научного центра просто замечательна и своей амбициозностью вызывает горячие патриотические чувства. Однако при обсуждении, где центр может быть построен, состоялось много дискуссий российских учёных, которые были едины в одном: что это место должно быть вдали от крупных городов (чтобы земля под строительство обошлась дешевле), рядом обязательно должен быть университет, со сложившимися научными школами, студентами и докторантами; желательно даже создавать его в наукограде, где кипит научная жизнь, так как без научной среды может получиться просто элитарный научный цех или даже фабрика. До сих пор непонятно, почему было выбрано именно Сколково, а не Дубна, Пущино, Обнинск, Зеленоград, Санкт-Петербург, Новосибирск или Томск.

Вряд ли кто-то станет спорить, что коррупция не просто поразила, а парализовала российское общество, и науку как его часть. И любая новая государственная инициатива, как бы она не была поддержана правительством, обречена на заражение этим недугом. Если не найти способа поставить коррупции надёжный барьер, все наши усилия будут напрасны. Деньги, выделенные на реформу, будут попросту украдены. Поэтому, кроме обсуждения конкретных мер, принципиально важно разработать механизм, как избежать коррупции в научных структурах. Мне кажется, интеграция в международное сообщество могла бы стать таким механизмом. Фундаментальная наука по своей природе – явление международное. Обычным делом в западных исследовательских институтах является совет директоров, группа авторитетных учёных со всего мира, которая осуществляет общее руководство работой. Мы могли бы перенять этот опыт. В институте с прозрачными финансами и международным руководством воровать гораздо труднее. По крайней мере, любая попытка коррупции сразу окажется у всех на виду.

Но складывается ощущение о превратном понимании того, как создаются и внедряются инновации за рубежом. Упрощённо говоря, пока это выглядит так, как будто проблема заключается только в финансировании и в концентрации людей в нужное время в нужном месте. Как будто можно вложить много денег, построить здания и создать какую-то инфраструктуру, собрать в ней специалистов и заинтересованных бизнесменов в некой критической массе – и всё само собой волшебным образом заработает. К сожалению, это не так. Зарубежный опыт показывает, что большинство высокотехнологичных инновационных компаний и производств в ведущих странах Европы и в США были созданы либо талантливыми одиночками, либо вышедшими из университетской среды небольшими группами энтузиастов и выросли из малого бизнеса при финансовой поддержке государственных научных грантов и венчурного капитала. Во многих случаях в этих странах новые высокотехнологичные инновационные компании основываются университетскими учёными, ведущими фундаментальные исследования и которым в ходе этих исследований посчастливилось сделать и запатентовать важные открытия, имеющие большое прикладное значение для коммерциализации. Предсказать, где и когда такие открытия произойдут, невозможно, точно так же, как невозможно создать один большой инкубатор, где эти открытия будут возникать, и один большой полигон, куда они будут стекаться и где они будут осуществляться.

Во время информационных технологий и сверхскоростного Интернета, когда распространение и обмен информацией становится возможен в любом месте, где есть доступ к Сети, такие полигоны и «силиконовые» долины и не нужны, так как «силиконовая» модель во многом уже устарела. Даже изначальная привлекательность Калифорнийской «силиконовой» долины во многом утрачена. Наоборот, огромная концентрация компаний в одном месте создала очень тяжёлые условия труда для её научно-технического персонала, которому приходится часами терять время в автомобильных пробках и платить огромные деньги за жильё. Многие компании уже давно перевели свои основные исследовательские лаборатории и производства в другие более благоприятные для работы и проживания места, оставив там только небольшие представительские офисы.

Задача же государства заключается в создании условий для развития фундаментальной науки, для облегчения получения и защиты патентов, в помощи малым предприятиям через налоговые льготы и через научные гранты.

Много интересного об интеграции зарубежных учёных в российскую научную программу было сказано представителями научной диаспоры – Дмитрием Калупиным и Дмитрием Бородиным, которые обобщили имеющийся опыт по использованию знаний зарубежных учёных для их эффективной работы в России. Следует уже сегодня, считают они, привлекать представителей научной диаспоры для независимой экспертизы российских проектов – это принесёт частичное изменение структуры российской науки и обеспечит целевое вложение средств в перспективные направления. Необходимо объяснять, что привлечение в Россию хорошо образованных, активных людей создаст благоприятный климат в обществе для развития науки.

Чем Россия может быть привлекательна и интересна для зарубежных учёных? Возможностью участия в передовых исследованиях, расширением баз данных и консультаций с учёными, живущими в России. Препятствием для этого является устарелость экспериментальной базы (отсутствие крупных экспериментов мирового уровня) и деградация институтов из-за оттока специалистов; существующий низкий уровень зарплат и недоступность жилья; неясные карьерные перспективы и социальный конфликт с учёными, живущими в России, из-за большой разницы получаемого вознаграждения.

Что же можно в этой ситуации сделать? Какие формы интеграции зарубежных учёных в национальные проекты можно ожидать? Во-первых, это реферирование и научно-техническая экспертиза российских проектов: это выгодно российской стороне (независимая оценка проектов), а для зарубежных учёных – это еще и получение материальной выгоды. Во-вторых, участие в российских проектах на временной основе: для России это привлечение интеллектуальных кадров в собственные проекты, а для зарубежных учёных – научные дивиденды: доступ к новым экспериментам и базам данных. С другой стороны, для российских учёных это облегчит попадание отечественных институтов в крупные международные проекты (что означает и участие в публикациях с хорошим индексом). Кроме того, такая возможность обеспечит интеграцию в европейские институты: это и объединение национальных институтов в европейские ассоциации по направлениям, и координирование направлений на уровне Европейского союза. При этом будет стимулироваться внутриевропейское сотрудничество: обмен учёными между институтами (будет бюджет для поездок), совместное участие в крупных экспериментах, проведение регулярных конференций и рабочих встреч. Улучшится поддержка выделенных направлений: создание межинститутских экспертных групп (Task Forces), компенсации институтам, участвующим в «приоритетных» исследованиях (Priority support), поддержка крупных экспериментов. Формой обмена учёными в европейских институтах может быть временное участие в проектах – это наиболее реальная и эффективная форма взаимодействия. Сейчас же можно говорить лишь о точечном возвращении учёных (конкретный человек на конкретное место).

Одним из самых важных достижений конгресса стало общее понимание реальности попытки привязать прикладную науку к бизнесу. То есть создание условий, при которых бизнесмены с момента начала подачи заявки на финансирование уже проявляли бы интерес к результатам исследований по предлагаемой тематике, финансирую их частично или полностью. Особое значение придавалось тому, что российская наука будет прирастать европейской молодёжью. Говоря о привлечении в науку молодёжи, имеющей высшее европейское образование и получившей дополнительное образование на русском языке, демонстрирующей отсутствие коррупционных наклонностей, свободно говорящей на нескольких языках, мы должны понимать, прежде всего, состояние русского языка, на котором представители российского научного мира и потомки русскоязычной диаспоры могли бы общаться и преподавать в России. Обсуждая связку: школа – университет – наука, мы обнаружили, что самым уязвимым звеном, где в данный момент нужна срочная помощь, чтобы предотвратить утрату второго и третьего поколения эмиграции, является слабое или недостаточное знание русского языка. Анализ проведённого при поддержке общества ИКаРуС (Карлсруэ, ФРГ) анкетирования русскоязычных классов, школ и общеобразовательных центров Европы выявил, что большая часть детей русскоязычного населения, «ассимилируется» и теряет русский язык как родной. Причин тому много, одна из них – отсутствие многоступенчатой и квалифицированной системы поддержки русскоязычного и билингвального обучения в мире.

Многочисленные дискуссии выявили существенные расхождения между представителями России и зарубежными учёными в том, как спасти положение науки в России. Один из выводов, который сделали многие участники конгресса, состоит в том, что нас так и не услышали. «Лицом к лицу – лица не увидать». Со многими представителями России мы говорили как на разных языках. Конечно, сказывается «зарубежная среда», в которой живут и трудятся представители научной диаспоры, менталитет которых существенно изменился. Работая в условиях, созданных в западных странах, учёные вживаются в местную среду, начинают жить согласно её законов и требований. И это не может не отразиться на менталитете и психике человека. Поэтому желание российских представителей видеть всё таких же своих сограждан, просто проживших на Западе какое-то время и ни чуть не изменившихся, не соответствует действительности. Вероятно, поэтому и выявилась неготовность «услышать» мнения зарубежных учёных, так как представители России готовились разговаривать со своими же российскими гражданами. Возможно, для эффективного диалога потребуется время, или переговорщиками должны быть именно уже вернувшиеся учёные или те зарубежные учёные, которые от 2 до 6 месяцев работают в России «на коротких грантах». Они могли бы выступили как «переводчики», адаптирующие совместные предложения и заявления до уровня и состояния, приемлемого обеими сторонами. По прошествии трёх недель мы так и не увидели опубликованными решения конгресса. Как будет выглядеть итоговый документ, до сих пор не ясно. Оптимальным было бы – и, вероятно, будет – продолжение активного участия всех делегатов конгресса в инициативных комитетах, редакционных комиссиях и просто дискуссиях на площадке специального портала, который планируется создать для этого на сайте Минобрнауки.

Планируется составить реестр зарубежных учёных: кто и где работает, в какой области специалист, учесть его публикации, личные сайты. Хотелось бы объединить уже существующие группы зарубежных учёных, которые проявили свою гражданскую позицию по основным вопросам. Это группа из 200 зарубежных учёных (координаторы: Андрей Серый и Андрей Старинeц, написавших президенту письмо o положении науки в России, это и группа математиков и физиков из Санкт-Петербурга, и 30 учёных, написавшихобращение о защите науки от мракобесия, число которых на сегодняшний день достигло 170 человек, это РАСА и многие другие группы. Конечно, в их подходах по основным вопросам, как помочь науке в России, есть существенные различия, которые, впрочем, не должны ослаблять открывшиеся возможности по возрождению науки в России.

Несомненно, что конгресс удался. Теперь становится ясно, как работать дальше, выявился круг активных людей. После размышлений о первых совместных контактах, результативней будут проходить следующие совместные встречи в Петербурге 24-25 июня этого года и 20-23 октября в Чикаго.

Д-р Александр Смирнов, Университет г. Эссен, Германия

Информационная служба портала «Русское поле» - www.russkoepole.de, источник: www.russkiymir.ru

 

Обсудить статью на форуме