Эмигранты и их право на самовыражение

Родительская категория: Общество Автор: Ирина Навара-Себастьян Просмотров: 6766

Эмиграция девяностых, в отличие от Брежневской волны - эмиграция экономическая, и какими бы высокими мотивами ни облекали мы принятое решение, нам не угрожала смерть или политическая расправа.

Вспомните, каким ореолом романтики и таинственности окружалось это явление в начале семидесятых, как трезво и буднично оцениваем мы это понятие сегодня. Разбросавшая нас по всему свету эмиграция, хотим мы или нет, связана с переоценкой приобретенных за многие годы понятий, особенностей и правил поведения. При всех характерных новому месту жительства особенностях, как на бытовом, так и на психологическом уровне нас объединяет одна черта – интерес к стране прежнего проживания. Не ностальгия, а именно, интерес: «Как там без нас?». Степень участия в судьбе Родины находится в прямой зависимости от длительности разлуки. Чем больше живем вдали, тем интереснее. Парадокс? Вполне объяснимая реальность на основе подачи информации современными СМИ всех уровней.

 

В частности, в стране нового проживания. Нам не вещают, с нами общаются и советуются. От нас ждут реакции и ответа. Мы превращаемся из пассивной зрительской аудитории, представленной среднестатитстическим безымянным и безликим участником интерактивного опроса, в активных и обладающих правом слова соучастников. Чувство принадлежности к судьбе страны распространяется естественным образом на Россию: это наша страна, и мы имеем на нее право.

Пошатнувшееся экономическое положение, тяжелая промышленная ситуация и мировой финансовый кризис спровоцировали раздражение и отчаяние среди жителей и граждан всех стран. Но в России это настроение усугубилось исторически сложившейся оппозицией по отношению к власти, правительству и всем, кто по привычке и в соответствии с иерархией, виноват во всех бедах. Выискивание снаружи виноватого в проблемах – неотъемлемая черта ментального российского пространства. Причину обозленности нужно искать в национальной уходящей корнями в историю непримиримости к мнению со стороны и полному отсутствие солидарности. Как бы это печально ни звучало, но русские везде друг другу враги. Все началось, как обычно - ничего не значащий светский разговор о женских безделушках перекинулся на российское пространство. Слов за слово, невольное сравнение в свете последних преобразований, и женское щебетанье по нарастающей превратилось в битву орлиц. Большинство россиян, кто ревностно и чувствительно относятся к критике свой страны бывшими соотечественниками, сходятся во взглядах и высказывают жесткую точку зрения:

Вы не имеете права высказывать мнение о России!

Я обратилась к россиянам и эмигрантам из разных стран. Послушаем же абсолютно противоположные, но очень любопытные мнения.

Алена, 30 лет. Германия.
Кто, вообще, может кому-то запретить высказывать собственное мнение? Кто может отнять у нас право голоса?

Наталья, 42 года, Россия - ее друзья:
Этим правом рапоряжаемся мы, коренные жители. Эмигрантам запрещено давать оценку России, как прошлой и настоящей, так и делать прогнозы о будушем. Вы уехали, провели черту, оставили прошлое позади. Так что вам нужно от нашей многострадальной страны? Помочь вы уже ничем не можете, а ковыряться в чужих ранах не нужно.

Леонид. 51 год. Россия - его друзья:
- С того момента, как вы уехали, вы превратились в предателей!

Длящийся вечно поединок с воображаемым соперником, непреходящее желание унизить, растоптать, ткнуть в грязь лицом является, к сожалению, одной из составляющих «патриотизма». Особенностью национального мировоззрения является монопольное право на патриотические чувства. У некоторых это связано с отсутствием стойких жизненных ценностей, при котором, присутствует одна показуха. Тем не менее, согласно многовековым традициям, многие российские жители берут на себя смелость выносить вполне «компетентные» суждения о странах, информация о которых черпается исключительно из газет, телевизионных аналитических программ или слов «хороших знакомых». Вопрос израильско-арабского конфликта можно уже и не затрагивать – здесь спецов, хоть, отбавляй!

Рахиль. 32 года. Израиль:
- Постоянно сталкиваюсь с таким же точно сантиментом от израильтян в отношении евреев-пацифистов, живущих на Западе и критиковавших недавнюю войну в Газе: «Не в Израиле живёте? Вот и молчите тогда!».

Как ни странно, не берется в рассмотрение очевидное: предки многих эмигрантов дали России намного больше, чем сегодняшние горлопаны-патриоты. Еще не ушли жители и дети блокадного Ленинграда. Последнее поколение участников и ветеранов Великой Отечественной Войны доживают свои дни в забвении, герои первых пятилеток и участники восстановления промышленности и селького хозяйства едва сводят концы с концами. Ученые, деятели науки и искусства пытаются передать наследникам уже ставшие ненужными ценности. Их заслуги, в основном, не принимаются в расчет и находятся в прямой зависимости от национальной принадлежности и состава крови.

Марианна, 38 лет. Бельгия:
Многие из сегодняшних эмигрантов уехали из-за невостребованности и безнадежности. Но именно эта горечь и определяется как предательство, накладывающее переходящую на следующие поколения вину и вето на свободу выражения. Не приведи Господь, не имея ничего в виду и, опираясь на полученный опыт, практические знания и исследования в интересующей области – будь то медицина, торговля или сфера бытового обслуживания, рассказывать о порядках на новом месте жительства, особенно, в сравнительном контексте. В ответ мы получим такой выброс негатива и злобы, которого хватило бы на объявление третьей мировой войны.

Владимир. 53 года. Россия:
- На мой взгляд, это призыв к свержению власти, к перевороту. Президентов переизбирают. Аргументы должны предшествовать лозунгам. Демократия - это все же не анархия какая.

А если придет нам в голову в отношении бывшей Родины высказаться независимо или озвучить сложившееся мнение, на нас обрушатся абсолютно категоричные запреты, как истина в самой высокой инстанции. Даже сохранение за собой российского гражданства не является оправданием, а, скорее, источником дополнительных претензий.

Надежда. Россия. 41 года. Друзья:
И тут устроились! Пацифист, в принципе, должен быть готов к тому, что обе стороны сообщат ему: он сыто сидит себе вдалеке и поучает, мало что зная о реальности. Это не значит, что сообщающий прав, но это всегда было и всегда будет!

Маргарита, 38 лет. Ефим. 41 год. Израиль.
- Да, мы бросили, уехали, предали Родину в тяжелую для нее годину поднимания с колен. Тут есть только два вопроса - что делали те, кто не уехал, как они могли допустить страну до опускания на колени? Нуждалась ли Родина в нашей верности?

Тем не менее, мы, родившиеся в России и прожившие там длительное время, являемся носителями российского мировоззрения, русского языка и русской культуры. Поэтому можем вынести современной общественой ситуации в стране вполне грамотную оценку.

Мария. 35 лет. Франция:
- Удивительно, но эти патриотические конфликты возникают исключительно среди принадлежащих к постсоветскому пространству. И гордостью за страну это явление назвать нельзя. Я бы сказала - проявление тянущихся с детства комплексов на основе чрезмерно развитых собственнических инстинктов и хватательных рефлексов. Что-то кому-то недодали. С таким же успехом можно запретить изучать в Оксфорде русскую литературу.

Высокий уровень культуры и образования многих эмигрантов компенсируют их физическое отсутствие на Родине и позволяют иметь о ней собственное мнение. К сожалению, большая масса эмигрантов из-за недостаточного знания языка отрезана от источников серьёзной информации в стране проживания и заменяет «информационный голод» сплетнями и русским телевидением.

Евгений, 51 год, Анна, 47 лет. США:
По нашему субъективному мнению, жить надо своей жизнью. Работой, детьми, книгами, впечатлениями... А обсуждать кого-то или что-то - дело неблагодарное и пустое. Аналитические передачи существуют для журналистов и людей, любящих потрещать за жизнь, просто потому, что им нравится потрещать. Тем более, все, что показывают по телевизору, имеет единственной целью приковать тебя к дивану на подольше, чтобы рейтинг у телеканала был высокий и телеканал заработал побольше денег.

Борис, 59 лет, Ирина, 47 лет. Германия:
Простите, но вся литература построена на знании этнических и национальных особенностей места действия. Поняли бы вы «Анну Каренину», не зная, что представляет собой Россия тех лет? Достоевский, Чехов, Булгаков, Куприн, Бунин. Всех не упомянуть. Вы читали «Американскую трагедию»? Было бы вам интересно, не знай вы об Америке вообще ничего? А «Красное и черное»? Вы в курсе, что согласно немецкой доктрине фашизм победила Америка?

Виолетта. 37 лет. Англия:
В любом деле должно быть рациональное зерно, то есть к чему это дело должно привести. Если лично Вы будете обсуждать Россию, что изменится в России? Или у кого- то изменится его мнение о России?

Александр. 54 года. Германия:
- Вдумайтесь, разве срок в 20 лет -, достаточный для кардинальных перемен в масштабе государства? Еще Борис Годунов провогласил: «привычка – душа держав!». Можете ли вы утверждать, что народ и его духовная организация изменились настолько, что наше суждение о стране является несоразмерной и несоответствушей истине глупостью? На самом деле, перемены произошли – страна стала еще более агрессивной, практически полностью ичезла толерантность, отношение к озвученному из-за границы мнению стало непримиримым.

Чтобы судить о стране – многого не нужно, достаточно нескольких красноречивых примеров.

Олег, 54 года. Германия:
- Пьяный инспектор ГАИ, находясь за рулем, сбил ребенка и попытался покинуть место происшествия. Об этом случае даже сообшила немецкая пресса. Был избит главный юрист московского универмага «Москва». Постоянно организуются фондовые пожертвования в помощь детям, больным раком. Потому, что необходимое лечение может быть проведено только в Германии. Живущие за чертой бедности пенсионеры. Ютящиеся по подвалам беспризорные дети. Полное отсутвие основы и твердой почвы под ногами. Не путайте, пожалуйста, объективное суждение с критиканством и злорадностью.

Разве необходимо иметь профессиональное экономическое образование или быть политологом, что бы, проследив динамику падения курса рубля за полгода на 30%, составить мнение о российской экономике?

Иннокентий, 37 лет. Украина:
Нет, извините, это уже не совсем ваша страна, так как вы в своё время уезжали из абсолютно другой страны. И людей вы уже не знаете, и культура уже существенно поменялась. Не верите - ну назовите мне 10 самых популярных именно сегодня песен.

Галина, 41 год. Швеция:
- Иначе говоря, определяющим фактором принадлежности к российской культуре являются знания о хитпарадах и первых десяти песнях? При сегодняшнем материальном уровне обеспеченности в стране многие не имеют не только телевизора, а даже крова над головой. И их, в первую очередь, интересует, на какой паперти лучше подают милостыню. И с кем из «смотрящих территорию» легче договориться. На каком рынке продукты дешевле, и какая участковая врач болеее внимательна. По каким улицам вечером лучше не ходить - иначе ... Какова прибавка к пенсии у инвалидов, и когда, наконец, поднимется минимальная заработная плата. Общество, как современная культура давно уже перестали быть однородной структурой, и разделено на классы не только по социальным, но и по идеологичеким аспектам. Народа, как монолита государства в едином выражении мысли, давно нет.

Не кажется ли вам, что судить о любых событиях в мире в любой точке земного шара имеет право каждый. И откликаться на наше суждение тоже имеет право каждый. А если во время отклика происходит разрывание одежд на груди, мы вправе отреагиговать на это, как считаем нужным. Кто-то в таких ситуациях поучает, кто-то просто сравнивает и размышляет... Фактическое непроживание в стране не может свидетельствовать о том, что мы не владеем достоверной информацией по той или иной точке Земли. Очень часто местные жители имеют намного меньший объем информации, чем кто-то из «прекрасного далёка». Кроме банальных пересудов и премывания костей, нас, прежде всего, волнует вопрос – когда же, наконец, закончится этот постоянный период перемен? Нами движет желание посоветовать и оказать реальную помощь, что в состоянии проделать только то, кто знает как. А откуда это «как» приходит? Только путем изучения и глубокого сравнения.

Много нас. Очень много таких людей, которые в какой-то момент перестали бесперспективно ругать быт в наших родных странах и вполне серьёзно подали документы на отъезд. И каждого второго очень скоро полностью накрывает мыслями на тему «Вот теперь я точно знаю, как надо жить!». Главное – верить в свою страну, а остальное приложится!

Ирина Навара-Себастьян

 

Обсудить статью на форуме