«Флотилия свободы» и политика войны

Родительская категория: Общество Автор: Борис Кагарлицкий Просмотров: 6904

Нападение израильских ВМФ на «Флотилию свободы», которая пыталась прорвать блокаду сектора Газа, повлёкшее смерть двух десятков человек, – главная тема международной политики последних дней. Совет безопасности ООН и большинство стран осудили действия Израиля, в Турции – одной из немногих стран в регионе, у которой до сих пор с Израилем были неплохие отношения, – участников флотилии встречают как героев, а турецкий парламент требует от правительства пересмотреть двусторонние отношения. В самом же Израиле, наоборот, поднялась патриотическая волна, и сама акция оценивается большинством жителей страны как оправданная. В весьма дискуссионной статье, которую мы предлагаем вниманию наших читателей, известный политолог и публицист Борис Кагарлицкий рассуждает о причинах нынешнего обострения в регионе и возможных путях выхода из кризиса. Нападение израильских военных на «Флотилию свободы», которая везла гуманитарные грузы для палестинского населения в блокированном секторе Газа, стало очередным актом в затяжной драме ближневосточного конфликта. Увы, таких событий будет ещё очень много. Имена действующих лиц и некоторые обстоятельства меняются, но сюжет остаётся неизменным на протяжении десятилетий. Разумеется, было бы неверно утверждать, будто в событиях последнего времени нет никакой динамики. Но это динамика, ведущая не к разрешению конфликта, а напротив, к бесконечному его воспроизведению.

Захватив палестинские территории в 1967 году, руководство Израиля претендовало на роль гуманного оккупанта, подчёркивая, что и жизненный уровень в подконтрольных районах, и социальные условия, и даже положение дел со свободами и правами человека там выгодно отличаются от того, что мы можем видеть в соседних арабских странах. Выходило, что палестинцам вроде как и не нужно собственное государство, поскольку в нём жить будет скорее всего хуже, чем под властью израильтян. Насколько подобная пропаганда соответствовала действительности – вопрос отдельный. С одной стороны, она не была совсем уж лживой. В конце 60-х и в начале 70-х арабские страны представляли собой в политическом и социальном отношении малопривлекательное зрелище, а среди израильских военных и администраторов всё ещё сохранялся своеобразный «кодекс чести», требовавший соблюдать определённые приличия по отношению к жителям захваченных территорий. Однако этот «кодекс чести» всегда был весьма относителен и нарушался даже в лучшие времена, когда сионистское движение сохраняло ещё следы идеализма, типичного для первых поселенцев, по большей части – социалистов.

На протяжении последующих лет менялся Израиль, его политическая жизнь, его культура, даже его население. От идеализма раннего сионистского проекта не осталось и следа, а «гуманистическая составляющая» была успешно удалена из его культуры. Неолиберальная реформа экономики покончила с социалистическими и коммунистическими элементами в жизни израильского общества, заменив солидарность и коллективизм на индивидуализм и прагматизм. Многолетний опыт жизни в условиях конфликта сформировал культуру, в рамках которой любое проявление человеческого отношения к «чужим» и к «врагам» – иными словами, к арабам-палестинцам – считается признаком слабости. Антивоенное движение в Израиле развивалось по мере того, как всё более сомнительными с этической точки зрения становились цели государства и всё более жестокими оказывались применяемые им средства. Но элита израильского государства вполне успешно сохраняла контроль над общественным мнением, превращая противников оккупационной политики в отщепенцев и маргиналов, обречённых действовать в изоляции от населения собственной страны.

На борту кораблей «Флотилии свободы», расстрелянной израильскими военными, были и израильтяне. Да и в самом Израиле после прибрежного инцидента прошли акции протеста. Но большинство населения не только не поддержало их, но и смотрело на эти выступления с глубокой неприязнью (хотя в любой европейской стране подобное поведение военных вызвало бы бурю народного возмущения, многотысячные демонстрации и мощнейший политический скандал).

Изменившийся состав израильского населения, увы, сыграл весьма негативную роль в эволюции данного общества. Многочисленные переселенцы из бывшего Советского Союза не очень сильно задумываются об исходных идеях, вызвавших к жизни сионистское движение, зато дружно поддерживают агрессивный прагматизм государства. Приехав в новую страну, они быстро стали патриотами в самом реакционном смысле этого слова. Может показаться странным, что люди, которые сами были или считали себя жертвами дискриминации, радостно поддерживают дискриминацию других, в данном случае арабов (не только палестинцев, но и жителей Израиля). Однако следует помнить, что, во-первых, на самом деле многие новые переселенцы в реальной жизни с антисемитскими притеснениями в СССР никогда и не сталкивались (многие из них вообще не являются евреями или тем более – верующими иудеями), а во-вторых, осуждение дискриминации по собственному адресу вовсе не обязательно означает неприятие дискриминации вообще. Когда угнетают нас, это несправедливо. Когда мы угнетаем других, это нормально.

В израильском антивоенном движении очень редко удаётся найти людей, говорящих по-русски, хотя в нем всё же есть некоторое количество активистов, спасающих честь русскоязычного населения страны. Достаточно сравнить израильские русскоязычные сайты с англоязычными, чтобы почувствовать разницу. Такое впечатление, что большую часть русскоязычных публикаций ведут убеждённые антисемиты, начитавшиеся самой мрачной погромной литературы, с той лишь разницей, что их ненависть направлена теперь не на семитов-иудеев, а на семитов-мусульман. Все клише, штампы призывы русского черностентства воспроизводятся, сменив адрес. О том, что значительная часть арабов-палестинцев по вероисповеданию является христианами, а некоторые (о, парадокс!) иудеями, вы из этих сайтов просто не узнаете. Напротив, среди арабов именно русскоязычные израильские солдаты пользуются особенно дурной славой. По утверждению знакомых мне палестинцев, «прежние» израильтяне никогда не опускались до воровства и грабежа на оккупированной территории. С приходом «русских» это стало чуть ли ни обычным делом.

Разумеется, стремление «русских», как и других «не-западных» евреев в Израиле, доказать свою верность государству и улучшить своё благосостояние даже не самыми честными путями, отражает состояние дел в соответствующих общинах, которые отнюдь не являются привилегированными. Однако у правящей военно-политической верхушки в Израиле появилась возможность мобилизовать поддержку этих общин для того, чтобы сохранить власть и реализовать свою повестку дня.

Нынешняя израильская элита порождена конфликтом. Она воспроизводится и удерживается наверху благодаря продолжению и развитию конфликта. Она не заинтересована в мирном урегулировании, а потому вполне сознательно стремится к обострению ситуации всякий раз, когда появляется хоть малейшая надежда на прочный мир. То же самое, впрочем, можно сказать и про изрядную часть палестинской элиты. Ни в израильском правительстве, ни в палестинской автономии нет готовности работать над решениями, которые привели бы к прекращению конфликта. Если и выдвигаются лозунги или предложения, то заведомо такие, которые не приведут к прекращению противостояния.

Принцип создания в каком-то отдалённом будущем «двух государств в Палестине», по существу, лишь предполагает переформатирование конфликта. Два государства не смогут мирно существовать на одной территории, тем более что между сектором Газа и западным берегом реки Иордан нет прямой связи. То, что сейчас по факту сложилось два палестинских мини-государства, вполне естественно. К такому положению дел ведёт не только идеологическое противостояние между палестинскими партиями ФАТХ и ХАМАС, но и сама география. Среди авторов, пишущих про палестинский конфликт, распространено мнение, что исламистский ХАМАС был в своё время создан израильскими спецслужбами как противовес левым и просоветским группам, доминировавшим в Организации Освобождения Палестины. Как часто бывает в подобных случаях, монстр быстро вышел из-под контроля и зажил собственной жизнью. Однако даже сейчас трудно отделаться от ощущения, что израильская элита, несмотря на грозные речи против исламистов, на деле им всячески подыгрывает. При жизни Ясира Арафата израильская пропаганда постоянно утверждала, будто все проблемы в двусторонних отношениях связаны именно с его личностью, хотя хорошо известно, что именно Арафат пытался сдерживать влияние исламистов и отстаивал необходимость переговоров с Израилем. Позднее блокада занятого сторонниками ХАМАС сектора Газа не привела к ослаблению позиций этой организации. А всякий раз, когда среди палестинцев начинаются разговоры о неэффективном управлении, коррупции и некомпетентности лидеров исламистской партии, израильтяне устраивают очередное вторжение или вооружённую провокацию, после которой популярность ХАМАС вновь возрастает. Лидеры ФАТХ тоже коррумпированы и неэффективны, но они всё же выступают за переговоры и урегулирование. Одновременное давление со стороны Израиля и ХАМАС ведёт к постоянному ослаблению их позиций, а противопоставить агрессивной идеологии исламистов какие-либо моральные ценности они не в состоянии. Если бы правящие круги были заинтересованы в мире, они должны были бы хотя бы прислушиваться к мнению своих партнёров по переговорам. Но поступают они совершенно противоположным образом.

Вернёмся, однако, к простым палестинцам. К тем, кому приходится иметь дело с репрессиями израильских военных, диктатурой ХАМАС и коррупцией ФАТХ. Сегодняшняя израильская пропаганда пытается представить арабское население оккупированных территорий в виде массы дикарей и варваров, выступающих против норм цивилизованного мира. Но подобная пропаганда противоречит не только фактам, но и собственным прошлым утверждениям, когда на массе примеров демонстрировался социальный и культурный прогресс, достигнутый на оккупированных территориях. Из всех арабов палестинцы ближе всего к израильтянам, их уровень образования, профессиональная подготовка и культура сближают их с еврейскими соседями, а палестинские диаспоры в Европе и США с лёгкостью вписываются в местную жизнь, давая большой процент врачей, профессоров, инженеров. Больше того, израильские фирмы, работающие в арабских странах, активно привлекают палестинских рабочих и специалистов – с ними легче найти взаимопонимание, их сближает с израильтянами культура и образование, но их труд стоит дешевле, чем труд израильских евреев.

Непримиримая вражда двух народов – миф, старательно формируемый пропагандой. Другое дело, что практика израильского государства направлена на то, чтобы придать больше веса этой пропаганде (как собственной, так и со стороны ХАМАС). Реальная проблема палестинского урегулирования состоит в том, что два народа смогут жить в мире, только создав общее государство. Война завершится не разделом территорий, а их объединением.

Дилемма израильской политики состоит в том, что по стратегическим, идеологическим и внутриполитическим соображениям правящая элита не может ни уйти с палестинских территорий, ни окончательно остаться на них. Уйти – значит отдать эти земли во власть ХАМАС и коррумпированных безответственных политиков, власть которых обернётся хаосом, тем более, что эти незначительные по площади территории просто не могут быть самодостаточными: для развития им нужны ресурсы и технологии, которые может предоставить либо тот же Израиль, либо какая-то внешняя сила (от Европейского союза до Ирана и Саудовской Аравии). Такое решение неприемлемо ни с точки зрения экономического интереса, ни с точки зрения безопасности. Но остаться – это значило бы превратить миллионы палестинцев в полноценных и равноправных граждан, изменить идеологию государства и, в конечном счёте, полностью сменить её элиту. Именно поэтому аннексия палестинских территорий рано или поздно означала бы конец Израиля как «еврейского государства» и сделала бы неизбежным формирование новой Палестины, общего дома для двух народов. Такое разрешение конфликта является самым страшным кошмаром как для ХАМАС, так и для израильских политиков. А потому они общими силами будут делать всё, чтобы мира в Палестине не было.

Борис Кагарлицкий

источник: www.russkiymir.ru

Обсудить статью на форуме