Старики-разбойники: русско-украинский десант в Лейпциге (+видео)

Родительская категория: Общество Автор: Елена Еременко Просмотров: 4797

Тема России, одна из "горячих" на Лейпцигской книжной выставке, была представлена двумя противоположными точками зрения. Критиками привычно выступили писатели Андрей Курков с Украины и Виктор Ерофеев - от России. 

Интрига заключалась в том, что дружному украинско-русскому тандему заочно противостоял чисто немецкий взгляд известной немецкой журналистки Габриэле Кроне-Шмальц.

В Европе открытие литературного, а вместе с тем и общественно-политического года, увязывается именно с Лейпцигской книжной ярмаркой, где обкатываются основные темы и проекты, которые будут доминировать весь год, определяются тренды.

Официально российская сторона почти никогда в главных общественно-политических дискуссиях Лейпцигской выставки не участвовала. Русские голоса всегда звучали, но своеобразно - литераторов подбирали многочисленные европейские фонды, как правило приглашая представителей оппозиционной точки зрения. Стоит чуть копнуть, и сразу выяснялось, что они связаны многочисленными проектами с этими организациями, обласканы премиями и всяческой поддержкой. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку.

В нынешнем году российская сторона не заявила участников на эти дискуссии. Но оказалась, что и в самой Германии есть общественные деятели, которые вполне могут противостоять односторонней пропаганде. Такие, как известнейшая журналистка Габриэле Кроне-Шмальц.

"Два молодца из ларца"

Редакция "Deutsche Welle" организовала дискуссию "Хрупкое равновесие в диалоге? Публицисты на Украине и в России" ("Nur ein Federgewicht im Dialog? Publizisten in der Ukraine und Russland").

Ставилась ли задача представить разные точки зрения? Конечно же, нет. Показательно, что экспертами были избраны две персоны, коих можно уже считать одиозными: Виктор Ерофеев и Андрей Курков.

Оба «мэтра» национальных литератур, как их представили аудитории, выглядели несмотря, на достаточно еще бодрый возраст какими-то усталыми и потертыми, с ходом дискуссии это ощущение только усиливалось.

Сразу выяснилось, что заявленная тема дискуссии о «хрупком равновесии» не устроила обоих «мэтров». Искать диалог и пути примирения, они явно не хотели — а может, уже трудно переформатировать программу в мозгу? Но отрабатывать свое присутствие как-то надо было. И всё со скрипом двинулось по избитой колее: "Чего хочет Путин, что задумал Путин, кто такой Путин".

Собравшейся немецко-украинской аудитории мир рисовали строго в черно-белых тонах: вот европейско-демократическая Украина с развитой многопартийной системой (186 партий), вот — авторитарная Россия, где все партии лишь фикция, а правит один человек. Украина ценит индивидуальность, в России правит коллективизм, Крым и Донбасс, тоже во власти идеологии коллективизма. В общем, скучно и банально, с ярлыками: мы — Европа, в России - азиатчина.

"Везде есть жизнь - и тут была своя..."

Начинавший дискуссию Андрей Курков - русскоязычный украинский автор. Куркова много издают на европейских языках, и тут уж все зависит от дара переводчика. Потому что читать автора на русском — сущая мука, кто пытался, тот знает. Но проект есть проект — деньги вложены, график расписан. Литература тут уже не на первом месте: много лет Курков не прерывает своих скитаний по миру, склеивая положительный имидж Украины и рассказывая, каждому встречному и поперечному, что он лично думает про Путина. 

Заказчики используют знание Курковым нескольких европейских языков, турне его стали уже регулярными. Но с каждым годом, ловишь себя на мысли, что слушать автора становится все менее и менее интересно, точно так же как и читать его книги.

Так же монотонно и заученно выступал Курков и здесь. Но, следует отдать должное - вещал на бойком немецком, и публике приходилось слушать.

Виктор Ерофеев, конечно, птица более высокого полета. Когда ему дали слово, публика взбодрилась. В Германии он известен как резкий критик Путина, пишет статьи для немецких газет. Аудитория внимала, привычно замирая от сладкого ужаса. И запугивание публики у Ерофеева получалось неплохо, хотя и говорил через переводчика.

Эпическими мазками «мэтр» набросал апокалиптическую картину российской действительности. Особо почему-то полюбился писателю мифический образ миллионной архаично-патриархальной Сибири, которая, как оказалось, угрожает Западу.

Ерофеев по ходу раскрывал страшные «тайны кремлевского двора»: мол, Путин был когда-то настоящий либерал и сдерживал этот темный "сибирский" ужас. Но потом обиделся на Запад, который захотел его сместить. И вот, в отместку открыл, Путин все шлюзы — и теперь вся "эта архаика века 17-го хлынула в наш просвещенный 21-й век...".

Сибирь, как пример вопиющего средневековья, вообще как-то особо приглянулась москвичу Ерофееву. Он то вдруг рассказывал о некой сибирской старушке, которой чужды европейские ценности, то тыкал перстом в публику и зачем-то призывал обратить внимание на «молодую сибирячку» — девушку рядом со мной. Я даже поинтересовалась у той, правда ли она из Сибири - оказалось, что нет.

Поражало бьющее через край высокомерие не только по отношению к « архаичной Сибири», но и к стране, которая его принимала. Оратор он все время «ставил на вид», тоном барина, что вот, мол, недоглядела Германия, недоработала, не учла опасности русского православия. Почему не заметила она опасной идеологии Путина, замешанной, по его мнению, на философии Ильина? Тут Ерофеев по-быстрому пояснил публике суть российской идеологии: русские де «находятся ближе всех к богу, Россия превыше всего» - оратор умело использовал всем немцам знакомый лозунг, для усугубления мрачной картины.

Аргументацией Виктор Владимирович себя не особо утруждал, предпочитая сильные образы и широкие обобщения. Запомнилось, например, заявление оратора, что в России всего три настоящих писателя: "Я, Сорокин, да Улицкая, а больше никого и нет".

Потом, правда, Ерофеев слегка опомнился: ведь письмо с протестом против присоединения Крыма подписали аж 90 человек — и там же были его собратья по цеху. Пришлось как-то выходить из положения - сказал, что именно они самые известные персоны в России - "настоящие белые грибы в корзине", - пояснил для немцев.

А те 300 человек, что подписали письмо с поддержкой присоединения Крыма — это, мол, никому не известные, купленные Кремлем личности.

Дальше пошли обвинения коллег по цеху: все, кто ездит на выставки — проплачены Кремлем.

Меня поразило, как легко срывались с его уст оскорбления - не мешали ни образование, ни возраст. Ерофеев назвал несколько имен русских писателей, которые ездят с гуманитарной помощью на Донбасс. Назвал только для того, чтобы в другой стране, при аудитории, за глаза обозвать их бранным, нехорошим словом, покоробившим даже толерантных немцев.

Что-то точно сместилась в нашем мире. Было тяжело наблюдать, как на глазах мельчает оратор, опускается до площадной ругани. В переводе на немецкий язык, брошенное им "г...но" звучало уже не так грубо - "Scheiße". Но даже при таком варианте аудитория нервно хихикнула: не в правилах публичных дискуссий опускаться до прямых оскорблений оппонентов, да еще отсутствующих. Или сравнивать свою Родину, с «грязной комнатой, в которой нужно пропылесосить и произвести дезинфекцию». Никогда те же немцы, даже самые радикальные оппозиционеры, не опустятся до прямых оскорблений своей страны.

Да это и не в правилах, прежде всего, того европейского мира, ценности которого так своеобразно защищает писатель. Конечно, ситуация сейчас такая, что используют и так называемых «разжигателей». Но хочется верить, решающее слово за теми, кто готов к дискуссии без ярлыков и оскорблений. Тогда, мы и увидим, наверное, настоящих писателей.

А в этой дискуссии даже про "хрупкое равновесие" говорить и не пришлось — слишком агрессивны, абсолютно закрыты для диалога те, кто выступал в качестве экспертов.

Так это видит "Дойче Велле":

Мой знакомый, тоже прослушавший всю дискуссию сказал про Виктора Ерофеева очень правильные слова: "Он, конечно же, писатель - но не русский писатель. В традиции русской литературы сочувствие к человеку, на том и стояла всегда русская литература. А тут - столько презрения и высокомерия к собственному народу...".

"Понимать Россию"

После этой встречи я отправилась на презентацию книги Габриэеле Кроне-Шмальц и вновь ощутила себя в реальной жизни.

Здесь аудитория оказалась почти исключительно немецкой, причем яблоку было негде упасть. Как ведет дискуссию Кроне-Шмальц — это надо видеть, и есть чему поучиться: ясная речь, четкие формулировки, моментальная реакция и полное владение аудиторией.

И о многом говорит то почтение, которое она внушала модератору телеканала MDR — когда нужно, ставила на место одной фразой. Аплодисменты звучали почти беспрерывно. 

А книга, которую представила Кроне-Шмальц, называлась просто - "Russland verstehen" - "Понимать Россию".

Елена Еременко

Видео презентации книги "Понимать Россию" - с телеканалом ZDF на "Голубой софе" Лейпцигской ярмарки:

Фото: © "Русское поле"

Видео: Youtube - DW и ZDF.

"Русское поле"