Любимое лакомство россиян – вишнёвое варенье с косточками

Родительская категория: Общество Автор: Вера Татарникова Просмотров: 3399

Какой россиянин не знает вкуса вишнёвого варенья? Причём обязательно смакуется то, что с косточками. Вероятно тяга у нас такая, к чему-то порочному.

Чистая красота и сладость – приторны. А тут косточка, которую обязательно надо выплюнуть. Ни в коем случае не разгрызать, там синильная кислота, опасная для жизни. Всё должно быть красиво, правильно, эмоционально, но на грани.

Родной город встретил, как и положено: суровым ветром, слякотью, теменью и январским неуютом. Но, на то он и родной любимый Петербург, чтобы не замечать этого, а лишь вдыхать экологически нечистый воздух.

Конечно, я прилетела по всяким житейским делам, но оказалось, что ещё и за любовью. Живя за рубежом, особенно сегодня, когда бывшие соотечественники поделились на тех, кто «за» и тех, кто «против», остро чувствуешь отсутствие любви. Понимаешь, что именно в твоём родном городе остались те, кого не интересует твоя политическая позиция. Ты просто родной, близкий человек, которого очень ждут.

Наутро – обязательный ритуал. Прогулка по Невскому. Надо окунуться в атмосферу этого необыкновенного города. В кинотеатре «Аврора» - премьера. Фильм, режиссёра Веры Глаголевой, «Две женщины» по повести Ивана Тургенева «Месяц в деревне». Спонтанно решаю пойти. Советую всем, кому надоели бесконечные импортные боевики и нескончаемые сериалы. Красота необыкновенная. Такую Россию мало, кто видел. Щемит сердце от этих медленно текущих кадров бескрайних полей и цветущих садов. Буквально ощущаешь вкус варенья и тягучесть свежего мёда. Прекрасны и герои, но в эту кажущуюся идиллию вкрадывается горечь от косточки. Правда, им удаётся её выплюнуть, но... послевкусие остаётся.

Такие разные друзья

Мой друг то, что называется бизнесмен средней руки. Биография обычная, советская. Простой инженер, мастер, затем директор. В перестройку с партнёром открыл свой бизнес. К пенсионному возрасту начал жить. Хорошая машина, любящая жена, взрослые дети. А главное – свой дом за городом. Не дворец, конечно. Но дом красивый, современный – с бассейном, сауной, теплицами. В доме уютно и тепло. Гордость хозяев – домашние заготовки: свои огурчики, помидорчики, соленья и, конечно, варение вишнёвое с косточками.

Он один из тех, кого на западе называют « понимающим Путина». Мы не спорили, почти не говорили о политике. Так, иногда, скажет: «А что же ему делать? Весь мир ополчился против России. За что? За то, что не даём безнаказанно убивать людей на Донбассе. Или за то, что для нас фашизм неприемлем. Не агрессоры мы, но трудности переживём и на колени не станем».

Мы долго гуляем по заснеженным дорожкам – сугробы в человеческий рост. Купаемся в бассейне, много времени проводим за накрытым столом. Мне хорошо в этой семье. Здесь меня любят, и мировые проблемы этому не мешают.

А вот другой мой близкий друг собственных домов не нажил. Демократ смолоду. В партии «Яблоко» с самого основания. Умный и образованный, тонко чувствующий. Политика – его жизнь. Работа не лёгкая – Уполномоченный по правам человека. А с правами человека, как известно, в России не всё хорошо. Есть, что обсуждать с западными партнёрами. Правда, на Западе у самих с этими правами не очень. И антисемитизм, и фашизм головы поднимают. А со свободой слова совсем дело швах. Нет её свободы. Попробуй пробиться со своим мнением на страницы газет или экран телевидения.

- А попробуй у нас пробиться в СМИ. Кругом односторонняя пропаганда, якобы оппозиции нет, или она вся на службе ЦРУ, - горячится мой визави. Незаметно начинаем говорить только о политике. А ещё несколько минут назад о детях и внуках вели беседу.

Ужинали за красиво сервированным столом. Теперь и ужин не радует.

Во многом наши мнения совпадают, а в чём-то нет. Мы прошли долгий перестроечный путь вместе. В партию «Яблоко» я не вступала. Но традиционно голосую за неё. Правда, в последнее время её членов избиратели не жалуют. Жаль, что народ разочаровался в либералах и демократах. Получается, что преобладающим является только одно мнение. Но может ли быть абсолютная правда? Думаю, что нет. Мешает мне эта косточка. А друг остаётся близким и для меня его позиция очень важна.

Говорим и о русском мире. Ещё вчера это понятие наполняло сердце гордостью и счастьем принадлежности к великой культуре и истории. А сегодня? В России отношение к живущим за рубежом не однозначно. Вроде бы и свои, а вроде бы и не очень. А эти, которые кому-то кажутся не очень, делают всё, что в их силах, для сохранения родного языка, культуры, традиций. Сегодня это нелегко.

Развернувшаяся русофобия, отрицание исторических фактов, откровенные попытки представить всех россиян агрессорами, делают совсем нелёгким, а подчас и опасным для соотечественников отстаивание своей позиции. Но именно благодаря их не показному патриотизму живёт русский мир. Растут дети, которые любят Россию и видят её будущее в Европе.

В очереди в Пенсионный фонд

Здесь очереди всегда. Причём очереди из людей, мягко говоря, не молодых и не совсем здоровых. Чего здесь только не наслушаешься. Вот, где кроют президента, правительство и депутатов, используя всё многообразие и образность русского языка. Обида – великая. Всю жизнь работали на свою страну, пережили тяготы войны, а теперь еле-еле сводят концы с концами. Малочисленным оставшимся в живых блокадникам к 71-ой годовщине ни копейки не добавили к пенсии.

- Это всё из-за ситуации в Украине,- вступаю я в разговор.

Очередь поворачивается в мою сторону.

- Причём тут Украина, - горячо взрывается пожилой мужчина.

- Даже слышать не хочу об этих уродах, которые растоптали наше родство и нашу память. Детей убивают, с фашистскими свастиками ходят по улицам. А их ещё вся Европа поддерживает, значит ждёт реванша за нашу победу 70 лет назад.

- Но именно из-за этого конфликта у нас в стране глубокий экономический кризис. Народ нищает, - снова возражаю я.

- Народ нищает, потому, что в стране коррупция и воровство. Сталина на нынешнюю власть нет, - это уже бойкая старушка.

- По магазинам походите, тогда поймёте, до чего народ довели. Кругом спекулянты.

Дорогая моя аптека

В магазины я не пошла, потому, что заболела и вынуждена была посетить аптеку. Народу полно. Началась эпидемия гриппа. Люди выбирают лекарства не по эффективности, а лишь исключительно по цене. В разы подорожали все медикаменты. Причём не импортные, которые привязаны к курсу валюты, а самые простые, отечественные. При мне молодая женщина по рецепту брала лекарства для месячного ребёнка. Ей насчитали три с половиной тысячи рублей. Какой-то ужас! Люди в растерянности, многие нуждаются в постоянном приёме препаратов. Бесплатных лекарств почти нет даже для самых тяжёлых больных. Задают друг другу один вопрос: «Что же будет дальше?».

Проболев пару дней, начинаю поход по магазинам. Есть-то надо. Картина зверская. Десяток яиц, отечественных, стоит столько, сколько килограмм мандаринов из Пакистана. Цены на сыры и колбасные изделия напоминают цифры номеров телефонов. Цитировать то, что говорят в магазинах, не буду, всё равно не напечатает никто.

Но попробуйте задать вопрос: «А будет ли у нас майдан?». На вас набросятся все. Люди даже слышать не хотят, что их может ждать судьба Украины. Недоумение и огорчение по поводу поведения Европы и США сменилось глубоким чувством неприятия и недоверия к последним. Ненависти к народам этих стран нет, а вот к их лидерам, уже есть.

Ещё одна картинка современной жизни – пригородные электрички. Хорошо, что в Ленинградской области они ещё ходят, но цена билета уже далеко за 100 рублей. Льгот для пенсионеров в зимнее время нет. Надо заметить, что именно по этим пунктам возмутился и Президент. Публично, по телевизору, он потребовал реанимировать электрички, разобраться с ценой на билеты.

А ещё он грозно вопрошал у Правительства, почему такое безобразие творится с лекарствами. На такую публичную заботу люди реагируют с недоумением. Неужели, в такое сложное время, лично Президент должен заниматься электричками, лекарствами, ценами на продукты? А для чего тогда Правительство, все эти чиновники! Значит надо их разогнать и утвердить Правительство профессионалов, которые смогут вывести страну из кризиса, не будут делать вид государственной деятельности. Страшно, но всё чаще слышишь: «Сталина на вас нет!»

Страсти по Сталину

Понятно, что никто из простых людей не хочет вернуться в эпоху Гулага и массовых репрессий. Народ наивно думает, что только сильная рука вождя может навести порядок в стране. Многие верят в то, что все беды от внешнего врага. Тех, кто думает по-другому, откровенно не жалуют.

Народными настроениями воспользовались коммунисты. Реставрация и поворот к прошлому заметен явно. Достаточно послушать яркие , эмоциональные речи Геннадия Андреевича Зюганова. Тут и пламенные призывы реставрировать почётный караул у мавзолея Ленина, цитирование Иосифа Сталина, листовки и билборды с его высказываниями. И совсем уже мракобесные призывы признать вражескими авторские программы Николая Сванидзе и книги Александра Солженицина, якобы написанные по заданию ЦРУ.

Справедливости ради надо сказать, что по официальным опросам рейтинг господина Зюганова не превышает 3%. Но тенденция – не безопасная. Её нельзя не замечать.

Информационная война

Идёт уже давно. В этой войне задействованы все виды оружия – от одиночного стрелкового до тяжелого. Причём я не имею ввиду информационные потуги Украины. Они также бездарны, как их военные действия. Заявления политических лидеров махрово безграмотны, основаны на откровенной лжи и национализме. Такое впечатление, что слушаешь выступающих в психбольнице. Пока таким речам ещё внимают украинцы. У них выбора нет. Российские СМИ запрещены, как вражеские, а журналистов регулярно высылают из страны. Так ведь проще: ввел один большой кляп и всё спокойно.

Другое дело информационная война России и Запада. Надо отметить, что если год тому назад Россия проигрывала, то теперь последовательно наступает. Причём действует по западным лекалам. Не знаю, почему европейцам не нравятся российские ток-шоу. А сами, как поступают?!

Вот, соблюдая видимость свободы слова, ведущая ток-шоу на центральном канале телевидения Германии обращается с вопросом к Послу РФ Владимиру Гринину. Дипломат не успевает даже начать говорить, как его перебивает ведущая и другие участники передачи. Посол вынужден настойчиво отстаивать своё право на публичное обоснование позиции РФ в украинском кризисе. И через какое-то время та же ведущая, на том же канале, благостно кивает головой и молчит в ответ на откровенно лживые и националистические высказывания Премьер-министра Украины Арсения Яценюка.

В российской пропаганде профессионализм выше, аргументация убедительнее, плюрализм мнений присутствует. Смущает только тональность выступающих в политических ток-шоу. Крик, скандал, обвинения, иногда оскорбления. Абсолютное неумение или нежелание выслушать другое мнение. Чувствуется, что идёт активная борьба за рейтинги, а не за умы. Накал таков: «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой...»

В каждой программе талантливые депутаты-шоумены Жириновский и Зюганов. Заранее знаешь, что они будут говорить. Они приходят, чтобы агитировать. Но в основном просто пиарят себя лично. А хочется услышать умные спокойные, аргументированные речи. Время ведь страшное, нельзя дополнительно поджигать ситуацию. Нельзя действовать по принципу «им можно, а нам, что нельзя».

Можно по разному относиться к Вячеславу Никонову. Но послушайте его выступления и вы сами поймёте глубину его аргументации, убедительность предъявленных фактов, глубочайшую эрудицию и всё это при абсолютно спокойном тоне и уважении к другим участникам. Той же тональности поддерживается и Николай Затулин при всей ортодоксальности позиции. Я неоднозначно отношусь к талантливому журналисту Максиму Шевченко, но с глубоким удовлетворением восприняла его выступление в поддержку лидеров Германии и Франции и их усилий по урегулированию ситуации на Украине.

Приходят на такие передачи и иностранные журналисты и политики. Представители официального Киева бывают такие, что действительно хочется закричать и выгнать вон. Но ведь позвали. Свобода слова – значит надо дать высказаться «дабы глупость каждого была видна». Не надо бояться, что наш народ не поймёт. Всё народ понимает и в состоянии отличить националистов, в какие бы демократические одежды они не рядились.

Но вот за кого мне обидно, так это за Павла Гусева – редактора «Московского комсомольца», за Карена Шахназарова – кинорежиссёра и директора «Мосфильма», за американского журналиста Майкла Бома. У аудитории зачастую не хватает терпения спокойно выслушать их. Понять, что они не политики, а гуманисты в широком понятии и используют одно из главных демократических прав – право на свободу слова и мысли. То же и американский журналист. Понятно, что он американец. Но видно, что он порядочный человек, совсем не ястреб. Типичный потомок американцев – наших союзников во Второй мировой войне. Так давайте наберёмся терпения и выслушаем его мнение, не перебивая.

Не надо кричать, показывая кадры убийства детей и стариков на Донбассе. Надо показывать эти кадры в гробовой тишине. Пусть каждый, кто имеет совесть, содрогнётся от увиденного. Эффект будет сильнее.

Посмотрите, как всегда выдержан и внешне бесстрастен министр иностранных дел России Сергей Лавров. Он говорит тихо, но хочется вслушиваться в каждое произнесённое им слово. Он не отвечает на откровенно хамские выходки участников недавней Мюнхенской конференции, на постоянные обвинения его во лжи. Он продолжает убеждать и добивается больших результатов, чем его агрессивные оппоненты. Я вижу как устал этот человек и как тяжела его ноша. И я горжусь, что этот российский дипломат на голову выше его иностранных коллег.

Всё уже надоело

Куда ни придёшь, всюду обсуждают события на Украине. Даже те, кто ещё вчера не интересовался политикой, теперь не пропускают новостей. Но чувствуется моральная усталость. Всё чаще можно услышать: «Надоела эта Украина. Из-за неё нам жизни нет. Жила себе Россия, а теперь только выживает и все её обвиняют.»

Сижу в курительном салоне одной из либеральных редакций. Приходят две молодые журналистки. Одна другой рассказывает:

– У меня было задание сделать интервью с беженцем из Украины. Он – западенец. Откровенно говорит, что ещё восемь лет назад дал себе слово не говорить по-русски. А вот теперь вынужден скрываться от мобилизации и искать здесь работу.

– Да ну их всех, – отвечает вторая.

- У меня друзья под Киевом в свой пригородный дом пустили бесплатно семью беженцев из Краматорска. Те прожили полгода. Когда уезжали, то спасибо не сказали. Сказали, что всё равно ненавидят киевлян.

Послушала я чужую беседу и подумала, хорошо, что молодёжь не смотрит телевизор, не слушает радио и не читает газет. Всё это для старшего и среднего поколений. Тут выбор широк от центральных СМИ до оппозиционных. А молодёжь черпает информацию в соцсетях и самостоятельно формирует свою позицию. Правильную или неправильную, но свою.

Что-то много набралось у меня горьких косточек. Надо их выплюнуть. Хочется вкусного варенья.

Красивые и молодые

Какая всё-таки красивая у нас молодёжь. Мы всё брюзжим, что она не та, а сами забыли, как молодыми были. Пойдите в Русский музей, в театр, в Эрмитаж. Кругом одна молодёжь. Ходят по залам, за руки держатся, внимательно слушают экскурсоводов. А ещё много молодых беременных женщин. Будущего человека ещё до рождения приучают к прекрасному, к мирному созиданию.

Завораживает экспозиция в честь 250-летия основания Эрмитажа. Вот ведь молодцы были русские цари, хоть и текла в их жилах немецкая кровь. Скрупулёзно собирали сокровищницу России. Не из страны капиталы уводили, а в страну богатство привлекали. Мы и сегодня гордимся их наследием. А что современные «цари» оставят стране и следующим поколениям? Не своим детям, а именно стране. Вопрос – риторический.

Немного поговорила с молодыми. В большей части они – патриоты. Россию считают великой культурной и, без сомнения, европейской державой. Владея иностранными языками, в интернете поддерживают связи с молодёжью во многих странах. На Украину смотрят, как на тяжело больного. Ценами в магазинах особенно не интересуются. Эти проблемы их не волнуют. Эти проблемы их ещё не коснулись.

Путин многим нравится: девушкам – за то, что в нём чувствуется мужчина, юношам – за то, что он лидер. Уверены, что войны не допустит именно Путин. А ещё, что скоро всё нормализуется и Россию снова будут любить в мире, и главное будут уважать. И такая убеждённость в их словах, что стыдно даже думать о возможности другого исхода из сегодняшней огнеопасной ситуации.

Вылетала в Германию рано утром. Пассажиров мало. В Европу лететь дорого. Люди так и говорят, что с нынешним курсом рубля к евро, путешествия в Европу им не по карману. Да и визу стало россиянам труднее получить, не хотят наших сограждан видеть здесь. Вот пусть и призадумаются западные туристические фирмы, рестораны и модные магазины. Нужны ли Европе эти санкции и политика конфронтации с Россией? Вспомните, о чём мечтает молодёжь: о мире и европейском едином доме, где страны равны и нет изгоев.

Приближается 70-летие окончания Второй мировой войны в Европе. 9 мая – святой день для каждого честного человека на Земле, несмотря на его национальную принадлежность. Так давайте будем все вместе агитировать за мир, любовь и будущее для детей без ядерных угроз.

Я верю, что очнётся и украинский народ. Он уже заплатил дорогую цену за майдановое безумие. Не могут все украинцы националистами. Никогда в это не поверю. Время всё расставит на свои места. Нельзя глотать столько ядовитых косточек и не заболеть. Ешьте лучше варенье.

А тем временем взлетели три самолёта на Хургаду. Они полны туристов с детьми. Их ждёт тёплое море, хорошее отношение и возможность рассчитываться рублями. Свято место пусто не бывает.

Реквием вместо эпилога

Страшная новость – убит Борис Немцов. Это жёсткое провокационное преступление. Преступление, в котором спешно пытаются обвинить Владимира Путина. Но ведь каждому здравомыслящему ясно, что именно Президенту России данная смерть только во вред, как бы цинично это не звучало.

Но я глубоко убеждена, что к этому преступлению привела необычайная ненависть друг к другу, которая в нашем обществе постоянно нагнетается, и в большой степени в СМИ.

И я полностью согласна с Владимиром Лукиным (Уполномоченным по правам человека в России 2004-2014). Вот, что он сказал на следующий день после убийства: «Вот сейчас мы стоим перед развилкой. Или мы пойдём дальше по пути ненависти, наклеивания ярлыков, или мы все вместе начнём врачевать эту науку ненависти в наших умах, и сердцах, и на нашем языке».

Вера Татарникова

"Русское поле"