Сладкое слово Свобода!

Родительская категория: Общество Автор: Вера Татарникова Просмотров: 5419

Самолет, которым из Германии я вместе с театральным коллективом «Апплаус» из Вупперталя прилетела в Таллин, приземлился в аэропорту в канун Дня независимости Эстонии. Русский театральный коллектив, в рамках культурного обмена ЕС, привез спектакль-сказку «Волшебник изумрудного города».

Выступать самодеятельные артисты должны были в прекрасном муниципальном концертном зале, в центре крупнейшего русского района Ластамяэ. Таллин встретил нас чудной атмосферой уходящего лета, прощание с которым в Прибалтике всегда щемит сердце.

У меня сердце щемило по-особенному. Всего в трехстах шестидесяти километрах отсюда – мой родной Питер. Вся моя молодость связана с Эстонией. Сюда мы пытались вырваться в любую свободную минуту, а сама поездка была поездкой на вожделенный Запад, который многие из нас видели только в кино.

Последний раз я была в Таллине в сентябре 1991 года. Тогда в морском порту я со слезами на глазах вглядывалась в отплывавший паром, который увозил навсегда моих самых близких таллинских друзей. Они, родившиеся в Эстонии в третьем поколении, владевшие языком и без труда получившие гражданство, покидали страну, в которой, не будучи представителями титульной нации, становились гражданами, но второго сорта. Подождав, пока паром скрылся за горизонтом, я отправилась на Балтийский вокзал и села в поезд, уносящий меня в Питер. Это был последний раз, когда мне не требовалась виза в Эстонию. Пройдут долгие два десятилетия и я вновь - в Таллине, но теперь уже сама – иммигрантка.

Сказать, что Таллин очень изменился, я не могу. Так же чисто, как было всегда, подчеркнуто вежливое обслуживание в кафе и магазинах, правда, дороги по-прежнему грешат нашими родными колдобинами. Примета нового времени – молодые люди на улицах говорят только по-эстонски или английски. Хотя достаточно и тех, кто говорит, или по крайней мере, пытается говорить по-русски. Явного антагонизма не наблюдается. В этом огромная заслуга русской диаспоры, которая планомерно, шаг за шагом отстаивает свои права. Налицо настоящая консолидация политиков, бизнесменов, общественных лидеров, представителей Православной церкви.

Позитивные результаты этого гражданского движения мы видим сегодня. В центре Таллина – шикарный Центр русской культуры, Дворец творчества юных. И это все, как и концертный зал, где предстояло выступать нашим артистам – муниципальные учреждения. Работают русские школы и гимназия. Социально ориентирован и русский бизнес, который финансово поддерживает гражданские проекты и инициативы.

Словом, страна интегрируется в Евросоюз, не отвергая, а сохраняя в том числе и самобытность русской диаспоры. Хотя нашим соотечественникам в Эстонии намного сложнее, чем нам в Германии. В первую очередь – морально. Мы приехали, пусть в силу разных причин, но все-таки по доброй воле в Германию. Они же по воле Государственного Указа оказались чужими в родной стране. России в период перестройки было не до них. Завоевывать свое место под солнцем надо было самим и в постоянном противодействии. Свобода для одних обернулась несвободой для других. Но борьба, как известно, закаляет. Диаспора стала более зрелой и с ней уже нельзя не считаться.

20 августа – День независимости Эстонии - праздновала вся страна. В историческом центре города звучали национальные песни, гуляла нарядная публика в эстонских костюмах, на Певческом поле многотысячная толпа собралась на концерт Робби Уильямса. К слову сказать, фанаты места занимали с ночи, приехав с палатками и заплатив за входной билет без места минимум 70 евро.

В театральном зале «Линдакиви» состоялся большой концерт, в котором приняли участие известные артисты Эстонии и России. Открыл концерт директор центра, «Cеребряный голос Эстонии» Сергей Мазин. В концерте выступила и танцевальная группа из «Апплауса». Их зажигательный танец на музыку русской народной песни «Валенки» зал встретил шквалом аплодисментов. А через день на этой же сцене должен был состояться показ спектакля, и мы все с нетерпением и волнением ждали этого события.

А я в то же время мучалась смутными терзаниями, потому что решила посетить торжественное открытие в историческом центре города памятного барельефа Борису Николаевичу Ельцину. Инициаторами открытия мемориальной доски выступила гражданская инициатива, в которую входили 39 организаций, в том числе представители бизнеса. Памятный барельеф изготовил молодой эстонский скульптор Рене Рейнумяэ, ученик Эрнста Неизвестного. В центре – бронзовый портрет Бориса Николаевича Ельцина, по бокам текст Указа о предоставлении независимости Эстонии на английском, русском, а внизу на эстонском языках.

Кстати, по поводу языкового оформления, уже накануне появились в интернете недовольные замечания. Почему, мол, по-русски наверху, а по-эстонски внизу? Так было положено начало широкомасштабной дискуссии.

Русские не хотели памятника, потому что считали Ельцина предавшим их интересы и узаконившим в Беловежской Пуще развал СССР. Эстонцы, настроенные негативно ко всему русскому, были против мемориала, так как уверяли, что им не нужна свобода, дарованная Президентом России. Они ее завоевали сами. Эстонцы-центристы были Ельцину благодарны.

На открытии ожидалось присутствие Наины Иосифовны Ельциной. Официальные российские лица в церемонии не участвовали. Я все-таки решила пойти, так как памятник открывали Российскому Президенту. И, будучи гражданкой России, считала это важным. Кроме того, события, о которых так горячо спорят сегодня, произошли уже много лет назад. Вернуть прошлое невозможно, а ностальгия по потерянной Родине – СССР умрет только вместе с нашим поколением и поколением наших отцов. Дети уже по-другому воспринимают мир. Они свободны от догм, в какой-то степени космополиты, они – дети мира. Главная наша задача – сохранит

ь их связь с исторической Родиной, языком и культурой. А я сохраню благодарность Борису Николаевичу Ельцину за смелость в подавлении августовского путча, за свободный выбор России для себя и для других, а главное – за свободу слова. Вот почему я пошла на городской рынок за букетом цветов.

Пожилая эстонка, плохо говорившая по-русски, спросила, какие цветы и какого цвета я хочу купить. «Алые гвоздики», - не задумываясь ответила я. Она выбрала мне прекрасные цветы и бесстрастным голосом спросила, показав пальцем через дорогу: «Вы туда?». «Туда», - также бесстрастно ответила я.
Со своим букетом гвоздик я стала центром всех каналов телевидения, включая российские и эстонские. Позже я увидела, что у людей в руках совсем другие цветы. В основном белые. Вероятно, телевизионщики подумали, что я – пламенная революционерка, непонятно только с какой стороны. А я просто купила цветы, которые считала подобающими к торжественному случаю.

Речи выступающих на митинге меня несколько угнетали.

В церемонии приняли участие: спикер эстонского парламента Эне Эргма, мэр Таллина Эдгар Сависаар, экс-президент Эстонии Арнольд Рюйтель и другие активисты. Среди гостей – бывший Президент Белоруссии Владислав Шушкевич и бывший вице-премьер Правительства России Геннадий Бурбулис.
Мне казалось, что не совсем комфортно чувствовала себя и Наина Иосифовна Ельцина. Вряд ли ей, как и мне, было приятно слышать только нелестные слова в адрес России и бывшего СССР.

Выступление Наины Ельциной было кратким, эмоционально сдержанным. Она поблагодарила присутствующих за память о Борисе Николаевиче и сказала, что он очень любил Эстонию. После окончания митинга я подошла к Наине Иосифовне. Мне по-человечески хотелось поддержать эту достойную женщину. Рассказала ей о свой встрече с Борисом Николаевичем во время празднования 50-летия снятия Блокады Ленинграда. Поблагодарила Наину Иосифовну за достоинство и гражданское мужество. Она улыбнулась впервые за все торжественное мероприятие.
Чувство, с которым я покидала митинг, было странным. Вот мы все свободны, а счастья почему-то так и нет. Стоявший рядом со мной мужчина сказал: «Ну вот, опять начнутся местные бои, как с памятником Солдату было. Надо доску выше вешать. И так многие недовольны, что ей нашли место на старой крепостной стене. Точно или отломают или краской обольют.»

- А кто это сделает? - спросила я.
- Да, мало ли экстремистов. Русские, например.
- Почему русские? Это же все-таки Президент России, должно же быть элементарное уважение.
- А в самой России все уважают Президентов? Уж Ельцина и в России не уважают за Беловежскую Пущу.

Мне не хотелось продолжать этот разговор, и я понуро побрела с «лобного» места. Надо поехать посмотреть, как там наши выступили, - подумала я. А потом всем вместе посетить памятник Советскому Солдату.

Настроение поднялось сразу на подходе к концертному залу Линдакиви. Наши самодеятельные артисты буквально утопали в лучах славы, успеха и счастья. Зрительный зал был полон. Пришли семьи с детьми, целые группы детских садов с воспитателями. Зрители скандировали «браво» и преподносили цветы. Директор концертного зала Сергей Мазин предложил организовать в будущем целый гастрольный тур.

Руководитель «Апплауса», член координационного Совета российских соотечественников Галина Бурда не могла скрыть счастливой улыбки. Визит явно удался, культурный обмен между нашими диаспорами состоялся, есть реальная возможность эти контакты расширить.

Мы быстро собрались и все вместе поехали к монументу Солдата-освободителя на старое воинское кладбище. Честно, для меня это зрелище было удручающим. Какое-то заброшенное место, где среди маленьких надгробий высился Он – Освободитель. Его перенесли сюда из центра, как будто хотели унизить и назвать захватчиком. За его право стоять на площади Тынисмяги близ бывшей площади Победы, а теперь площади Свободы шли настоящие бои. Теперь он здесь, но не потерял своего величия, и многие люди по-прежнему несут к нему живые цветы.

Грустные мысли не давали мне покоя. Почему, если мы свободны, то обязательно нетерпимы к памяти, стараемся переписать историю под сиюминутную политическую конъюнктуру? На всех углах кричим о толерантности, но абсолютно глухи к другому мнению? Почему в Финляндии никто не убирает памятник Ленину, а благодарят его за национальную свободу? Почему Россия до сих пор публично не осудила красный коммунистический террор? И почему русские люди для всех остальных народов несут на себе маргинальную печать большевизма? Почему сегодняшнюю Россию рисуют только черной краской и не видят в ней ничего достойного? Ответить на эти бесконечные «почему» я не могу. Я не политический деятель, не борец против чего-то. Я просто человек, который хочет быть понятым, хочет, чтобы его человеческое достоинство уважали и очень переживает за отношение к русскоязычной диаспоре за рубежом.

... Наши дети сфотографировались у памятника Солдату, и мы поехали на берег моря. Какое это было счастье – видеть закат над Балтикой, бегать босиком по воде и вслушиваться в шепот корабельных сосен. Здесь, на берегу мы в полной мере ощутили это сладкое состояние – Свобода! Верилось, что все лучшее обязательно сбудется и обязательно с нашим участием.

Вера Татарникова

***

"Русское поле"