О творческих людях Берлина и о том, что было 30 лет назад

Родительская категория: Культура Автор: Елена А.-Гальперина Просмотров: 501
Недавно в кафе «Аrt. City. People» у Даши и Игоря Дыдзинских проходил творческий вечер известного художника и писателя-романиста Татьяны Нелюбиной с музыкальным участием артиста Александра Копанева.

 

Фото: Елена Дункул

 

Собрались их старые друзья, которые знакомы еще с гэдээровских времен, и молодые творческие люди. Сыпались вопросы о том, как Татьяна писала свои романы (всего их семь), как она сочетает живопись с литературой. Саша рассказывал о ее семье, муже Кристиане, замечательном человеке, реставраторе.

 

Потом прозвучали отрывки из Татьяниных романов… Это романы о любви, о мифологических героях, которые оживают в ее воображении, о жизни, тайна и красота которой переходят с полотен художника в литературные строчки…

Это все сопровождалось Сашиной гитарой, песнями и романсами – старыми русскими, советскими, своими. Удивительный был вечер.

 

Фото: Елена Дункул

 

А потом мы поговорили о том, что в эти дни празднуется 30-летие падения Берлинской стены. Интересно было услышать, что думают они, свидетели тех дней.

 

Александр Копанев, певец, гитарист, композитор, продюсер, 30 лет живет в Берлине. Его выступления пользовались успехом тогда, 30 лет назад, на них с огромным удовольствием ходят сегодня, его знает, наверное, весь творческий русскоязычный Берлин. Потому что никто с таким юмором не ведет концерты, потому что его манера исполнения романсов наполнят слушателей восторгом и удовольствием.

 

Фото: Veronique de Cea

 

- В восточном Берлине я с «Ленконцертом» бывал с 1978 года. Наши «поезда дружбы» в ГДР принимали на «ура». Несколько раз мне удавалось нелегально переходить границу с западным Берлином. Мне было очень интересно, как там живут люди. Так же интересно, как и всем, кто находился за каменной стеной...

 

С собой у меня были рюкзачок и гитара, и меня там ждали друзья – это те, кто по еврейской эмиграции уехали в 70-е годы. Бывало сидели-веселились у кого-то дома до пяти утра, а потом все шли провожать меня к границе – нужно было возвращаться. Как-то у меня это получалось без неприятностей, повезло.

 

Потом я получил (сначала временную, а потом после огромных усилий друзей постоянную) визу в ФРГ. В западном Берлине тогда было мало наших музыкантов, я был в новинку, и пошли концерты, выступления – по нескольку в день.

 

Я работал в знаменитом берлинском кафе «Hegel», это было поистине легендарное место, неподалеку от Zoo, где собиралась интеллигенция. В восемь вечера открывалось, и до утра пели, пили, разговаривали, обсуждали события.

 

Там были и немцы, и наши, и журналисты из разных иностранных газет, всех волновало то, что происходило в те дни в России. У меня была популярность, потому что туда приходили музыкальные менеджеры, продюсеры, и они приглашали выступать в разные места, даже на правительственные мероприятия.

 

В «Хегеле» мы перезнакомились со многими друзьями, актерами, художниками, музыкантами… Сейчас, когда мы собираемся, вспоминаем ту особую атмосферу в Берлине, когда сломали стену, когда народ кайфовал, можно было ночи напролет гулять по Берлину (не так, как, к сожалению, сейчас), было абсолютно спокойно, люди просто счастливые ходили по улицам – граница открыта, транспорт ходит по всему Берлину.

 

И из восточной части и из России (по туристическим визам) пошел огромный поток наших музыкантов – в переходах метро, в подъездах, на улицах повсюду слышны были – где балалайка, где саксофон, где гитара.

 

У KDW работали артисты Мариинского театра, я как-то подошел к ним, спросил, они говорят: денег нет, зарплату в театре не платят… Мировая группа стояла на улице и играла классику… Уникальное это было время.

 

Татьяна Нелюбина:

 

- Я с маленькой дочкой жила тогда в Потсдаме. Первое время после приезда из Москвы работала экскурсоводом в «Сан-Суси», потом меня приняли в гэдээровское издательство «Ойленшпигель», я делала политические карикатуры и из-за этого была уже довольно известным человеком.

 

Я как сейчас помню четверг 9 ноября 1989 года, когда пришла новость, что открыли границу. Весь город Потсдам выстроился у полиции в очередь за визами. В пятницу в Потсдаме было пусто, не светились окна, не шли трамваи – все свалили в Берлин. Мне как советской гражданке, как диссидентке визу не давали, но я взяла дочку за руку и по «Шпионскому мосту» (Глиникер брюке) мы молча (чтобы не выдать себя русским акцентом), вложив красные русские паспорта в синюю гэдээровску корочку, умудрились пройти вместе со всеми.

 

Ты входишь, и через 10 минут оказываешься уже в западном Берлине. Тогда это была фантастика. Там люди с Запада обнимали, целовали, у них были рюкзаки с шампанским, тут же открывали, только пробки летели. И нас обнимали.

 

- Как к вам, русским, относились западные немцы?

 

Великолепно, прекрасно. И продолжают относиться, во всяком случае мои друзья, друзья моей дочери, друзья моих русских друзей. У нас проблем с немцами никогда не было. Как ты сам – с улыбкой, с любовью, с добротой – так и люди к тебе…

 

Записала Елена А.-Гальперина

 

Елена А.- Гальперина

Фото: Veronique de Cea, Елена Дункул