( 0 )
Родительская категория: История Автор: Вера Татарникова Просмотров: 6057

 

Как-то в дюссельдорфском метро я краем уха услышала обрывки заинтересовавшего меня разговора. Молодые парни говорили по-русски, с неким раздражением по отношению к своим родителям.

 

Мать пристает уже который вечер. Посмотри да посмотри, какой сильный фильм о войне. Надоела со своими наставлениями, - возмущенно говорил один.

Да, я вообще русское телевидение не смотрю. Дурацкие передачи, какой-то отстой. И сколько уже можно о войне?! - поддержал приятеля другой.

 

Вера ТАТАРНИКОВА

 

А правда, сколько можно говорить о войне, которая давно кончилась. Да и нужно ли? По-моему, на этот вопрос себе давно ответили немцы, предпочитая не вспоминать и не осложнять этими воспоминаниями жизнь молодому поколению.

 

С начала Второй Мировой войны прошло уже 73 года (статья опубликован в 2012 г. - прим. ред.). Очень много. Целая человеческая жизнь. Но если глубоко задуматься, то это было самое страшное событие мирового масштаба, в которое оказались втянуты разные страны и целые континенты.

Человеческой цивилизации удалось сохраниться ценой огромных потерь. Можно, конечно, все забыть. Жизнь – быстротечна, надо успеть ею насладиться. А воспоминания о войне так же далеки от нас, как битва на Чудском озере или сражение при Ватерлоо. Давно все было, уже не хочется вспоминать.

Правда, среди нас живут еще ветераны прошедшей войны. Немного их осталось в живых, и свою долю общественного внимания они получают разве что в дни официальных торжеств. Но закон истории суров и он гласит, что плохо выученные уроки обязательно отзовутся несчастьями в жизни следующих поколений.

Так какой же была эта Вторая Мировая война, сколько в ней было побед, поражений, сколько глубокого трагического смысла.

В немецких школах учат детей, что Вторую Мировую войну выиграли американцы. Мы, слыша такое от своих детей, страшно возмущаемся. С пеной у рта доказываем, что это неправда. Мы – советский народ-победитель. Именно наши солдаты освободили мир от ужаса нацизма. И это абсолютная святая правда.

Но не вся... не полная с точки зрения истории. 9 мая мы празднуем День Победы в Великой Отечественной войне. Победы, которую ждал советский народ долгие 1421 день. И наконец, в теплый майский вечер для Европы наступил мир.

 

А Вторая Мировая война еще продолжалась...

 

В далеком 1939 году...

 

 

В горячие перестроечные 90-е годы, когда открывались секретные архивы и печатались ранее запрещенные книги, мы узнали о Пакте Молотов-Риббентроп. Вернее те, кому было положено знать всё, всё и знали. А мы, простые жители советской страны, узнали об этом только из доклада тогдашнего секретаря ЦК КПСС Александра Николаевича Яковлева.

 

Пакт о ненападении был подписан 23 августа 1939 года. По замыслу Сталина, именно такой документ отодвигал на неопределенное время угрозу нападения на СССР со стороны гитлеровской Германии. Этот документ определял и новые границы государств. Германии отходила Западная часть Польши и Литва, а СССР – Эстония, Латвия, Бессарабия, Северная Бурковина и, что было очень важно, часть Финляндии. На территории Западной Польши по поводу подписания Пакта состоялся совместный парад советских и германских войск.

 

Польский народ тяжело переживал раздел своей страны, и эта предательская рана не заживает в памяти поляков до сих пор. Большинство из нас долгое время и слыхом не слыхали о таком позорном параде. Даже поверить было трудно, что наша страна вняла лживым заверениям гитлеровского руководства и предала братьев-славян. Я понимаю, что на то были геополитические интересы СССР, что внешняя политика вообще штука сложная, но по-человечески...

 

В 1984 году в международном Доме творчества на Балатоне, я с жаром доказывала польскому профессору истории, что такого парада не было и быть не могло. Умудренная опытом седовласая женщина не стала спорить со мной, а лишь предложила поехать в Публичную библиотеку Будапешта и взять «Полную историю Второй Мировой войны». Я так и сделала.

Причем, уже сидя в библиотеке, самонадеянно предвкушала, как за ужином при всех разоблачу оппонента.

 

Каково же было мое изумление, граничащее со стыдом, когда в 41-м томе я увидела и текст того самого пакта и фотографии парада. Дома я, конечно, ничего этого увидеть не могла. Все документы хранились в спецхране. Советские учебники истории освещали военные события только с одной стороны.

 

В том же 1939 году началась советско-финляндская война. В обиходе ее называли финской кампанией. Об этой войне мало кто знает. Отец одного моего знакомого, воевавший там, рассказывал только о сильнейших морозах и привез сыну трофей – пустую металлическую красочную коробку из под печенья. В довоенном Ленинграде таких никто не видел. В семье долго хранили в этой коробке цветные нитки.

 

По условиям того же пакта Советский Союз предъявил Финляндии ультиматум с требованием отступить от прежней границы на реке Сестре вглубь Карельского перешейка. Требование было связано с необходимостью отодвинуть границу от Ленинграда.

 

Прежняя проходила на расстоянии пушечного выстрела от города. Финны выполнять ультиматум отказались. Тогда, 30 ноября 1939 года наши войска перешли в наступление. Для оправдания военных действий против Финляндии был использован инцидент на границе. Подобные инциденты часто применяются в военной тактике. Вспомните убийство в Сараево Эрцгерцога Фердинанда и последовавшее затем начало Первой империалистической войны.

 

 

Длилась финская кампания до 13 марта 1940 года и завершилась подписанием Московского мирного договора, который узаконил новые границы между СССР и Финляндией. Эта короткая война и бесславная победа в ней дались нашей стране величайшими человеческими жертвами. Плохо подготовленные советские солдаты, в лютый мороз не имея зимнего обмундирования, ведомые неопытными командирами (опытные военачальники к тому времени были уже расстреляны), буквально каждую пядь Карельского перешейка окропили своей кровью.

 

А между тем, в Европе уже разгоралась Вторая Мировая война.

 

1 сентября 1939 года, через 7 дней после того самого совместного парада, немецкие войска, использовав провокационный трюк с переодеванием своих солдат в форму польских пограничников, совершили нападение на Польшу. Именно этот день и следует считать началом самой кровавой войны 20-го века. До нападения на Советский Союз оставалось чуть более полутора лет.

 

Фельдмаршал ефрейтору не ровня

 

Кажется, о Великой Отечественной войне написано столько книг, снято столько фильмов, что трудно рассказать нечто новое. Хотя уверена – в этой истории есть еще много неизвестных страниц. Надо бы успеть записать воспоминания каждого оставшегося в живых ветерана. И обязательно не только нашего, но и союзников. Хорошо бы создать некую вселенскую книгу исторической памяти.

Мне кажется, что уже пришло время перестать делить ветеранов на «тех, кто больше и тех, кто меньше». Нужно вспомнить американских добровольцев, которые до открытия Второго фронта в Европе совершали боевые вылеты на самолетах британских ВВС. Среди них были и будущий президент США Джон Кеннеди и его старший брат Джозеф, который погиб в 1944 г.

Надо вспомнить и тех, кто воевал против танковой армии Роммеля в Африке, кто сражался в рядах французского сопротивления, воевал составе знаменитой эскадрильи «Нормандия», кто, истекая кровью, поднял Варшавское восстание. Словом, пришло время вспомнить всех.

Мы называем советского солдата Воином-освободителем. Подвиг его поистине бессмертен, но сегодня для воспитания молодого поколения, особенно в Европе, важен каждый эпизод этой истории, достоин поклонения каждый солдат, независимо от его гражданства.

 

Мы должны не забывать и о немецких антифашистах, об офицерах вермахта, которые участвовали в заговоре против Гитлера и были расстреляны.А еще об одном противнике я хочу рассказать особо. Речь о финском фельдмаршале Маннергейме. Блестящий офицер русской царской армии, получивший прекрасное военное и гражданское образование, командовал финскими войсками в той короткой войне 39-40 годов. Когда Германия напала на СССР, Финляндия выступила ее союзником. Войска под командованием Маннергейма заняли старые границы вблизи Ленинграда.

 

Подошли вплотную к городу и встали. Когда замкнулось кольцо 900-дневной блокады Ленинграда, армия Маннергейма находилась на расстоянии вытянутой руки от города. Гитлеровская ставка верховного командования отдала приказ перейти в наступление. Но Маннергейм не двинулся с места.

 

Его офицерская честь не позволила бросить войска на уничтожение так много значащего для него Петербурга. Тогда Гитлер потребовал, чтобы Маннергейм срочно явился в Ставку. Ответ фельдмаршала был краток: «Фельдмаршал с ефрейтором встречаться не должен».

Сильно сказано. И поступок достоин нашей памяти.

 

Очень хороший немец

 

С Рольфом Баумгартеном я познакомилась в 1991 году в Гамбурге. К тому времени он был уже известен не только как журналист, но, в первую очередь, как общественный деятель. Рольф был из тех редких немцев, которые считали, что должны лично нести ответственность перед всем миром за содеянное Германией. Хотя в войну он был десятилетним мальчишкой, которого авиабомбежка Гамбурга в одночасье сделала круглым сиротой. Еще раньше на Ораниенбаумском плацдарме, под Ленинградом, погиб его старший брат.

Друзья Рольфа рассказывали нам, что большую часть личных средств он переводит на помощь ветеранам войны. Особенно старается помогать жертвам Холокоста. Подолгу бывает в Израиле. Ищет в этой стране прощения.

 

Мы спросили, не хочет ли Рольф приехать в Ленинград.

 

- Я очень хочу поехать, но не знаю, имею ли на это моральное право, - ответил он. Завязались между нами дружеские отношения. Был подписан официальный договор о партнерстве Союза журналистов Санкт-Петербурга и Гамбурга.

В тяжелые 90-е годы Рольф организовывал сбор гуманитарной помощи, лекарств, денежных средств. Он помогал как мог ветеранам-журналистам Ленинграда. Да не только журналистам. Самолеты со специальным гуманитарным грузом из Гамбурга мы встречали каждую неделю.

 

Наконец, наступил тот знаменательный день 25 января 1992 года, когда Рольф, накануне очередной годовщины полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады, прилетел впервые в наш город. Стоял жуткий мороз. Я переминалась с ноги на ногу в зале ожидания, когда увидела высокого мужчину в долгополой шубе с непокрытой головой, который толкал перед собой грузовую тележку. На ней лежал огромный на тяжелом деревянном каркасе венок из белых роз, перевитых черной лентой. На ленте готическим шрифтом было написано: «Ленинградцам от Рольфа Баумгартена».

 

В гостиницу ехать наш гость отказался. Сначала, сказал, едем на Пискаревское кладбище. На огромном заснеженном кладбище в тот день нас было только трое. Рольф, я и наш водитель. А ощущение было такое, будто нас вообще нет. Только он один. Перед монументом Родине-Матери Рольф встал на колени прямо в снег. Мы отошли в сторону. Этот немолодой человек молился так истово, что мы, ничего не понимая в чужом языке, мучительно прислушивались к словам молитвы.

 

После этого он приезжал к нам много раз. Говорил, что сердце его в Израиле, и он хочет навсегда поселиться среди народа, который его простил и принял. В нашу последнюю встречу Рольф подарил мне янтарное ожерелье со словами: «Это слезы моря, которое нас разделяет».

 

Рольф так и не узнал, что я позже переехала в Германию. Много раз я собиралась позвонить по старому телефону, но сначала совсем не знала языка, а потом... дела, дела...

 

Только в этом году мои коллеги по Координационному Совету российских соотечественников Гамбурга помогли мне в поиске. К великому сожалению, я опоздала...

 

Рольф Баумгартен умер и похоронен в Израиле.

 

Светлая ему память!

 

На позицию девушка провожала бойца...

 

Мелодию этой песни, любимой многими ветеранами, японцы считают своей народной. Оспаривать авторство не будем, а вот о войне с Японией поговорим. Празднуя победу, мы очень редко вспоминаем тех, кто удостоен медали за победу над Японией.

 

Этих орденоносцев редко встретишь в рядах ветеранов. К их величайшей обиде есть те, кто и ветеранами их не считает. Бытует такое мнение, что и воевали они там недолго, и боев кровавых не вели. Один мой хороший знакомый, живущий сейчас в Германии, рассказывал о своем отце. Простой парень с Алтая, он, в силу молодого возраста, был призван в армию поздно. Война уже бушевала вовсю.

 

Его отправили служить на японскую границу. Ту самую, где «тучи ходят хмуро». СССР был не в состоянии вести войну на двух направлениях, наша армия была обескровлена потерями первых месяцев войны. Значит, надо было постоянно против германского союзника проводить операцию устрашения на границе. А резервов не было. Впереди предстояла судьбоносная битва за Москву. Туда перебрасывались армии с других фронтов.

Поверив донесению нашего легендарного, так нелюбимого Сталиным, разведчика Рихарда Зорге, утверждавшего что в ближайшее время японцы не начнут масштабных военных действий против СССР, Ставка Главнокомандования перебросила войска Дальневосточного округа в Москву. Оставшиеся на позиции пограничные войска должны были создавать видимость присутствия мощной боеспособной военной группировки. На границе было беспокойно. Больше всего боялись наши солдаты японских лазутчиков, которые с присущими им коварством и осторожностью могли подкрадываться незаметно и снимать наших часовых.

Милитаристская Япония фактически вступила во Вторую Мировую войну на стороне Германии 7 декабря 1941 года. Именно в этот день японская авиация совершила свой сокрушительный налет на военно-морскую базу США Перл-Харбор. Я очень много прочла об этом книг, посмотрела кинофильмов, но каждый раз поражалась тому коварству, с которым был нанесен этот удар. В такой же теплый выходной день, как и 22 июня 1941 года, были застигнуты врасплох и уничтожены молодые американские ребята, будущее этой огромной страны.

 

 

Все долгие годы, пока шла война в Европе, наши дальневосточные границы защищались только героями-пограничниками. Уже после подписания гитлеровской Германией 8 мая 1945 года акта о безоговорочной капитуляции СССР, выполняя обязательства перед союзниками по Второй Мировой войне, вступил в войну с Японией.

 

Было это 8 августа того же 1945 года. В результате ожесточенных боев и мужества наших воинов был полностью уничтожен оплот милитаристской Японии многочисленная Квантунская военная группировка. И было это намного весомее для Победы, нежели последовавшие позже атомные бомбардировки, осуществленные США. 6 августа наши союзники сбросили первую атомную бомбу на Хиросиму, 9-го – на Нагасаки.

 

Мир содрогнулся от ужаса, воочию увидев последствия атомной войны. Япония и сегодня на генетическом уровне хранит код ядерной радиации. И передает этот страх молодому поколению. Вспомните поведение Японцев во время трагедии на Фукусиме. Но в мире хватает других безбашенных голов, которые готовы трясти перед нами ядерными погремушками.

 

А тогда, в далеком 1945-м, 2 сентября закончилась Вторая Мировая война. Это была величайшая трагедия в истории человечества. Борьба добра со злом окрашена десятками миллионов человеческих жертв с обеих сторон.

 

В прошлом мы черпаем опыт будущего

 

Как всегда в мае мы вспоминаем о Великой Отечественной войне. Снова старшее поколение смотрит фильмы на военную тему, поздравляет ветеранов, возлагает на могилы цветы. Мы – граждане бывшего СССР, стараемся передать своим детям и внукам эстафету этой памяти. Но не дает покоя мысль, что уходит время, а с ним исчезает и потребность современного общества в этих воспоминаниях. Если задуматься серьезно, особенно, если живешь в Европе, и не просто в Европе, а в центре Германии, то становится немного не по себе. Масштабность катастрофы Второй Мировой войны нами так до конца и не осмыслена.

 

В бывшем СССР долгое время о Второй Мировой войне особенно не говорили. Памятные даты, связанные с ней, не отмечали. Потихоньку выдавливали из наших ветеранов воспоминания о союзниках. Победа именно в Великой Отечественной войне была неоспоримым аргументом защитников социалистического строя. Железный занавес наглухо отгородил нас от всего мира.

 

Этой статьей я ни в коем случае не хочу задеть чувства ни одного нашего ветерана. Я сама выросла в семье советского офицера, прошедшего войну от первого до последнего дня. Светлую память о подвиге наших защитников Родины я сохраняю в своей семье. Но вот одно воспоминание недавнего времени вызывает во мне горечь и недоумение.

 

2 сентября 1994 года я находясь в командировке в Германии, ехала на машине в Брюссель. По автобану на территории Голландии нас обогнала кавалькада машин, заполненных седовласыми ветеранами. На капотах автомобилей были закреплены флажки с государственной символикой. Европа отмечала годовщину окончания Второй Мировой войны.

 

 

На главной площади Брюсселя, перед дворцом развернулось гигантское театральное действо. На огромные экраны транслировались кадры военной кинохроники. Обнимались и пели ветераны, одетые в национальную военную форму стран антигитлеровской коалиции. Развевались флаги и штандарты. Я познакомилась с голландским летчиком из города Бреды. Он ушел на фронт совсем мальчишкой, после того, как нацисты отправили в концлагерь его сестру. Был летчиком, горел в самолете, попал в плен. После войны ни разу не пересекал немецкую границу. Не сумел ни забыть, ни простить. А я в последствии много лет дружила с его дочкой.

 

Отдавшись общему порыву, я стала подпевать французскому ветерану. Первый куплет Марсельезы еще помню наизусть. Мой новый знакомый был из Тараскона. В годы войны фашисты расстреляли его родителей. Семья носила фамилию Леви. Типично еврейскую фамилию. Мальчишка с собакой убежал в лес и целый год жил как Маугли, пока его не подобрали бойцы сопротивления. Он стал сыном полка.

По периметру площади стояли наши танки Т-34. Но советских ветеранов НЕ БЫЛО. Вместо наших танкистов на броне сидели французы.

Ликовала Европа. Не участвовали только мы и немцы. Почему не участвовали немцы, понять можно. А мы должны были бы быть обязательно. Вместе должны мы извлекать уроки из этой всемирной катастрофы. И на этих уроках учить молодежь.

.

 

...На одном из прошедших заседаний форума «Санкт-Петербургский диалог» в присутствии канцлера Германии Ангелы Меркель и Президента России Дмитрия Медведева был поднят вопрос о необходимости создания совместного учебника истории. Прошло уже два года.

 

Я все думаю, а будет ли когда-то выпущен такой учебник, и что в нем напишут историки наших двух стран о Второй Мировой войне? Как сделать так, чтобы потомки наши – через 100, 200, 300 лет – не стыдились нас, а гордились нами?

 

Вера Татарникова

 

Сайт "Русское поле"