Юлия Рыбалко: При интеграции нужно помнить о своих правах

Автор: Елена Еременко Просмотров: 5055

Фонд защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, оказывает поддержку соотечественникам в Германии. Юлия Рыбалко, директор школы для русскоязычных детей в немецкой земле Саар, поделилась мнением, насколько востребована такая деятельность в немецком обществе, где живут несколько миллионов граждан, выходцев из бывшего Советского Союза, и их потомков.

Юлия Рыбалко, актриса и театральный педагог, приехала в Германию много лет назад. Теперь она директор школы и первый заместитель председателя общества «Школа искусств «Эльфы» (ELFE e.V.), созданного в 2002 году в земле Саар.

Это была первая такого рода организация в Саарланде, которая занималась помощью в интеграции русскоязычным детям и их родителям, независимо от национальности, вероисповедания и страны происхождения. За время существования школы более тысячи детей прошли через ее стены.

Юлия Рыбалко рассказывает:

Когда в земле требовалась рекомендация для поступления в гимназию после начальной школы, абсолютно все дети, которые годы посещали нашу школу, получали эти рекомендации. Сейчас требований рекомендаций нет, родители сами решают, в какую школу отдавать ребенка после начальной школы. И, нужно отметить, все наши дети не имеют проблем с русским языком, и говорят на немецком языке без акцента, в совершенстве и соответственно возрасту, и успешны в своей общественной жизни. Добиваемся мы таких результатов благодаря тому, что у нас работают 15 высококлассных педагогов. Все наши преподаватели приехали из стран бывшего Советского Союза, все - русскоязычные.

У нас в школе проходят занятия по русскому, французскому, английскому и, при необходимости, и немецкому языку, для недавно приехавших детей. Но основное направление школы — это интеграция при помощи искусства. И учебные предметы по искусству являются основными в нашей школе.

Сейчас в школу посещают более 100 детей. Возрастная группа от 10 месяцев — до... границы нет, мы работаем и с подростками и молодежью.

Вопрос: Юлия, как ты относишься к идее Правового Фонда консультировать соотечественников, проживающих в Германии?

Юлия Рыбалко:  Мое отношение к такой инициативе — полностью позитивное. Только хотелось бы иметь  уточнения к спектру вопросов, с которыми можно обращаться в Фонд для поддержки и консультаций.

У русскоязычных общественных организаций, зарегистрированных и работающих по немецким законам, есть вопросы глобально-политические, дискриминационные, по поводу, допустим, отсутствия поддержки со стороны земельных и городских структур работы обществ с русским языком.

Это, допустим, одна тема, а другая - это когда у организаций возникают вопросы по поводу их общественной деятельности. Еще и потому, что законодательство постоянно меняется. И если бы с этими вопросами общества могли бесплатно обращаться за консультацией в определенную организацию - было бы очень здорово.
 
Одно из важных направлений работы нашего общества — поддержка русского языка.
Мне бы очень хотелось иметь какую-то правовую, информационную поддержку. К сожалению, допустим, в нашей земле — Сааре, сейчас сложилась ситуация, когда поддержка русского языка никому не интересна.

Мы неоднократно обращались к властям, встречались со всеми уровнями руководства, вплоть до земельного. Цель таких обращений была — добиться, чтобы  русский преподавался хотя бы в одной гимназии, мы доказывали, что владение русским  как родным не мешает, а, наоборот, способствует интеграции.

Нам в ходе таких переговоров все очень четко всегда говорят: «То, что вы занимаетесь русским языком — это ваша личная проблема. Хотите - занимайтесь, но нам эта тема не интересна и никто её поддерживать не будет.»

Нам говорят, что в земле билингвальность — одна из главных задач образования, но речь идет только о поддержке французского языка, приветствуются и поддерживаются лишь немецко-французские детские учебные заведения. Территориально, Саар находится рядом с Францией, существуют, конечно же, множество совместных проектов. Создана и успешно действует структура Саар - Лотарингия - Люксембург. И понятно, что все внимание в таком процессе уделяется только немецко-французскому билингвизму.

Кто может нам, русскоязычным, здесь помочь? Может ли кто-нибудь повлиять на решение земельных властей, считающих русский язык бесперспективным в нашей Земле? А что касается практики, то хотелось бы, чтобы каждая организация имела краткие выдержки из Женевской конвенции, из законов о национальных меньшинствах.

Мы не знаем точно, какие законы поддерживают родной язык национальностей, проживающих на территории Германии, Европы. И, мне кажется, что лучше всего, если бы такую информацию для русскоязычных общественных организаций подготовил юрист.

Вопрос: Ваша организация работает с русскоязычными мигрантами в Германии уже больше 10 лет. Были  ли конкретные случаи, когда вы понимали, что вот сейчас для обратившегося к вам за помощью человека, необходима поддержка адвоката?

- У нас были случаи, и, к сожалению, не единичные, когда приходили родители и говорили, что в немецкой школе, куда каждый день ходит их ребенок, им было предложено прекратить посещать нашу «русскоязычную» школу.

Мотивировалось это тем, что, по мнению наших коллег из немецкой школы, русский язык мешает изучать немецкий язык и интегрироваться в немецкую среду.

Рекомендация была стандартная - «Вы должны забрать ребенка из русского ферайна (общественной организации — прим. Ред.) и отдать его в немецкий ферайн, мы на этом настаиваем».

Родители, безусловно, боятся таких заявлений со стороны школы и в этих случаях, нам кажется, помощь и консультации людей, разбирающихся в немецком законодательстве, просто необходима.

Мы бы хотели открыто противостоять такой позиции школ. Ведь семьи, попадающие под такое давление, начинают просто скрывать членство детей в нашем Обществе. Мы сталкиваемся с тем, что они начинают уговаривать своего ребенка не говорить в школе, что он посещает наши занятия, учит русский язык в свое свободное время.

У нас есть информация, что под такое давление попадают и семьи, чьи дети посещают воскресную школу при русской церкви. Против этого тоже выступали учителя немецких школ.

Вопрос: Юлия, а каким образом родители узнают о такой реакции школы - они получают официальные письма, или это сообщается во время встреч с родителями?

- Мы знаем только об устных заявлениях. Но происходит это вполне официально — родители специально вызываются в школу, где с ними проводится беседа. Естественно, родителям не говорят прямо, что школа против православной церкви или русскоязычного ферайна — им подчеркивают, что родители, связав своего ребенка с русскоязычными организациями, не способствуют интеграции ребенка в местное общество. Родители начинают бояться.

Ситуация последних месяцев, связанная с событиями на Украине, ещё больше обострила опасения родителей.

У нас в обществе есть проект, связанный со взрослыми. Мы помогаем в подтверждении дипломов и трудоустройстве. И здесь возникают вопросы — мне часто говорят участники нашего проекта, что их не берут на работу, потому что для немецкого работодателя их фамилии звучат непривычно и странно. Таких случаев довольно много, о них известно, это ни для кого не секрет.

При равных предпосылках, не немецкие фамилии, часто являются помехой. Мы знаем, что часто отсутствие немецкого гражданства тоже становится причиной, по которой наши соискатели получают отказы.

Недавно у меня был случай, когда молодая девушка хотела подтвердить диплом воспитателя. Она в Сибири закончила университет. Диплом педагогический  был здесь не признан, и она пошла учиться в школу для воспитателей, для получения уже немецкого средне-специального образования. И, не смотря на уже оконченный университет в России, и, по мнению нашей соискательницы, хорошей педагогической базы, которую она получила у себя на Родине, её невзлюбила преподаватель педагогики. За два года обучения  она получала по педагогике только «пятерки» (наихудшая оценка — ред.), но ни разу преподаватель не показала работы с её ошибками. И в результате, её не допустили ко второму государственному экзаменую.

В итоге, наша подопечная испугалась, и решила бросить свое обучение. Хотя по остальным дисциплинам, которые преподавались в этой школе, у неё были нормальные оценки.

Я предлагала ей не сдаваться, можно было запросить эти работы, можно было добиться, чтобы преподаватель мотивировала эти оценки, но девушка побоялась бороться за себя. В итоге она приняла решение уйти из школы и поставить крест на профессии педагога.

Мы пытались  её уговорить что-то сделать. Мои немецкие коллеги по проекту предлагали тоже свою помощь. Можно было воспользоваться и помощью адвоката, но она была запугана, подавлена и делать шаги по прояснению ситуации, она оказалась не готова.

Мне кажется, что нашим соотечественникам нужно прежде всего научиться  не бояться пользоваться правовой помощью, не бояться сказать, что владение русским языком вовсе не является помехой, как считают некоторые здешние чиновники.

Помощь, которую оказывает Правовой Фонд — организация консультаций на русском языке — очень важная и своевременная.

Наши соотечественники, даже хорошо владеющие немецким языком,  все равно предпочтут быть выслушанными на родном языке. Это как обращение к русскоязычному врачу: понятно, что в сложных ситуациях выразить все, что тебя волнует, все тонкости, проще на родном языке. Это очень важно, когда в сложной ситуации человеку не приходится подбирать слова, чтобы тебя поняли.

А потом, существует множество нюансов, которые понятны только носителям языка, есть и ментальная близость. Все это очень важно для достижения полного доверия и взаимопонимания.

Кроме того, возникает и ещё одна важная деталь - наши соотечественники часто, как мы видим, просто боятся обращаться за правовой помощью, особенно если это касается вопросов языка.

Мне кажется, что форма общения с адвокатом на сайте координационного совета соотечественников «Русское Поле», когда можно получить первичную консультацию, правильно сориентироваться в своей ситуации и уверенность в том, что специалист может оценить твою проблему — нужная и удобная.

Мы все должны хорошо понимать, что мы живем в правовом обществе и граждане Германии привыкли по самым разным вопросам советоваться с специалистами- юристами. И, что важно, никогда не боятся прибегать к такой помощи.

Если мы говорим об интеграции, мы должны, в первую очередь, неукоснительно соблюдать все законы, но и не забывать пользоваться теми правами, которые есть и у граждан Германии и у иностранцев, проживающих здесь. И не бояться отстаивать свое мнение, свои интересы и при необходимости обращаться за правовой поддержкой.

Беседовала Елена Еременко



Целью проекта сайта «Русское поле» - «Правозащита онлайн» который работает в сотрудничестве с российским Фондом поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, является повышение правовой осведомленности российских соотечественников, проживающих в Германии, мониторинг, выявление и оперативное освещение фактов нарушения прав соотечественников, проживающих за рубежом.

Уважаемые соотечественники! По ряду личных, исторических и порой трагических причин и событий мы покинули нашу Родину. Теперь мы живем в разных странах и в новых реалиях, но всех нас объеденяет великий русский язык и наша общая история.
На новом месте мы столкнулись с большим количеством неизвестных нам законов нашей новой страны проживания - Германии. Однако следует помнить, что Германии мы имеем такие же права, как и коренные жители этой страны.

Не следует бояться отстаивать свои права. Разобраться в лабиринте немецкого законодательства вам поможет проект "Русское поле" - правозащита онлайн".

Обращайтесь к нам за помощью и бесплатной консультацией в специальной онлайн-форме - ЗДЕСЬ.
Вы также можете связаться с нами по эл. почте: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., или по телефонам: 0172 460 2631, 0361 2626 946, независимо от места вашего проживания в Германии.