Русский язык за рубежом: за и против

Родительская категория: Русский язык Автор: Вера Татарникова Просмотров: 21052
С тех пор как началась третья волна эмиграции в Германию граждан бывшего СССР, не утихают споры о том, нужно ли нашим детям учить русский язык. Причем некоторые читатели в своих письмах прямо и безапелляционно заявляют: нет, не нужно. Нашим детям нужно успешно интегрироваться в немецкое общество, а потому только немецкому языку мы должны уделять внимание.

Конечно, есть и другая точка зрения: изучать русский надо, и обязательно, говорят ученики школ дополнительного образования и их родители.
Дискуссия на эту тему выросла до планетарных размеров. И, вероятно, потому 16-19 октября этого года в Москве состоится Всемирная конференция соотечественников «О статусе русского языка в зарубежных странах».

Для Германии, в которой на сегодня насчитывается более трех миллионов русскоязычных жителей, где почти в каждом городе есть так называемые русские школы, двуязычные детские сады и где немалое число коренных жителей изучает русский язык как иностранный, все вопросы, связанные с «великим и могучим» представляются архиважными.
Сделано и делается в Германии очень много. Нам есть о чем рассказать на Всемирной конференции, но ждем мы от нее конкретных практических решений, без претворения в жизнь которых на одном энтузиазме учителей и родителей поступательное движение вперед невозможно.

В преддверии Конференции мы задали вопросы двум членам делегации от Германии: директору образовательного института в Дортмунде, кандидату педагогических наук Елене Агеевой и преподавателю русского языка в языковом центре Эрфуртского университета Елене Еременко.

Кор.: Так надо все-таки или нет изучать русский язык нашим детям, проживающим в Германии? Если надо, то зачем?

Е. Агеева: Вы знаете, мне уже давно никто не задает этого вопроса. Я даже удивлена, что Вы его снова поднимаете. Конечно, изучать нужно. Не буду приводить долгое и банальное лингвистическое объяснение о взаимосвязи языков в мире. Скажу, что изучение русского языка необходимо для сохранения связи поколений, в том числе, и в семье. А главное, для восприятия культурного наследия.

Кор.: Нашим детям надо изучать детям как родной, как иностранный или второй родной?

Е. Агеева: Конечно, как родной. Первый или второй, не важно. Если мама русская, то ребенок с младенчества слышит, как говорит мама. Он воспринимает мелодику и культуру ее речи. Приобщать ребенка к родному языку необходимо буквально с первых дней жизни. Кор.: А по какой программе надо изучать русский язык? По программе российской школы или по авторским методикам?

Е. Агеева: Это уже вопрос для профессионалов. Но очевидно, что если мы обучаем только по какой-то одной методике, одной программе, значит, мы слабы в профессиональном смысле. Для того, чтобы отобрать из разных программ по крупицам лучшее, адаптировать для зарубежья, нужен методист-аналитик. Что касается программы российской школы, то к ней можно приобщаться в старших классах. Малышам она не подходит. В российской программе нет как таковой устной речи. Это и понятно. Дети растут в русской языковой среде. Мы же даем детям параллельно и устный, и письменный язык. Моя авторская программа обучения устной русской речи «Живой язык» для детей 4-8 лет с нулевым уровнем владения языком, направлена, в первую очередь, на обретение чувства языка.

Кор.: Как Вы считаете, в наших школах русскую литературу надо изучать? Может, все-таки, пусть на русском языке, но всемирную? А русские народные сказки вообще уже устарели...

Е. Агеева: Безусловно, русские народные сказки устаревают и становятся как бы частью эпоса. Многое в них детям надо объяснять. Но сказки – часть нашей культуры. Возможно, кому-то покажутся устаревшими и сказки братьев Гримм и Андерсена, для кого-то не интересны взаимоотношения Малыша и Карлсона, и приключения Пеппи Длинный Чулок. Все индивидуально. Нельзя же воспитывать детей только на подвигах такого героя как Человек-паук. Дети затем и приходят в наши школы, чтобы развиваться. Литературу мы подбираем конкретно под них. А научившись читать и чувствовать, они сами будут выбирать, что им читать.

Кор.
: Говоря об изучении языка в Германии, мы, в первую очередь, ведем речь о школах дополнительного образования – субботних и воскресных. Как Вы к ним относитесь?

Е. Агеева: Субботние и воскресные школы созданы энтузиастами и подвижниками. Поэтому мы все должны им низко поклониться за труд и любовь к языку. Конечно, если бы в Германии существовали правильные государственные двуязычные школы, то надобность в воскресных отпала бы. Но положение в стране такое, что дополнительные школы будут существовать. И именно они заполняют интеллектуальный вакуум. Понятно, что для изучения языка занятий раз в неделю недостаточно. Для хобби этого хватает, но для углубленных знаний - нет. Изучение языка должно быть дробным, как лечебное питание. Понемногу, но чаще. Нужно заниматься хотя бы два раза в неделю. По законам психологии, занятия необходимо повторять и закреплять через 72 часа. Поверьте, дети, которые занимаются хотя бы дважды в неделю, особенно в возрасте от 7 до 12 лет, в разы отличаются от тех, кто ходит в школу только по субботам. Вот почему такая школа, как наша работает каждый день, и дети изучают в ней, кроме языка, другие предметы, что позволяет успешно учиться в немецкой школе.
Есть еще одна проблема, о которой Вы не спросили. Это обеспечение учебниками, методическими материалами и пособиями. Мы всё приобретаем за счет школы, за счет родителей. Договариваемся с издательствами, научными центрами, пачками таскаем книги из России. Вот где нам необходима помощь Родины. Кстати, родители наша основная опора. А мы им постоянно объясняем, что гармоничное развитие, которое мы даем их детям - залог того, что в будущем они не будут нуждаться в репетиторах.

Кор.: Может быть, Вам покажется странным мой следующий вопрос, но, все-таки, что мы должны сделать для экспансии русского языка в Германии? Что зависит от нас, а что от России?

Е. Агеева: На мой взгляд, при всем интересе к России, в Германии такая экспансия невозможна. Во всяком случае, на сегодняшний день. И дело не только в контексте исторической памяти, а в том, что наш язык не является для этой страны приоритетным.

Кор.: Как это так?! Нас здесь больше трех миллионов, наши дети – часть будущего этой страны. Да в конце концов, наши страны имеют общие экономические интересы.

Е. Агеева: Все это так, но всеобщего интереса к нашему языку нет. Вроде бы и становится модно изучать русский, но одной моды мало. Именно мы, диаспора, и, в первую очередь, педагоги должны развивать этот интерес. Наша миссия: формировать такую потребность снизу. Для этого, в первую очередь, необходима просветительская работа с родителями о роли русского языка в становлении их детей. Язык это ключ к развитию ребенка. Мы должны воспитать такое поколение родителей, которые уже не будут задавать вопросы о том, надо ли их детям в Германии изучать русский язык. Вот такой подход и будет самой действенной экспансией.

Кор.: Что бы Вы хотели сказать на Всемирной Конференции в Москве?

Е. Агеева: Хочу сказать, что мы по личной инициативе поднимаем престиж России за рубежом и, в первую очередь, престиж российской педагогической науки. Это очень важно в стране, где стоит острейшая проблема по признанию наших дипломов. От России нам нужна поддержка, в том числе и финансовая, наших учителей и учебных центров. Именно в русских образовательных учреждениях сохраняется живой русский язык и наше национальное культурное наследие.

***

Мы, конечно, привыкли гордиться своим языком. Еще бы, ведь именно на русском языке создавали свои произведения Толстой и Достоевский. Именно русский толковый словарь создал российский датчанин Владимир Иванович Даль.
Но вот, насколько русский язык востребован среди коренного населения Германии? Об этом мы говорим с Еленой Еременко.

Кор.: Елена, Вы преподаете русский язык студентам Эрфуртского университета. Кто они, Ваши ученики? Какова их мотивация для изучения русского языка?

Е. Еременко: Мои студенты это не только лингвисты, но юристы, экономисты, социологи, политологи. Дело в том, что каждый университет Германии имеет свой языковой центр, в котором студентов обучают современным мировым языкам. Причем уровень этого обучения чрезвычайно высок. Некоторые специальности, среди них и педагогика, предполагают, что современный выпускник должен обязательно знать два-три иностранных языка кроме английского. У многих побудительным мотивом для изучения языка является интерес к русской культуре и литературе, особенно сегодня, когда они живут в обществе, где множество людей говорит на этом языке. У других – чисто прагматические цели. Знание русского языка они связывают с возможными перспективами карьерного роста в Восточной Европе. Понятно, что для студентов, будущих специалистов или предпринимателей, экономические интересы в приоритете, а уж для бизнесменов тем более.

Кор.: Как Вы считаете: сегодня модно говорить по-русски? А Вы знаете, что многие наши соотечественники, проживающие в Германии, стесняются говорить на родном языке, особенно в публичных местах?

Е. Еременко: Всем, кто стесняется, предлагаю посетить языковые центры университетов и собственными глазами увидеть, сколько сил и времени тратят иностранцы на изучение русского языка. Последние годы студенты все активнее записываются именно изучать русский язык. Будет очень обидно, если через несколько лет солидная часть коренной молодежи в Германии будет в совершенстве знать русский язык, а наши дети - кое-как и на минимальном уровне.

Кор.: Понятно, что у Ваших студентов большой интерес к русскому языку. Но есть же, вероятно, что-то, что им и мешает в изучении?

Е. Еременко: Проблема есть, и она в том, что трудно просто взять и поехать в свободные дни в Россию, окунуться в языковую среду. Мешает визовый режим между нашими странами. Вот, к примеру, изучаете Вы испанский язык - взяли и махнули на два дня в Испанию. На практике закрепили свои знания. А в Россию и лёту-то всего два часа, но какие усилия надо предпринять, чтобы оформить заветную визу. И чем активнее Россия будет интегрироваться в европейское пространство, тем острее будет стоять вопрос свободного перемещения.

Кор.: Отмена визового режима это вопрос межгосударственных договоренностей. А вот что зависит от нашей диаспоры в повышении интереса к русскому языку?

Е. Еременко: Надо пользоваться моментом. Сейчас растет интерес к русской культуре. Мы должны стать более открытыми немецкому обществу, максимально для сближения использовать оба языка и русский и немецкий. Для примера приведу известный культурный центр МИР в Мюнхене. Все мероприятия МИРа посещают благополучные известные немцы. Они постигают русскую культуру на своем родном языке и счастливы, что могут по-русски сказать «здравствуйте» и «спасибо». Благодаря русскому центру МИР, они и к самой России стали относиться позитивно.

Кор.: Если бы Вам дали слово на Конференции, что бы Вы сказали делегатам?

Е. Еременко: А вот обо всем этом и сказала бы. А еще о том, что в Германии много российских специалистов – носителей русского языка, без помощи которых невозможно качественное обучение иностранцев. О том, что немецким педагогам высшей школы необходимы стажировки в России. Многие из них, особенно в бывшей ГДР, еще помнят такие стажировки в Институте русского языка и литературы им. А.С. Пушкина. Причем эти стажировки были бесплатные, а теперь возможны только за большие деньги. Еще о том сказала бы, что нам очень нужны методические пособия из России.
Мы понимаем, что живем в Германии и не в праве что-либо требовать от России, но мы хотим и можем быть равноправными партнерами для России в распространении русского языка за рубежом. Мы – мостик между нашей родиной и странами проживания. И мы должны сделать все, чтобы через нас полюбили и нашу Россию*.

В. Татарникова

При перепечатке обязательно указывать название источника: сайт "Русское поле" и гиперссылку: www.russkoepole.de

* Полную версию материала читайте в последнем номере МК-Соотечественник