Бессмертный полк: Лиля Бененсон, снайпер-санинструктор

Категория: Бессмертный полк Автор: Юрий Герловин Просмотров: 3603

Я держу в руках небольшую книжку. На обложке: В.А.Кельбин. "Горячею пулей…". Лениздат, 1988 год. Это о снайперах Ленинградского фронта, воевавших в составе пограничных полков.

Эти полки – бывшие погранзаставы, переформированные, включённые в соединения Ленинградского фронта. Книгу написал полковник Василий Афанасьевич Кельбин, бывший одним из первых организаторов снайперского движения на Ленинградском фронте, сам отличный снайпер.

В книжке есть несколько фотографий из альбома нашей семьи. На этих фото моя тётя, которую я звал просто Лилька, потому что она была всего на пятнадцать лет старше меня.

"…Снайпер-санинструктор, Циля (Лиля) Михайловна Бененсон, вынесла с поля боя 145 раненных бойцов и командиров, 117 суток провела на передовой в снайперских засадах и уничтожила более 50 фашистов". Так в книжке.

Светлой памяти, Циля (Лиля) Михайловна Бененсон, умерла в Израиле от второго инфаркта в 1992 году.

А я хочу рассказать о том, чего нет в этой книжке, хотя в ней и написано и о ранениях, и о тяжёлой контузии.

Так вот, однажды, в начале сорок третьего года, лёжа на нейтральной полосе (в этот раз одна, хотя снайперы охотились по двое), она неожиданно получила пулю … в лоб. На счастье – разрывную. Почему, на счастье? А потому, что пуля попала в звёздочку на ушанке (видно, сдвинулся капюшон маскхалата) и моментально разорвалась. Окажись пуля неразрывной, и Лильки не было бы в живых. Куражился фашист.

Лиля очнулась к вечеру. Она лежала лицом в снег и ей показалось, что у неё нет головы. То есть, рукой голова прощупывалась, а вот сама голова не ощущалась. И вот, двадцатиоднолетняя, как сказали бы сегодня, девчонка, без паники, по-пластунски доползла до своих. И потеряла сознание уже тогда, когда её втаскивали в траншею. Как она с юмором рассказывала нам, «ребята» нашли в капюшоне крохотные осколки звёздочки, а место на ушанке, где крепилась звёздочка, как будто выстригли ножницами.

Но история с разрывной пулей на этом не закончилась. Немного отлежавшись в медсанбате, Лиля вернулась в свой полк. И через несколько дней, уже с напарником, она отправилась на место, рядом с тем – злополучным.

На передовой снайперы с обеих сторон охотились не только за солдатами и офицерами противника, но и друг за другом. А уничтожить вражеского снайпера так же трудно, как и почётно.

И вот, просматривая в оптический прицел передний край фашистов, она заметила какой-то странный дымок. Напарник тоже посмотрел, куда ему показала Лиля, но ничего не заметил. Через некоторое время она снова видит дымок. И вдруг в прицеле появляется пол лица с приоткрытым ртом. Пол лица, то есть фашистский снайпер выглядывал из-за бронированного щитка. А изо рта – пар от дыхания. И Лилька воткнула ему пулю прямо в рот. Не разрывную.

За применение разрывных у нас был положен трибунал. И голова того снайпера упала. А за этим уже наблюдал напарник. Быстро сменили позицию. А потом уползли к своим, так как нередко фашисты открывали миномётный огонь по позиции стрелявших.

Тот ли был снайпер или не тот, конечно же, никто не знает. Но за выстрел, который разбил её звёздочку, и за контузию, Лилька всё-таки отомстила.

И за вынос раненных с поля боя, и за убитых фашистов привезла она с фронта, кроме погон старшего сержанта, нескольких медалей, ещё и две Красных Звезды.

Пухом ей земля!  

Юрий Герловин, Штутгарт

"Русское поле"