Победа 75

Блокадник: когда утром проснулся, мама уже умерла

Автор: Информационная служба "Русское поле" Просмотров: 621
В эти дни в Санкт-Петербурге собрались участники обороны Ленинграда, блокадники, проживающие за рубежом в 17 странах: они отмечают в родном городе дату полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Чего ждали ветераны от этой поездки, с каким настроением собирались туда, они рассказали редакции "Русского поля".

 

 

Накануне отъезда с участником блокадником из Германиии Николаем Михайловичем Френкельсом побеседовала журналист "Русского поля" Елена Еременко.

 

- Николай Михалович, часто ли вы теперь бываете в Санкт-Петербурге?

 

- Нет, в последний раз был где-то в 1985 году.

 

Так давно! Чего вы ожидаете от нынешней поездки на памятные мероприятия?

 

- Я очень хочу пойти на Пискревское кладбище. Когда я уезжал из осажденного Ленинграда, моя мама умерла при мне. Ее похоронили там, а где точно, я не знаю.

 

Буду искать на Пискаревском, может быть, где-то я увижу ее фамилию. Очень надеюсь найти и возложить цветы к ее могиле.

 

Я тогда был еще маленький, семь лет. Мать приехала из больницы. Помню, она меня подозвала, причесала, переодела, привела в порядок. А утром, когда я проснулся, она уже умерла.

 

Мы были с маленьким братом, ему было три года. Маму забрали, а на следующий день за нами пришла дворничиха. Помню, она брата посадила на санки, а я сзади толкал. Она отвезла нас с братом в детский дом.

 

Точно не могу сказать, где он находился - около Мойки, или Обводного канала. Точно не знаю, но помню, что где-то около воды. Потому что весной, когда снег сошел, мы там гуляли, срывали траву и кушали ее. Вот это я помню.

Nike Shop

 

 

- А что с вашим братом?

 

- Он жив, сейчас живет в Америке. Общаемся с ним по скайпу. У меня и сестра жива. Их всех тоже вывезли в то время из города.

 

Отец воевал, вернулся с фронта, тяжело раненый, левая рука у него не действовала. Работал в военкомате. Он нас нашел в детских домах и забрал, отвез к себе на родину в Белоруссию. А потом уехал в 1946 году в Ригу, там работал и нас туда забрал. Умер отец в 1996 году.

 

Я жил в Риге, там окончил речное училище. Работал потом на многих предприятиях, моя специальность — строительство портовых сооружений.

 

- Николай Михайлович, я так поняла, ваша семья уже давно живет в Германии?

 

- Мы приехали в 2004 году.

 

- Как вы считаете, знают ли немцы о трагедии блокадного Ленинрада?

 

- Понимаете, молодежь, даже если наших детей взять, русскоговорящих, - они мало об этом знают. Разве только то, что мы рассказали. А так, от своих родителей — ничего об этом не знают. Их в это не посвящали.

 

Чтобы кому-то из немцев об этом говорить, надо людей хорошо знать. И как это донести, - наверное, даже не в форме обвинений, а в какой-то повествовательной. Мы ведь и языком в нужной степени не владеем.

 

- Николай Михайлович, а если все же представить, что вас бы услышали и поняли, что бы вы сказали? Нужно ли, по вашему мнению, чтобы люди знали об этой трагедии?

 

- Конечно! И вот что я мог бы сказать: они должны знать, потому что это от них тоже зависело... Может быть не от них лично, но от их родителей, которые в войне участвовали и которые знали, что они делают. Ведь был приказ Гитлера не столько город обстреливать, а заморить голодом. Так, чтобы все умерли, а город бы остался цел.

 

Насколько они сейчас могут это вспринять? Как я понимаю, ведь в мире такого еще не было, чтобы людей уничтожали только за то, что они там живут.

 

Даже прошлые войны, взять таких завоевателей как вот Наполеон — он к людям так по-зверски не относился. Да, и тогда война была, люди страдали, — но мирное население в такой степени не обрекали на уничтожение.

 

Поэтому, зверства фашистов - это и на их совести. И они должны всю жизнь расплачиваться за все содеянное, которое совершили даже не они лично, а их отцы и матери.

 

- Вас в Петербурге ожидает большая программа, посещение памятных мест. А есть ли у вас там места личных воспоминаний, где хотелось бы побывать?

 

- Я уже не помню тех точных адресов. Бывал там, в Ленинграде больше тридцати лет назад, взрослым уже человеком. Но сейчас я очень хотел бы отправиться в экскурсию, ознакомиться с городом, чтобы нам все показали. Конечно, город сильно изменился, очень хочу его увидеть.

 

И обязательно хочу прийти на Пискаревское кладбище, отдать памяти всем людям, и моим родным, всем им хочу возложить цветы.


В нынешнем, 2020 году в составе делегации из ФРГ восемь человек: Сидоренко Алла Ханукаевна, Френкельс Николай Михайлович, Качалов Владимир Константинович, Качалова Татьяна Виталиевна, Золоторжинский Макс Яковлевич, Биневич Элеонора Исааковна, Модель Анна Борисовна, Дрейцер Инна Израилевна.
 

Представительство Россотрудничества в ФРГ, а также Координационный совет соотечественников Германии, ежегодно оказывающие содействие в организации поездки городскому Комитету по внешним связям Санкт-Петербурга и редакция сайта "Русское поле" желают нашим участникам памятных мероприятий, хорошей дороги и запоминающихся встреч в родном городе!

 

Беседовала Елена Еременко

 

По теме:

Интервью с А.Б.Модель: Блокадница: в детстве помню всегда страх, холод и голод

Интервью с Э.И.Биневич - Блокадница: боюсь за нынешнее поколение, мы воспитывались по-другому

Интервью с В.К.Качаловым - "Блокадник: Сказал бы политикам, как школьникам: война это не то, что показывают в кино"

Дети блокады - интервью: "Хотела рассказать в Германии о блокаде, но мне отказали"

Вера Татарникова: 75 лет блокаде - есть ли у нас общая память?

 

"Русское поле"