«Женский взгляд»: интервью с Валерией Гентц

Категория: Новости
Возглавляющая берлинский клуб "Женский взгляд" Валерия Гентц в интервью редакции "Русского поля" затронула широкий круг тем, от падения "Берлинской стены" и его последствий, до актуальных политических событий сегодняшнего дня.

 

Предметом беседы стали феминизм, помощь людям старшего возраста из числа русскоязычных мигрантов, развитие женского движения в наши дни и многое другое.

 

 

Жизнь подготовила героине нашего интервью множество испытаний. Она не сломалась и вышла победителем, а сейчас находит в себе силы помогать другим, тем, кто на склоне лет оказался незащищённым от одиночества.

 

Мы говорили почти три часа. Прослушивая нашу беседу еще раз, я обратила внимание, как часто Валерия говорит о своей семье. Ее мама, дедушка и бабушка как будто всегда рядом, она помнит их советы, помнит всех людей, кто помогал ей. И эта благодарность и вера в добро служат источником её силы.

 

 

Валерия много лет руководит берлинским клубом «Женский взгляд». Недавно она приняла участие в онлайн-конференции соотечественниц зарубежья, инициаторов создания международной ассоциации женщин.

 

Выступление Валерии вызвало большой интерес и мы решили рассказать об этой удивительной женщине подробнее.

 

Предыстория

 

Родилась Валерия Викторовна под Сталинградом, в 1942 году. Эвакуировалась с мамой из города в середине августа. Детство прошло на Волге. Вспоминает, что русский язык начала учить после 10 лет: родные были из западной Белоруссии, семья белорусско-польская и говорили на смеси языков.

 

 

Дедушка мечтал о хорошем образовании для внучки, настаивал на обучении правильной русской речи. И оказался прав. Внучка поступила в лучший университет Советского Союза — МГУ, на биофак.

 

- Валерия, МГУ остается до сих пор «живой темой» вашей жизни, помог университет Вам в немецкой карьере?

 

- Я попала на экспериментальный курс, который открыл зарождение биомедицины в Советском Союзе. К примеру, в ФРГ такое направление появилось впервые в начале 2000-х годов в Хайдельберге.

В Москве познакомилась со своим мужем, немцем из ГДР, в 1968 году я переехала в восточную Германию.

Через некоторое время получила работу в Фармакологическом институте, а после в кожной клинике Университета имени Мартина Лютера в г. Халле.

 

Позже попала на стажировку в Москву, в Центральный институт кожно-венерологических заболеваний: тогда шла большая совместная научная работа по изучению иммунного статуса пациентов стран соцблока.

 

После возвращения из Союза начала работать в Берлине в онкологическом центре Академии Наук ГДР. Пришлось работать со многими институтами, лабораториями - большая коллективная работа. Это было время больших проектов, завязывались знакомства, насыщенная научная жизнь.

Знания, полученные в МГУ, умение поставить верную цель помогали мне добиваться научных результатов.

 

В МГУ нас научили как учиться, дали важные основы принципов получения знаний. Тогда не было интернета, добывали знания в библиотеках.

Сейчас намного проще: входишь в интернет и видишь ответ на вопрос. Правда, временами попадается и непроверенная информация. Раньше сверялись по книгам, журналам, научным статьям. И эти навыки помогли мне в аналитической исследовательской работе.

 

 

Мой муж закончил химфак МГУ и это стало залогом его успешной карьеры. В ГДР были сотни выпускников МГУ и мы создали DAMU - Немецкую ассоциацию выпускников и друзей МГУ, в последние годы я была членом правления.

В 2008 году ректор МГУ профессор Садовничий пригласил 20 членов нашей ассоциации в Москву. Мы привезли подарки родному университету, я - книгу «Органикум», написанную коллективом авторов вместе с моим мужем Фритьофом Гентцем. Книга была переведена на десятки языков и до сих пор переиздается.

 

Нужно сказать, что в ГДР российские дипломы признавались и все, кто приехал в то время очень быстро интегрировались, были почти сразу трудоустроены.

В 90-е годы из бывшего СССР стало много приезжать людей по разным линиям, но их образование сразу не признавалось. Например, выпускникам МГУ занижалась квалификация и зарплата. У тех, кто проработал в ГДР, таких проблем не было.

 

В 2000-е годы состоялись в Берлине Ломоносовские чтения. Приехали представители от Думы, МГУ, представители Германии. Вопрос шёл и о признании дипломов.

Немцы рассказывали, что вначале очень недоверчиво относились к специалистам из Советского Союза. В тоже время, например, США и Израиль, а также другие страны брали наших выпускников с удовольствием, давали испытательный срок, и когда видели, что новый сотрудник соответствует требованиям, сразу брали на работу.

И немцы признали, что таким образом упустили много хороших специалистов, выходцев из СССР. Руководство МГУ сообщило, что в те годы был понесён убыток на миллиарды долларов, когда они теряли молодых специалистов и, к сожалению, до сих пор МГУ теряет большой процент своих выпускников: студентов, аспирантов.

 

 

- Валерия, участие в любом общественном, профессиональном, культурном процессе новой страны невозможно без полной интеграции. Каким опытом Вы можете поделиться?

 

- В 2011 мне довелось выступить содокладчиком по теме «Интеграция мигрантов на примере Парижа, Берлина и Москвы» на конференции по глобализации в МГУ.

Работая в ГДР, я вынесла для себя важные выводы и мне кажется, это должны знать другие мигранты. Любому иностранцу нужно доказывать, что он хороший специалист, не хуже немца, а женщине - тем более.

 

 

Так было в мое время, так осталось и сейчас: нашим людям нужно хорошо понимать, как работают немцы, какие приняты порядки, законы.

Нельзя ссылаться на личные проблемы, болезни которые явились причиной невыполненного задания. Нужно сразу перестраиваться, принимать все эти правила и надеяться только на себя.

Женщинам приходится тяжелее, несмотря на сильную социальную защиту. Дело в том, что в ФРГ женский труд оплачивается ниже, и женщина в редких случаях может занимать высокие посты как мужчина. На высоких постах женщины есть, но очень малый процент.

Ещё 50 лет назад отношение к женщине в ФРГ было другим, чем мы привыкли в Союзе и ГДР, но об этом уже мало кто помнит.

Например, в ФРГ женщина не могла иметь свой банковский счет. Очень долгое время жена не могла самостоятельно решать вопрос о том, может ли она работать. Её муж должен был дать согласие, если не ошибаюсь, еще в 60-е годы (до 1977 года — прим. ред.).

Если женщина получала наследство от своих родителей, то распоряжался им тоже муж. В ФРГ не было такого равноправия женщины и мужчины, как в Союзе или ГДР.

Вообще, если ты иностранец, да еще и женщина, то на испытательном сроке приходилось многократно доказывать, что ты соответствуешь своей квалификации и требованиям.

Сейчас Германия меняет свою политику по отношению к женщине, это очень заметно, но ситуация все равно остается пока не в пользу женщины.

 

- Отличались ли женщины из СССР и ГДР от женщин в ФРГ?

 

- Конечно. Наши были эмансипированными, на них многое держалось в ГДР: семьи, производство и руководство. Они были настоящие «Powerfrauen», очень энергичные.

В ГДР была высокая рождаемость по сравнению с ФРГ, так как предоставлялись большие льготы многодетным семьям. Если, конечно, учитывать рождаемость среди немецких женщин, а не прирост населения за счет мигрантов как в ФРГ.

В Союзе женщины имели равные права, я знаю по своей маме, она 20-го года рождения, была пионеркой и комсомолкой, тогда женщины играли активную роль: строили наравне с мужчинами новое общество, выполняли пятилетки. 

Точно такую же картину я увидела и в ГДР. Все женщины, которых знала, были очень активные, у них были и семья и работа, они страшно гордились, что они все успевали, работали с удовольствием.

 

Это была очень правильная рациональная позиция, которая мне близка: женщина должна получать образование, профессию, должна реализоваться как специалист. Мало ли что может произойти в жизни, например, муж может уйти, умереть, что тогда произойдет с семьей?

На мой взгляд, женщины ГДР были успешнее в жизни, чем в ФРГ. Очень важно, чтобы женщина играла активную роль, а не только бы довольствовалась ролью домохозяйки. Государство ГДР поощряло работающих женщин.

В ФРГ была иная ситуация, тогда мужья зарабатывали хорошо, я говорю о «золотых шестидесятых» годах. Женщины, получившее образование, когда выходили замуж и появлялись дети, не нуждались в заработке, как правило, сидели дома.

Вот поэтому сейчас пожилые западные женщины имеют в среднем пенсии ниже, чем их восточные сверстницы. У них просто нет нужного стажа. И сейчас, в возрасте 70 и старше им приходится подрабатывать.

Размеры их пенсий не дают право на социальные пособия, но не позволяют поддерживать нормальный уровень жизни, остаётся один выход — подрабатывать. Как говорят: "Для смерти много, для жизни мало"/ Zum Leben zu wenig, zum Sterben zu viel.

 

- Валерия, Вы пережили вместе с Германией одну из самых драматических страниц немецкой истории — падение стены и объединение двух Германий. Сейчас это новая точка отсчёта всей немецкой национальной идеи, как это было с Вашей точки зрения?

 

- Мне было 19 лет, когда выстроили стену, я жила в Москве и понятно, что эта тема меня не особенно интересовала. Когда я приехала в ГДР, разделение страны стало для меня более понятной проблемой: я работала в окружении людей, которые не могли общаться со своими семьями, оставшимися на Западе.

Поэтому, например, медицинское сообщество в ГДР было настроено очень критически к властям, было много недовольных. По-человечески я очень хорошо их понимала: моя семья родом из западной Белоруссии и до 1939 года одна часть родни была в СССР, другая оставалась в Польше.

Объединение Германии - событие, которое рано или поздно должно было произойти. Мы стали свидетелями и участниками того беспокойного времени, полного эйфории, но и неизвестности.

 

Конечно, восточные немцы надеялись на быстрое повышение уровня жизни с западными братьями и сёстрами. В этом году будет отмечаться 30-летие объединения Германии.

Было много сделано, но есть ещё и разница: так, один пункт пенсии восточных немцев оценивается примерно на 2% ниже, чем у западных. Даже у такой богатой страны, как ФРГ возникли финансовые затруднения.

Были и забавные факты: западные немцы активно помогали восточным, слали множество посылок, старались поддержать продуктами, товарами. Но когда границы открыли и стали возможны посещения, они приехали и увидели, что собственно, всё, что они слали, есть и на этой стороне.

И они перестали отправлять стиральные порошки, мыло, кофе и многое другое. Были такие случаи, когда «наши» восточные немцы просто пользовались возможностью и описывали как трудно здесь жить, что не во что одеть ребенка, рассчитывая на щедрые подарки.

 

- Валерия, у Вас богатый опыт общественной работы именно с женской аудиторией, что Вы думаете об идее создания всемирной Ассоциации русскоязычных соотечественниц?

 

- Я считаю, что объединить женщин, поддержать их, это неплохая идея. Как она должна осуществляться, нужно подумать.

Полагаю, что в первую очередь идет речь о поддержке женщин, приехавших по разным причинам, начиная с 90-х годов. Есть другая группа — кто приехал раньше, кто вышел замуж после принятия закона 1957 года, разрешавшего браки с иностранцами. Тогда многие студенты, учившиеся в СССР, возвращались к себе на Родину с советскими женами. Это и моя история, и многих других. Вот эти женщины были все очень хорошо интегрированы — через семью, работу.

Я думаю, что подобная ситуация и в других странах, где проживают наши сограждане.

Те, кто приехали после 90-х, уже попали в другие условия. Среди этого потока было и много пожилых, и многие до сих пор не могут интегрироваться. Такая же ситуация, к сожалению, и в других диаспорах, например у турок: пожилые люди общаются только в своем кругу. Причина в плохом знании немецкого языка и еще, нужно сказать, для интеграции нужны всегда две стороны. 

Многим, как мне, везло на хороших соседей и коллег, кто помогал, общался, поддерживал, но есть и другие истории, когда с мигрантами стараются избегать общения. 

Даже если наши соотечественники посещали языковые курсы, то это достаточно только для решения несложных бытовых проблем.

Но поход в различные ведомства, к врачу требует уже помощи, написания официальных писем, заполнения формуляров. В Берлине есть места, где оказываются бесплатные социальные, правовые консультации, например, в Клубе «Диалог».

Если говорить о молодёжи, о тех, кто родился здесь, есть другая опасность — ассимиляция. Нужно поддерживать всех, кто старается сохранить родной русский язык для своих детей. Ребёнок, родившийся в таких семьях, в которых хотя бы один из родителей старается разговаривать с ним на русском языке, в дальнейшей жизни только выиграет, из них вырастут успешные люди, знающие два или больше языков.

 

Ещё раз подчеркну, что такие семьи надо поддерживать!

 

Здесь хотела бы выделить роль бабушек и дедушек в эмиграции - они всегда были таким мостиком к культуре, языку, традициям. Думаю, что в дальнейшем станет больше проблем, так как постепенно уходит старшее поколение, которое брало на себя эти функции передачи ценностей молодому поколению.

Поэтому нужно обязательно поддержать сегодняшних, завтрашних мам. Должны найтись такие возможности. Те, кто живут в больших городах, столицах, как правило, могут посещать большие русскоязычные организации, клубы.

 

Те, кто живет в маленьких местечках, такого разнообразия лишены. Но нужно использовать новые технологии, чтобы не потерять эти семьи, предложить им новые форматы общения. Я думаю, ради лучшего будущего, для сохранения русского языка и культуры нужно приложить гораздо больше усилий и средств

 

Что касается людей пожилого возраста, то самая главная проблема — это конечно, одиночество, а от этого и проблемы со здоровьем, с социализацией.

 

Когда 15 июля на видеоконференции создающейся ассоциации женского движения соотечественниц выступила с этой темой, думала, что никто не обратит внимание на эту проблему. Но буквально сразу откликнулись участницы из Италии, Англии, Франции, Норвегии, Израиля.

 

Ведь одиночество это трагедия большинства наших пожилых соотечественников, где бы они ни жили. Поэтому мы создали свою группу WhatsApp «60+», задача которой объединить тех женщин, кто нуждается в поддержке, обмене информацией.

 

Сначала мы обменялись опытом, я рассказала о том, как работает наш берлинский клуб «Женский взгляд», а история у нас замечательная, клуб существует 31 год. Общение мне очень помогло, завязались новые связи, наметились совместные идеи. Мы ежедневно в контакте. Ведь это здорово!

 

Сейчас, обобщив всё, что мы обсуждали, я бы хотела предложить проект: «Нет одиночеству!». Хотелось бы предложить помощь, всем, кто оказался в трудной ситуации — и молодым и зрелым людям, эта проблема не связана с возрастом.

 

Можно использовать любой мессенджер, социальную сеть, важно предложить людям уйти от ощущение безвыходности. Я уверена, найдутся многие неравнодушные люди, кто откликнется и не даст человеку уйти в отчаяние. Можно начать, например, у нас в Германии и подключать другие страны.

 

- Валерия, чем занимается «Женский клуб», которым Вы руководите в Берлине?

 

- Я уже четвёртый руководитель этого очень нужного проекта, у нас сложились добрые традиции и наш девиз: «Помогая другим, помогаешь себе» - это принцип проверенный несколькими поколениями наших участниц.

Одим из старейших русскоязычных немецких обществ является «Диалог» (организован Татьяной Форнер в 1988 году), при котором в 1989 году открылась женская группа. Мы оказывали социальные, юридические, психологические консультации пожилым женщинам.

Моя личная история началась в этом клубе с того времени, когда моя мама стала его членом.

 

Главная задача - поддержка пожилых. Общество открыто для всех, невзирая на национальные, конфессиональные принадлежности; для нас главное, чтобы человек нашёл у нас защиту и поддержку. После известных событий 2014 члены нашего клуба - украинцы оказались по разные стороны, но мы и это смогли преодолеть, у нас очень дружелюбная, толерантная атмосфера.

 

 

Мы решаем не только социальные задачи, мы поддерживаем русский язык, мы по духу схожи, мы один народ, одна нация, одна история. У нас у всех ностальгия и она не уходит.

Я по себе заметила, когда наступала весна, могла бросить все и уехать на Родину, такой вот эффект, как у перелетных птиц.

 

Нас объединяет воспитание: русские очень эмоциональные люди, часто нас не поймут немцы. Наши литература, музыка, особенно нашей молодости, военного времени - это объединяет нас: общая боль, трагедия, история.

 

Нас много, иногда собирается до 50 человек, среди нас не больше 4 полных семей, остальные одинокие. Большинство родилось до или во время Великой Отечественной, старшей 94 года. (В день публикации пришло сообщение, что она скончалась 30 августа, в возрасте 94 лет и 3 месяца. Выражаем наши искренние соболезнования - ред.)

 

Конечно, будущее за молодыми поколениями, не за пожилыми, но бросать их никак нельзя, нужно идти с ними до конца. Все наши дети, внуки работают. Разные поколения давно уже не живут под одной крышей.

 

Всем знакомы такие диалоги: Как дела? - Плохо. - Ну, иди к врачу тогда.

А бабушке нужно просто поговорить. Я знаю свою группу, периодически обзваниваю. Сначала все тот же ответ «плохо», потом отвлекаются, а в конце разговора начинают смеяться. Значит проблема была не в болезнях, которые есть у всех.

Иногда на разговоры уходит часа полтора, а в день и до шести часов.

 

- Валерия, известно, что мигранты и делятся на две группы — тех, кто старается как можно быстрее ассимилироваться и тех, кто идёт по пути интеграции. На Ваш взгляд, что перспективнее и как создающееся женское движение может помочь нашим соотечественникам?

 

- Я интегрирована, но не ассимилирована. Я законопослушный гражданин Германии, но я сохранила свои традиции, моя Родина — это Россия и я не отрицаю свою историю, мою биографию.

 

 

Каждый решает этот сложный вопрос для себя сам. Я — за интеграцию. Это нормальный путь. Если ты живешь в другой стране, ты должен интегрироваться, ты не можешь себя противопоставить обществу, ты должен интересоваться жизнью здесь. Ты должен знать все законы, порядки и их выполнять, иначе тебе будет во всех отношениях некомфортно.

 

Если человек ассимилируется, значит он полностью отрицает свое происхождение. Для меня это неправильно. Я не знаю, что переживают люди решившиеся на этот путь, что происходит с их душевным спокойствием. За мою жизнь в Германии я встретила лишь две-три семьи, которые выбрали сознательно путь ассимиляции. Они не хотели, чтобы дети говорили по-русски, между собой общались только по-немецки.

Но страдали потом дети, они не могли общаться с русскими бабушками и дедушками, которые тоже были жертвами такого решения.

 

Свой выбор я давно сделала и считаю, что нельзя отказываться от своих корней - и ради будущих поколений, и ради поколения дедушек-бабушек.

 

Германия - правовое государство и не играет особой роли интегрирован, ассимилирован или коренной ты житель: все равны перед законом.

 

Вы помните выражение: «Там хорошо, где нас нет» Оно очень мудрое!

 

- Откуда вы сами черпаете силы, что вы можете пожелать женщинам?

 

- В 90-е годы я оказалась в тяжелой жизненной ситуации, потеряв троих родных в течении 5 лет: за эти годы я оставила позади все свои интересы, хобби. Мне нужно было найти себя, понять и решить как жить дальше. Одним словом - вакуум!

 

Переехав из пригорода в Берлин, я стала опять ходить в Клуб «Диалог», в Русский дом, чтобы быть среди людей, вспомнить русский язык. Тем временем меня выбрали в правление Клуба. На одном заседании правления меня попросили помочь сохранить женскую группу, которую я хорошо знала.

 

 

Думала: что я могу сделать для пожилых женщин? Стала искать темы, которые могли быть интересны. Сначала выступила, как лектор, меня приняли.

 

Я увидела, как загорались глаза, когда на столах появились цветы, салфетки, решила, что им нужна доброта, уют, душевность. Начала делать сама поделки, красиво украшать столы, готовить бутерброды к нашему традиционному чаепитию, чтобы им было уютно и тепло, забывались болезни, душевные страдания. Мне говорили, что я их балую, А кто еще мог сделать для них эти мелочи?

 

Сейчас понимаю, что всё это спасло и меня, я нашла для себя смысл в жизни. Важно быть друг другу полезными, и не нужно ожидать, что твоя карьера пойдет вверх, это не та стезя. Нужно относиться ко всем очень ровно, с уважением, стараться самой подавать пример.

Мои женщины знают, что бывает и мне физически тяжело, но берут с меня пример. Так вместе и справляемся.

 

У нас есть свои достижения, к нам всегда очень хорошо относились и понимали в Посольстве России, в Русском доме, в «Диалоге». Наладились связи с Координационным советом российских соотечественников Берлина и Бранденбурга .

 

 

К 30-му юбилею общества наш «Женский взгляд» наградили почетными грамотами, за что мы благодарны и гордимся.

 

 

Местные немецкие власти наградили меня за общественную работу в ноябре прошлого года, это было торжественно и прошло в знаменитой берлинской Красной Ратуше.

 

 

- Каково Ваше мнение о событиях Белоруссии в эти дни?

 

- Мои женщины переживают, знают, как было на Украине не по газетам — там их дети и внуки. И опасаются такого сценария и в Беларуси. Нельзя, чтобы дело дошло до братоубийства 75 лет спустя окончания войны!

Каждый третий белорус погиб во время войны, я была в Хатыни, это невозможно забыть. У брата дедушки дети были партизанами и погибли от рук бандеровцев.

Когда кто-то самовольно объявляет себя президентом, как в Венесуэле - это не демократия. Я бы хотела, чтобы восстановилась нормальная атмосфера в стране, чтобы проблемы в стране решались самими гражданами Беларуси.

 

Нельзя умолчать и то, что Лукашенко наломал дров, но нельзя из-за этого разрушить государство. Я бы желала, чтобы сохранились и развивались дружеские отношения с Россией!

 

- Валерия, в Германии прокатилась волна демонстраций в поддержку белорусской оппозиции, все они были под негосударственным флагом, что Вы думаете об этом?

 

- Если молодёжь выходит с красно-белым флагом, значит они совсем не знают историю своей страны. Флаг был этот при кайзере и признавался при фашизме. Это неприемлемо для меня, так как белорусы очень пострадали в это время. Часть нашей семьи жила при поляках, радости большой не было, так как оставались гражданами второго сорта.

Моя тётя была в партии «Грамада», отсидела в тюрьме 5 лет, бежала в СССР и там была осуждена как шпионка 5-ти иностранных разведок. Но она была патриоткой, не озлобилось, не выступала против строя. И это было удивительно.

 

Меня судьба белорусов волнует. Оппозиция надеется на финансовую помощь Запада, но ведь это может быть лишь одноразовым пособием.

Жаль, что молодёжь по-другому воспринимает всё происходящее, у них нет корней, меньше связей с Родиной — мир давно живет по-другому: уехал на учёбу сначала в один вуз, продолжил обучение в другом, могут учиться в других странах. Иногда возвращаются, чаще - нет.

 

Они становятся гражданами мира. Ищут работу в разных странах. Так устроена западная жизнь. Поэтому они легко и выходят на демонстрации, их легко организовать.

 

Я считаю, что задача пожилых людей - больше общаться с молодыми, рассказывать о своей жизни, нашем времени, истории страны и семьи, пробовать общаться на родном языке, говорить о нашей Родине, культуре, традициях, чтобы в семье это передавалось многим поколениям!

 

Беседовала Елена Еременко

 

Фото статьи: личный архив Валерии Гентц

 

"Русское поле"

Автор: Елена Еременко Просмотров: 1099