Петербург - Петроград - Ленинград: наша общая Родина

Категория: Новости
Сегодня, когда каждый русский, соотечественник, россиянин вспоминает о подвиге тысяч ленинградцев, не сдавшихся, выстоявших и победивших страшного врага, наш сайт предоставил слово тем, кто родился в городе на Неве, а теперь живет далеко от родного города.

 

 

Что для нас Петербург?

Этот город родной не только для тех, кто родился в нем, он родной для каждого россиянина. С самого раннего детства мы учим стихи, посвященные этому городу, гордимся его историей, узнаем его устройство по романам великих классиков.

Как выглядит Невский проспект, где стоит Медный всадник, что можно увидеть в Эрмитаже скажет вам любой, даже ни разу не бывавший в Петербурге русский человек, где бы он не родился. Русский в этой фразе - не национальность, а много шире. И этот город - наша общая родина.

Героическое противостояние города, страшные страницы во время блокады - это тоже часть нашей всеобщей национальной памяти.

 

 

Город, который не сдался, выстоял в бесчеловечных условиях бомбежек, голода и холода, войны - гордость русского человека.

В России к ленинградцам-петербуржцам было всегда особое отношение.

Всех петербуржцев, сразу и безоговорочно, за все неисчислимые культурные богатства великого северного города мы записываем в особо интеллигентный класс людей.

Известный факт, что даже во время блокады культурная жизнь не затихала в городе, библиотеки выдавали книги, шли концерты и спектакли. Мы помним симфонию Шостаковича.

 

 

На вопрос «Что такое для вас Петербург и Ленинград?» ответили наши люди, живущие ныне за рубежом:

 

Татьяна Лукина (Германия, Центр «Мир»)

- Для меня Ленинград - это святое. Раньше, когда он назывался Ленинград, я звала себя питеркой. Сегодня я говорю - ленинградка. И это не имеет никого отношения к человеку, стоявшему «с протянутой рукой», у Финляндского вокзала, а относится скорее к блокаде, свидетелем которой был мой отец, рожденный в 1924 году в Ленинграде, в тот год, когда город из города Петра стал городом вождя русской революции.

Домой, назад, в родной мой Ленинград,

где ждут ещё меня мосты,

Три века, не сменившие посты.

И где дворцы не спят,

Как в карауле стройном;

Красавица Нева течёт в просторе вольном

И фонари по прошлому грустят,

А в переулке тёмном Дух вечного Петра,

Как верный часовой - и летом, и зимой

Убережёт меня: от скуки и разлуки,

От одиночества, отчаянья и муки,

От всех невзгод и каверзной судьбы,

И от предательских дорог, и от чумы.

Он сбережёт меня от срама,

Негодной славы и обмана.

Домой, назад, в родной мой Ленинград,

где ждёт меня ещё родство.

За кухонным столом в воскресный день сидят

И пьют за возвращение моё.

 

 

Людмила Сигель (Швеция, Союз русских обществ в Швеции)

Ленинград-Петербург - это воспоминания о школе, студенческих годах. Это теперь и могилы родителей. Это город, из которого отец добровольцем ушел на фронт.

Где мама, приехав студенткой вернувшегося из эвакуации Текстильного института, снимала укрытие с Медного всадника. Это и мои друзья и родные.

Это моя любовь.

 

 

Ольга Хильдебрант (Швейцария)

Упоминание о моем городе, вызывает у меня чувство нежности, я горжусь красотой и величием своего города.

Мне очень важно, чтобы город жил в ногу со временем, но, его архитектура и самобытность, сохранились прежними.

У меня двое детей, дочь - 20 лет и сын — 18. Так вот, дочь спокойно воспринимает Петербург и принадлежность к нему, а сын очень любит, считает его Родиной и при малейшей возможности летит туда.

 

Владимир Войхонский (Германия, зам. председателя тюригской Общественной организации «Друзья города Санкт-Петербург» (Freunde der Stadt Sankt Petersburg e.V.)

- Красоты старого Петербурга стали для меня с детства чем то привычным. Я видел их с детства, когда после войны мои родители и родственники вернулись в город своей молодости Ленинград (Санкт-Петербург).

Надо было поездить по России и миру, чтобы понять всю уникальность красоты, сотворенной выдающимися архитекторами России и многих стран Европы, чтобы Санкт-Петербург остался для меня не только городом детства и памяти о моих родителях, но и самым прекрасным городом на планете.

Но по мере взросления, учебы и работы и особенно при издании газеты «Петербург-Европа» в результате многочисленных встреч с представителями интеллектуальной элиты города и простыми тружениками, коренными жителями, ветеранами войны и блокадниками наиболее сильные впечатления на меня произвели сами жители «града Петрова», имя которым – ПЕТЕРБУРЖЦЫ.

Кто такой Петербуржец?

Если отвечать коротко, то Петербуржец - это:

человек, который не представляет свою жизнь без посещения художественных выставок, Ленинградской филармонии и Мариинского театра ( или просто «Мариинки»);

для которого «Белые ночи» такой же неотъемлемый символ города, как для парижанина – Эйфелева башня;

который не один раз в жизни бродил по Эрмитажу и Русскому музею, бывал на Открытии сезона Больших каскадов фонтанов Петергофа, посещал дворцовые комплексы пригородов - Пушкин (Царское село) и Павловск, гулял с любимым человеком по набережным Невы в Белые ночи, любуясь разведением Невских мостов, и хотя бы один раз в жизни побывал в Филармонии джазовой музыки и позагорал весной у стенки Петропавловки;

не менее одного раза в жизни прокатился на «речном трамвае» по Неве и каналам города и всегда мечтал «помочь старушке перейти улицу»;

ни разу в жизни не отказал себе в удовольствии ответить приезжему на вопросы: «Как пройти?» или «Где найти?»;

хотя бы не надолго, но огорчится, если узнает, что ему придется переехать на ПМЖ в другой город России или планеты.

 

 

Я искренне желаю, чтобы каждый, кто еще не видел архитектурные ансамбли Петербурга, его мосты над Невой, парки, дворцы и пригороды, чудо Белых ночей и не бывал в Эрмитаже и Русском музее, смог бы посетить Санкт-Петербург, а петербуржцы, живущие пока еще в коммунальных квартирах старого города или «хрущевках» 60-х, поскорее переселились наконец во вновь построенные современные дома, достойные Культурной столицы России.

 

Елена Еременко (Германия, Общество «Гагарин», г. Эрфурт):

Для меня, уроженки другого любимого города, Петербург — свой. Очень рада, что мои дети, родившиеся уже в Германии, тоже считают этот город родным, гордятся его историей.

В первый же момент, как только они оказались в Петербурге, в такси, которое везло нас от Московского вокзала, завязалась беседа с водителем. Мы приехали накануне Дня Военно-морского флота, весь город жил его предчувствием и таксист сразу стал нам советовать лучшие места.

Ребята спросили, почему военный парад так важен для города. Первое, что вырвалось у меня - это то, что мы в городе, который никогда не сдавался.

 

 

Ребята знали про блокаду и раньше, но сейчас они говорили с местным таксистом - человеком, родственники, которого пережили эти страшные дни. Младший спросил: а что бы было, если бы сдались?

Ответ был простой: «Ничего бы уже больше не было, ни людей, ни города».

 

Потом еще много раз мы возвращались к этой теме. Ребята хорошо знают историю европейских стран, сдававшихся врагу. Которым, в обмен на собственные жизни, пришлось выдавать своих граждан, отправлять их в концентрационные лагеря.

Дети усвоили, что сдавшись, ты уже не отвечаешь ни за себя, ни за своих близких. Предаешь их... И эта тема не покидала нас две недели знакомства с историей и жизнью лучшего города Земли.

 

 

Через неделю ребята сказали, что Петербург гораздо круче Венеции. А за несколько часов до отлета домой, оказавшись на Зенит-арене, искренне пели вместе со всем стадионом гимн города и гордились победой «Зенита» над московским «Спартаком».

 

Вот что такое для нас современный Санкт-Петербург...

 

Фото: Мария Татарникова, Владимир Войхонский

 

Все мероприятия смотрите в рубрике БЛОКАДА 75

 

"Русское поле"

 

Автор: Информационная служба "Русское поле" Просмотров: 1310