Русский мир как стратегический проект

Родительская категория: Новости Автор: Информационная служба сайта "Русское поле" Просмотров: 2507

Исследование Института социологии РАН приводит к выводу, что жители России воспринимают концепцию "русский мир" как вариант осмысления российской цивилизационной идентичности. Однако для многих это понятие остаётся расплывчатым и требует дальнейшего насыщения смыслами.

"Только через полемику и широкое обсуждение концепт «русского мира» может стать новым смысловым общенациональным проектом будущего."

Изначально учёные исходили из четырёх основных понятий Русского мира. Первое было сформулировано в одном из выступлений Владимира Путина: Русский мир крепится на международном сообществе, объединённом причастностью к России, приверженностью к русскому языку и культуре.

Близка к нему трактовка Вячеслава Никонова, председателя правления фонда «Русский мир». Он считает, что «Русский мир – это вопрос самоидентификации. Есть русские, которые уже не говорят по-русски. Есть иностранцы, которые считают себя русскими или считают своей миссией продвижение русского языка и культуры». Словом, Русский мир шире границ, политических и языковых.

Укрепился также вариант понимания Русского мира в узком смысле слова, предложенный этнологом Валерием Тишковым, как «наших соотечественников за рубежом, сохраняющих связь с Россией и русским языком». 

И, наконец, с точки зрения Русской православной церкви, «главными критериями Русского мира являются историческая принадлежность к Святой Руси, общая цивилизационная принадлежность, а так же православные ценности». 

Наличие различных трактовок концепта «Русский мир» отразилось и на итогах исследования Института социологии РАН. Вместо четырёх предложенных вариантов ответа на вопрос «Какое определение Русского мира кажется вам наиболее правильным?» участники опроса предложили целых одиннадцать.

Определение понятия «Русский мир» (до трёх ответов одним респондентом) 

  • Особая цивилизация, исторически сложившаяся в России – 33 %.
  • Совокупность этнических русских, проживающих в России и за рубежом – 23 %.
  • Кто говорит по-русски и интересуется русской культурой – 22 %.
  • Кто исповедует православие – 8 %.
  • Народы, входившие в Российскую империю и СССР, но проживающие за рубежом – 13 %.
  • Кто желает возрождения СССР – 8 %.
  • Граждане РФ, вне зависимости от национальности и вероисповедания – 13 %.
  • Кто симпатизирует России – 16 %.
  • Кто хотел бы жить в России – 8 %.
  • Никакого особого Русского мира нет – 24 %.
  • Затрудняюсь ответить – 1 %.

Разброс мнений широкий, однако систематизируемый. Относительное большинство опрошенных – 33 % – воспринимают Русский мир как особую цивилизацию со своими ценностями, исторически сложившимися в России, что подчёркивает цивилизационный ракурс восприятия России как наиболее адекватный, а также жизнеспособность самой идеи Русского мира.

На другом полюсе – четверть респондентов, что тоже немало – считают, что никакого Русского мира нет, демонстрируя невосприимчивость к данной политико-идеологической конструкции.

Между полюсами расположилась относительно многочисленная группа – 23 % россиян, воспринимающих Русский мир сквозь призму этничности. То есть как совокупность русских, живущих как внутри страны, так и по всему миру. И абсолютно равноценная группа – 22 % – наоборот, разделяет убеждение в интеграционном характере русского языка и русской культуры, полагая, что Русский мир – это те, кто говорит по-русски и интересуется русской культурой, даже не зная языка.

Для немалого числа россиян важны политические смыслы: 16 % к Русскому миру относят тех, кто симпатизирует России, для 13 % важно наличие российского гражданства, ещё для 13 % – общая история и политическое прошлое, 8 % отождествляют Русский мир с советской моделью общества. И лишь 8 % понимают Русский мир как некое образование, скреплённое православием.

Причём отождествление Русского мира с православием находится на периферии всех религиозно-мировоззренческих групп: так считают всего 9 % православных, 11 % мусульман, 6 % внеконфессиональных верующих, 2 % атеистов. И, наконец, всего 1 % затруднился с ответом, что говорит о многом – о циркуляции в массовом сознании тех или иных способов восприятия Русского мира. 

Таким образом, при сохранении общей логики и порядка ответов, можно выделить большую – 39% – поддержку восприятия Русского мира как особой цивилизации в младшей (18–25 лет) и молодой (25–35 лет) возрастных группах по сравнению с остальными (средняя – 35–45 лет и зрелая – от 45 лет). А также в средней группе, что никакого особого Русского мира нет.

Среди людей старшего поколения больше тех, кто поддерживает понимание Русского мира как симпатию к России и как апелляцию к общей истории. Для молодого поколения и лиц среднего возраста представляется более привлекательным представление о Русском мире как об особой цивилизации, тогда как гражданская доминанта кажется более значимой лицам ближе к пожилому возрасту.

Но в целом понимание Русского мира мало зависит от возраста, что свидетельствует об отсутствии серьёзных противоречий в восприятии ценностно-нормативных проекций российской цивилизации различными генерациями.

Неоднозначность восприятия понятия Русского мира и, соответственно, пока размытость его восприятия в массовом сознании являются логическим отражением неоднозначности понятийной концептуализации данного стратегического проекта.

Тем не менее уже сегодня можно утверждать, что проект и идею «русского мира» как цивилизационную концепцию поддерживает наиболее адекватная часть общества, как раз наиболее жизнеспособную трактовку Русского мира как особой цивилизации со своими традициями и ценностями, исторически оформившимися в России. Другое дело, что исследование показывает отсутствие явных приоритетов в понимании Русского мира и даже некоторую размытость критериев его оценки. Что ставит вопрос о дальнейшем наполнении этого понятия смыслами.

И в этом плане философское и интеллектуальное наполнение концепции «русского мира» актуализирует методологические, научные и общественные дискуссии относительно сущности и способов трансформации российской цивилизации, дебатов о российской идентичности и её воздействия на мир, его модернизацию.

То есть только через полемику и широкое обсуждение концепт «русского мира» может стать новым смысловым общенациональным проектом будущего.

Леокадия Дробижева, руководитель Центра исследования межнациональных отношений Института социологии РАН  

russkiymir.ru

"Русское поле"