В Мюнхене отметили 80-летие Юрия Гагарина

Родительская категория: Новости Автор: Раиса Коновалова Просмотров: 3603

В уютном зале мюнхенского Дома дружбы «МИР - Центр русской культуры в Мюнхене» отметил 80-летие со дня рождения Юрия Гагарина.

Многим из присутствующих хорошо заполнился организованный МИРовцами в содружестве с Немецким музеем – крупнейшим техническим музеем  в мире, три года назад фестиваль по случаю 50-летия со дня полета Юрия Гагарина в космос.

Тогда, в актовом зале Немецкого музея, где проходила торжественная часть, яблоку было некуда упасть от эмоциональной публики: "В Мюнхенском Deutsches Museum отметили “50 Jahre Bemannte Raumfahrt – Juri Gagarin erster Flug”.

Еще недели и месяцы спустя после этого великолепного праздника, в котором приняли участие сразу пять покорителей космоса – три немецких и два российских космонавта, в «МИР» приходили письма с восторженными откликами об этом событии.

И вот, один из этих российских космонавтов, Александр Скворцов, снова находится в космосе.

Об этом рассказала в своем вступительном слове президент Общества «МИР» - Татьяна Лукина. Она напомнила слова Скворцова, произнесенные в тот знаменательный вечер в Немецком музее, о том, что оттуда, из космоса, наша планета Земля кажется такой маленькой и незащищенной, и как это важно, чтобы мы, живущие на земле люди, понимали друг друга также хорошо, как это принято у космонавтов и астронавтов на международных космических станциях.

Оренбургский историк Игорь Храмов не впервые участвует в МИРовских мероприятиях. И хотя его основная тема – деятельность мюнхенской антинацистской группы «Белая роза», о которой он выпустил целый ряд книг, но и судьба Юрия Гагарина в последнее время вошла в круг его исследований. И это не случайно, ведь первый космонавт освоил профессию военного летчика именно в городе Оренбург, да еще и нашел там свою подругу жизни.

"Знаешь, каким он парнем был?! На руках весь мир его носил!"

В 1955 году, в возрасте 21 года Гагарина призвали в армию, и он был направлен на учебу в  авиационное училище летчиков  в Оренбург, который назывался в то время Чкаловым. Два года он провел в Оренбурге, закончив с отличием учебу и сыграв свадьбу с Валентиной Горячовой.

Познакомился он с 20-летней студенткой медицинского училища на танцах, в клубе своего родного авиационного училища. В квартире, где в 1957 году состоялась их свадьба (это была квартира родителей Валентины), теперь находится Музей Юрия Гагарина. Имя Гагарина носит и центральный аэропорт Оренбурга.

Существует легенда, что великий конструктор Королев остановил свой выбор на Гагарине, доверив ему первый полет в космос из-за того, что тот,  перед тем как в первый раз зайти в космический корабль, снял обувь и в одних носках поднялся по стремянке к люку серебристого шара диаметром около двух с половиной метров. В этом непроизвольном жесте простого русского парня, Королев увидел, с каким уважением тот относится к его детищу, и решил для себя: «он будет первым».   

Игорь Храмов коснулся в своем докладе одной очень интересной темы, темы национального русского характера, ярким отражением которого был Юрий Гагарин. Именно своей открытостью, простотой, уважением к традициям своих предков, бесстрашием и народной смекалкой он покорил сперва академика Королева, а затем и весь мир.

Откуда берутся такие парни? Из России, из простых русских деревень, из маленьких провинциальных городков.

И вот именно в таком городке летом 1942 года в санитарном отряде проходили боевую практику студенты-медики мюнхенского университета Ганс Шоль, Вилли Граф и Александр Шморель. 

Город  этот назывался Гжатск, сегодня он носит имя Юрия Гагарина. В этом городе в семье плотника родился 9 марта 1934 года будущий герой космоса. Когда Юре исполнилось 7 лет, город оккупировали немцы. Среди этих немцев в форме солдата вермахта и находился оренбуржец Александр Шморель.

Молодой человек родился в Оренбурге в 1917 году, в русско-немецкой семье. Когда мать умерла, ему было 2 года. В 4-летнем возрасте Александр попадает вместе с отцом-немцем в Германию.

"Белая Роза"

Несмотря на то, что в новой семье все немцы, (отец женился во второй раз также на немке), мальчика воспитывает, привезенная из Оренбурга, русская няня. Это она прививает своему Шурику  горячую любовь к России, ко всему русскому. Это чувство Александр Шморель пронесет через всю свою короткую жизнь, и оно невольно  повлияет на мировоззрение его друзей-однокурсников, создавших в Мюнхене, в самом сердце нацистского движения, подпольную группу «Белая роза», которая с помощью листовок, призывающих к свержению губительной для человечества и самой Германии власти, боролась за прекращение жесточайшей войны.

"Я люблю в России вечные степи и простор, леса и горы, над которыми не властен человек. Люблю русских, всё русское, чего никогда не отнять, без чего человек не является таковым. Их сердце и душа, которые невозможно понять умом, а можно только угадать и почувствовать, которые являются их богатством - богатством, которое никогда не удастся отнять.»

Так писал  о России своим немецким друзьям Александр Шморель, зная ее, по сути, только по рассказам близких и по книгам, которые он с увлечением читал, особенно Достоевского. Только в возрасте 25 лет он увидел снова свою родину. Она предстала ему в виде города Гжатска, его природы и его населения. 

Читая письма Шмореля и его друзей, написанные ими  летом 1942 года во время их пребывания в Гжатске, начинаешь верить, что то глубокое впечатление, граничившее с восхищением, которое произвели русские люди из родного города Юрия Гагарина на будущих героев антинацистского сопротивления Германии, подтолкнуло их на подвиг, который им всем стоил жизни.

"Я часто и подолгу разговариваю с русским населением - с простым народом и интеллигенцией, особенно с врачами, - писал в своих письмах домой Александр. - У меня сложилось самое хорошее впечатление. Если сравнить современное русское население с современным немецким или французским, то можно прейти к поразительному выводу: насколько оно моложе, свежее и приятнее!"

"Русские - поразительные люди - отмечал в своём дневнике Ганс Шоль, наблюдая за молящимися в православной церкви. - ...бородатые мужики, с добрыми лицами, женщины... то и дело кланяются, осеняя себя Андреевским крестным знамением. Некоторые склоняют голову до земли и целуют пол... Сердца всех верующих бьются в такт, почти физически ощущается движение душ, которые выплёскиваются, открываются после этого чудовищного молчания, которые, наконец, нашли дорогу домой, на свою настоящую родину. От радости мне хочется плакать, потому что и в моём сердце оковы падают одна за другой. Я хочу любить и смеяться, потому что вижу, как над этими сломанными людьми всё ещё парит ангел, который намного сильнее чем сила пустоты".

Те же настроения овладевали и Вилли Графа, которому так же, как и Шморелю, и Шолю предстоит в скором времени смерть на эшафоте: "Хорошо, что я могу находиться здесь с моими друзьями из Мюнхена - пишет он из Гжатска подруге. - Один из нас, тоже медик, отлично владеет русским, потому что родился здесь и во время революции вынужден был вместе с родителями покинуть страну. Потом он практически стал немцем. И вот он впервые вновь увидел эту страну, и мне открывается многое, что ранее оставалось неизвестным или, по крайней мере, непонятным. Он часто рассказывает нам о русской литературе, да и с людьми устанавливается совсем другой контакт, чем когда не можешь объясниться. Мы частенько поём с крестьянами или слушаем, как они играют и поют свои удивительно красивые старинные русские песни. Так немного забываешь всё то печальное, с которым так часто приходится встречаться."

Когда герои «Белой розы» в Мюнхене были схвачены гестапо, и Шоль, вместе со своей сестрой Софией и Кристофом Пробстом, уже казнен, а Шморель и Граф приговорены к гильотине, Гжатск, после почти двухлетней оккупации, был, наконец, освобожден Красной Армией.

В феврале 2012 года Русская православная церковь Заграницей  за подвиг и безграничную любовь к человечеству, к справедливости и свободе, канонизировала Александра Шмореля, причислив его к лику святых как новомученика Александра.

***

После освобождения Гжатска, занятия в школах возобновились, и Юрий Гагарин снова пошел в первый класс. То, что он находился в годы Великой Отечественной войны на оккупированной немцами территории, должно было, по тогдашним советским законом, негативно отразиться на его биографии. Но не отразилось, помешала, наверное, заразительная улыбка, открытость, отважность и искренняя любовь к своей родине, простого деревенского парня, выходца из тех мест, которые не только рождают, но и делают людей героями.

Юрия Гагарина сделала бессмертным его улыбка, которой он обнял весь мир

Вот такой юбилейный гагаринский вечер получился у МИРовцев, который, благодаря интереснейшему докладу Игоря Храмова, актеру Артуру Галиандину, проникновенно зачитавшего отрывки из писем героев «Белой розы» и замечательной игре цимбалиста-виртуоза Михаила Леончика, был эмоциональным, гражданским и общечеловеческим.

Благодарный зритель, как из числа русских соотечественников, так и коренных мюнхенцев – некоторые из них оказались в дальнем родстве с семьей Шморелей, - долго не хотел расходиться, задавая новые и новые вопросы гостю из далекого Оренбурга, расположенного на границе Евроопры и Азии, города, в котором вот уже столетия мирно живут люди разных национальностей и религиозной принадлежности, подавая этим отличный пример мировой общности, как это делают и космонавты в космосе, который, слава Богу, еще не знает границ.

Раиса Коновалова, Мюнхен
Фото: Анна Милкова

***

"Русское поле"