Вера Татарникова

Репортаж из самоизоляции

Родительская категория: Наши блогеры Автор: Вера Татарникова Просмотров: 1054
Вот уж не думала , что такое придется пережить. Поскольку по возрасту я отношусь не только к группе риска, но и к той категории советских людей, которых уже испугать чем то трудно. Страшнее была только война, которая выпала на долю наших родителей.

 

 

Самоизоляцию в прошлые времена мы переживали как нормальную жизнь. Многие советские люди ни в какие заграницы и не ездили. Но мы не чувствовали дискомфорта. У нас была работа, семья, друзья и огромная страна, по которой можно было путешествовать как по всему земному шару.

 

К тому же мы, наверное, более стрессоустойчивы. Подумайте: пережили распад такой великой страны, существование по талонам (в Петербурге с едой было очень плохо. Спасибо городу побратиму Гамбургу за гуманитарную помощь), потом дефолт. Но держались, человеческий облик не теряли.

 

Ну и, наконец, иммиграция. Шуточное ли дело! Все бросить и оказаться в чужой стране без языка, без связей, без привычной среды обитания.

Я не буду сейчас разбирать причины того, почему мы здесь оказались. У каждого на то были свои личные причины. Но видно, наша уже генетическая предрасположенность к выживанию, думаю и это передано нашими родителями, подвигла к необходимости действовать.

 

Активно интегрируясь в немецкое общество, наши соотечественники создавали и свой гуманитарный мир, в котором сохранялся родной язык, великая культура и духовные ценности. Посмотрите, сколько по Германии создано русских культурных, семейных центров, школ дополнительного образования.

Огромное число фестивалей, соревнований, гражданских форумов и акций стали неотъемлемой частью общественной жизни. У каждого из нас появилась масса близких друзей и разнообразных параллельных связей.

 

Организации российских соотечественников стремились облегчить жизнь наших людей в другой стране и наполнить ее, в первую очередь, человеческим содержанием. Многие из нас благодаря этому движению стали уже буквально родными людьми. Дружим уже не только мы, но и наши дети и даже внуки. Было ощущение большой семьи, к которой добавились и "дальние родственники" из других стран.

 

И вдруг, в одночасье, все рухнуло. Такого даже представить было невозможно. Какой-то вирус разрушил нашу с таким трудом налаженную жизнь! Закрыты школы, детские сады, отменены все массовые мероприятия. Приказано ограничить даже общение в семьях, а уж тем более с друзьями. В этой ситуации, в первый момент всю серьезность момента не осознаешь и начинаешь думать: да ну, какая-то ерунда. Все обойдется.

 

Но время идет. "Сводки с фронтов" по всей Европе все страшнее и начинаешь понимать, что пришла беда. И она коснулась нас всех. Значит, надо думать, как выживать в таких условиях. И не просто выживать, а еще сохранить интелектуальный потенциал и все то, что создано за эти годы.

 

Первыми активизировались наши семейные центры и школы дополнительного образования. А как же? Надо думать, как сохранить коллективы, занять детей и не потерять ничего из наработанного. Стали делится методиками образования на удаленном доступе. Да и вообще, стали делиться всем, заботиться друг о друге по телефону.

 

Вообще, человеческая близость, приобретенная за эти годы стала душевнее и роднее. Я сейчас поняла, что Координационный совет за эти годы стал для меня больше, чем каким-то органом. Благодаря движению соотечественников, мы можем прорвать эту блокаду изоляции и ощутить тепло друг друга.

 

Какое человеческое письмо написал Председатель Всемирного Совета российских соотечественников Михаил Дроздов, живущий в Китае. Он нашел слова, чтобы поддержать и обьяснил, как надо прожить эти пару месяцев. Но заверил на своем премере, что все постепенно наладится.

 

Поверьте, это необходимо и в первую очередь таким как я, людям, живущим отдельно от родных и входящим в возрастную группу риска. Хотя теперь уже выяснилось, что тяжело болеет и молодежь. Так что серьезные испытания, в том числе экономические, еще впереди.

 

Но я не грущу и не чувствую себя одинокой.

 

Да, я не выхожу практически из дома. Но зато какие душевные у меня теперь беседы с коллегами по Координационному совету. В день несколько раз позвонит Лариса Юрченко. Мы и так всегда вели вечерние беседы на все волнующие темы. Теперь мы больше говорим о детях и внуках.

Если моя внучка уже взрослая поддерживает меня сама, то новоиспеченная бабушка Лариса все свои помыслы направила на единение с крохотным внуком Мирошей. Рассказывает мне о нем, шлет фото и отвлекает от негативных новостей.

 

Вот Борис Зильберберг звонит часто и все с вопросами о здоровье. Вот Юля Рыбалко не забывает поделиться новостями с родной Украины. Галя Бурда настраивает на то, что все лучшее, в том числе и путешествия у нас впереди. С Юрой и Леной Еременко продолжаем обсуждать идеи публикаций на сайте.

 

Словом, жизнь идет даже в условиях самоизоляции.

 

И вот, кстати, подумала: да, здорово что у нас есть свой сайт. Пишите, что происходит в ваших организациях, пусть это будут даже совсем маленькие события. Но нам сейчас нужны любые новости друг о друге. Пусть даже короткие, как сводки Софинформбюро.

 

Понимаю, что многим живую жизнь заменил Фейсбук. Не принижая его значения, хочу напомнить: лечебную силу человеческого голоса никто не отменял. Не зря же изобрели телефон!

 

И последнее. Печатала я эти записки и слышу стук во входную дверь. Не скрою, напряглась. А из-за двери - голос моего соседа из нижней квартиры. Надо сказать, что особенно близки мы никогда не были. Так, вежливое общение. Знаю, что он родом из Одессы. Пару раз перекинулись словами о событиях на Украине. Позиции совпали не во всем. Собственно, это всё.

 

И вот стоит этот Алексей на пороге и без лишних эмоций говорит: "Запишите мой номер телефона. Если что-то надо, звоните в любое время. Не ходите лишний раз на улицу. А если деньги нужны, я вам дам."

 

Не смейтесь, у меня даже комок к горлу подступил. Может эта пандемия вернет нас в нормальное человеческое состояние и заставит вспомнить о том, что все мы смертны? А жизнь наша и наших близких, это самое дорогое, что есть у нас.

 

Вера Татарникова

 

"Русское поле"