Письма русского путешественника. Эпизод десятый: Потсдам

Автор: Андрей Чернодаров Просмотров: 4891

Mолодой русский путешественник, по имени Николай Карамзин провёл в начале июля 1789 года, то есть 227 лет назад десять дней в Берлине. Небольшой срок в его почти двухлетнем путешествии по Европе, - рассказывает д-р Андрей Чернодаров, политолог и культуролог (г. Потсдам).

Один июльский день русского путешественника в Потсдаме

В пути Николай Карамзин вёл дневник, которому было суждено открыть новую веху в развитии русской словесности. Продолжаем читать эти знаменитые "Письма русского путешественника", посещая те же места спустя более двух веков.

По дороге Карамзин живо интересовался немецкими обычаями и традициями, встречался и знакомился со многими видными людьми и посещал исторически значимые места. Тогда же, в первую неделю июля он, в сопровождении своего немецкого приятеля, которого он называет в путевых заметках "Д" совершил однодневную "вылазку" в Потсдам.

Потсдам и сегодня для многих посетителей Берлина традиционно остаётся целью лишь для короткого тура. Карамзин, только что завершивший образование конечно не мог обойти город стороной, который был совсем ещё недавно главной летней резиденцией прусских королей. Ведь официальный повод путешествия по европейским странам для двадцатидвухлетнего вчерашнего студента из России было повышение и углубление завершённого академического образования. Казалось бы, всего лишь один день в Потсдаме, но тонкие, лаконично изложенные наблюдения Карамзина вполне интересны, образны и даже более того - могут быть полезны не только для историков, но и современным туристам, оказавшимся в Потсдаме.

Дорога из Шарлотенбурга в Потсдам, которую со своим спутником за несколько часов верхом преодолел будущий русский историк, не отличается особым ландшафтным разнообразием. Сегодня путь на машине занимает 30-40 минут и часто вообще не упоминается в путеводителях. Если вы стремитесь увидеть старый прусский центр с замками и парками и не склонны задерживаться на берегу Хафеля или одного из многочисленных озёр, окружающих Потсдам со всех сторон, превращая город в остров, то, скорее всего, вы и сегодня поспешите в Сан-Суси, Новый дворец, в Сицилиен двор или в "русскую деревню" Александровку. 

В тогдашний центр резиденции короля-устроителя, созидателя, мыслителя и философа хотелось побыстрее попасть и Карамзину. Из дурно пахнущего Берлина, к которому он все-таки не только стал быстро привыкать, но и начал открывать для себя привлекательные стороны столицы Пруссии, он выехал верхом, рано утром.

Очевидно предвкушая встречу с городом-крепостью, о которой он слышал и читал, в мыслях он был уже там, в гнезде старого Фридриха Великого. Нужно ли говорить о том, что Николаю дорога верхом до Потсдама показалась откровенно скучной. Несколько часов ничего, кроме равнины, песка, и отсутствие каких-либо замечательных "предметов".

Не удивительно, что прежде чем путешественник описал ворота города и то, что их имена со спутником, прежде чем впустить внутрь, записали в реестр посетителей - традиция заведённая ещё покойным королём, он поспешил на страницах путевых заметок выразить своё восхищение жемчужиной творений Фридриха Великого - Сан-Суси. Сегодня, по-прежнему, Сан-Суси визитная карточка Потсдама и магнит для туристов.

В настоящее время таких "однодневных" туристов как когда-то Николай Карамзин, насчитывается около 18-19 миллионов человек в год. Сюда приезжают многочисленные туристические автобусы, знакомясь с барочной архитектурой и парковым искусством, в тени деревьев или у фонтана погружаясь на короткое время в мир "без забот" - так переводится название замка, данное самим королём Фридрихом с с так почитавшегося им французского языка. Пожалуй, никакой другой замок не связан так тесно с королём, его идеями и характером, как этот. Эта его воплощённая мечта и пристань, приоткрыла и Карамзину его характер. Несколько замечаний о Сан-Суси, и писатель переходит к Новому Дворцу, словно поторапливая и читателя ознакомиться с главными достопримечательностями, ведь его в распоряжении всего несколько часов, до вечера.

Новый дворец красив со стороны сада. С этим не может не согласиться и сегодня каждый посетитель парка. Перед дворцом с другой стороны площадь, или "парадное место", украшенное колоннадами, на котором "училась гвардия: прекрасные люди, прекрасные мундиры!», - только и замечает молодой россиянин. И вот, его мысленный взор скользит уже над городом, охватывая, постигая задумку его основателя. - "Город вообще прекрасно выстроен; в большой, так называемой Римской, улице много великолепных домов, строенных отчасти по образцу огромнейших римских палат и на собственные деньги покойного короля: он дарил их кому хотел." 

Тут же примечает он изменения, произошедшие в городе за последние три года, после смерти старого короля в 1786 году при воцарившемся его племяннике Фридрихе Вильгельме Втором. Изменения, связанные с тем, что новый король предпочёл Потсдаму - Шарлотенбург, а вместе с ним ушла из города и придворная суета, и всё то, что отличало его от обычных прусских населённых пунктов. Даже причина нелюбви новоиспечённого хозяина королевского двора не осталась от глаз путешественника скрыта. Лишь в одном предложении видна осведомлённость вчерашнего студента и о непростых отношениях дяди и воспитываемого им племянника и о досадах и неудачах юности принца, которые несомненно ему приходили бы на память, останься он жить в Потсдаме.

Интересно, что отмечая пустоту улиц и обилие нежилых домов, практичный аналитик Карамзин поинтересовался даже стоимостью дома в два этажа на год, который можно было нанять всего за 50 рублей. Заметьте - рублей! Да и то, если охотник жить в опустевшем Потсдаме найдётся.

Сегодня Потсдам, что касается недвижимости, пожалуй, один из самых дорогих городов Германии. Студенты, обучающиеся в Потсдамском университете, часто предпочитают жить в более доступном по ценам Берлине. Город же Фридриха Великого значительно разросся и славится дорогими виллами и далеко не каждому доступной арендой.

Сложно представить себе описываемую в "Письмах русского путешественника" пустоту: "Коротко сказать, Потсдам кажется таким городом, из которого жители удалились, слыша о приближении неприятеля, и в котором остался только гарнизон для его защиты. Не можете вообразить, как печален сей вид пустоты!" И всё же, военная прямолинейность и даже казённость угадывается и в современном Потсдаме, но для туристов одного дня она, конечно же, не заметна.

Проницательность будущего историка России восхищает. Не осталась незамеченной для него и находившаяся на порядочном расстоянии от Нового Дворца русская православная церковь святых Анны и Семеона. Она, освящённая в 1734 году во время царствования императрицы Анны для русских великанов-гвардейцев ("lange Kerls"), в конце 18 века пустовала.

Первых солдат-великанов, рост которых был не менее двух метров, подарил своему прусскому "куму" Петр Первый в количестве 80 человек в 1724 году в полном обмундировании и с тульскими ружьями, а затем "подарок" был при Екатерине Первой пополнен, так что к 1741 году русские великаны составляли одну треть Королевского полка. А значит, их было уже около 250 человек. Время шло, полк был расформирован. Новый король имел совсем другие интересы, как Николай уже почувствовал по самой атмосфере и в Потсдаме и в Берлине. Интересно, что спустя более сорока лет ему, вероятно, одному из последних, всё же посчастливилось посетить церковь и увидеть престарелого солдата-великана, которому Бог подарил долгую жизнь. Пока он был жив, сохраняли и церковь. Трогательно описана встреча юноши-путешественника со стариком и их совместная молитва в церкви.

Церковь же та находилась на улице "Am Kanal" замыкая перспективу пышного дворца у городского канала, известного под названием Брокшес дворец (Brooksches Palais) и построенном в 1722 году.

Этот важный для города в градообразующем плане фасад, долгие годы после объединения Германии, вплоть до недавнего времени был в весьма плачевном состоянии, ожидая инвесторов, и вот, недавно его реставрация была завершена. Простому, двухэтажному фахверк-дому, в котором была первая в Германии Православная церковь, повезло меньше. Этот, впрочем, ничем не напоминающий церковное сооружение без купола и колокольни дом, можно увидеть только на гравюрах 18-19 го веков. Он не дошёл до наших дней. Ещё можно составить себе представление о внешнем виде дома по изображениям, иллюстрирующим историю становления немецкого театра, так как дом был некоторое время в распоряжении театральной труппы Везера.

Но, пожалуй, самое знаменитое изображение, где видны и Дворец и фахверк-дом - это гравюра Людвига Крюгера (Potsdam, Brockessches HausRadierung von Andreas Ludwig Krüger, 1779) сделанная за 10 лет до посещения Потсдама Карамзиным. Последний отметил чистоту и порядок в церкви и то, что церковная утварь аккуратно хранится в сундуке. Когда-то были здесь и богослужения, и свой священник Василий Щербацкий, служивший для всех солдат, как говорили тогда, греко-католического вероисповедания многонациональной королевской гвардии.

Традиция православных богослужений всё же не исчезнет навсегда. Храм Александра Невского в Русской колонии Александровке был возведён в 1827 году, в память о славном русско-прусском походе против Наполеона и освобождении Европы. Но это уже другая история.

После получасового общения со старым солдатом и совместной молитвы, пожелав ему по православному обычаю "тихой смерти", путники направились обедать. После обеда - вновь замок Сан-Суси. На сей раз более подробное знакомство и описание замка, где Фридрих-философ соединил, по меткому замечанию Карамзина простоту с великолепием.

Путешественники, гуляя по парку, отметили скульптуры, "храмики" и "японский домик на левой стороне главной аллеи", который нам известен как парковый павильон "китайский домик". Действительно, интересно, что Карамзин называет его японским. Ошибка путешественника? Такие ошибки могут, конечно, случиться при быстром знакомстве со многими достопримечательностями, но только не у Николая Карамзина. Действительно, поиски в архиве могут быстро восстановить справедливость. Оказывается, павильон называют многие источники и даже на некоторых открытках с видами Сан-Суси начала 20го века павильон указан как японский домик. Карамзин не ошибся. Ему, видимо, павильон так был назван.

День в Потсдаме пролетел быстро. Последним посетили путешественники Новый дворец, который поразил их своей внешней и внутренней пышностью. Но расположение у Николая было уже не таким, при котором можно любоваться произведениями искусств. У него начала болеть голова. Справедливости ради нужно сказать, что для посещения богатого Нового дворца необходим как минимум весь день.

Утомлённому и наполненному впечатлениями дня, Карамзину было трудно воспринимать все великолепие Дворца. Впереди ждала долгая Шарлотенбургская дорога в Берлин. По причине плохого самочувствия, Николаю пришлось многократно останавливаться и отдыхать в ночном не безопасном лесу, где он опасался быть ограбленным.

"Пруссия не Аркадия, и наш век не золотой: меня могли ограбить, а со мною было все мое богатство," - пишет он в своих заметках. Однако все закончилось благополучно. Глубокой ночью путники достигли Берлина и, к счастью, были впущены в город, несмотря на столь поздний час.

Д-р Андрей Чернодаров

Фото: Елена Чернодарова

© "Русское поле"

Пр перепечатке название источника и активная гиперссылка обязательны.

Все материалы проекта "Карамзин в пути":

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ЭПИЗОД ДЕВЯТЫЙ: БЕРЛИН

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ЭПИЗОД ВОСЬМОЙ: ГДАНЬСК

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ЭПИЗОД СЕДЬМОЙ: КЕНИГСБЕРГ (КАЛИНИГРАД), часть 2

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА.ЭПИЗОД СЕДЬМОЙ: КЕНИГСБЕРГ (КАЛИНАНГРАД), часть 1

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА: ЭПИЗОД ШЕСТОЙ: ТИЛЬЗИТ (СОВЕТСК)

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ЭПИЗОД ПЯТЫЙ: МЕМЕЛЬ (КЛАЙПЕДА)

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА ЭПИЗОД ЧЕТВЕРТЫЙ: ПАЛАНГА

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ЭПИЗОД ТРЕТИЙ: КУРЛЯНДСКАЯ КОРЧМА

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ЭПИЗОД ВТОРОЙ: РИГА

ПИСЬМА РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА. ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

НАЧАЛО: ОН ЗНАЛ ЕВРОПУ. НО РЕШИЛ ПРОВЕРИТЬ...