Письма русского путешественника. Эпизод второй: Рига

Автор: Ирина Бобкова, Ольга Федорова, Сергей Тыщенко Просмотров: 4021

Лицо Риги, в веке 18-м - последнего российского города на пути Карамзина в Европу, предстает нам в рассказах жителей сегодняшней Латвии: Ирины Бобковой, Ольги Федоровой и Сергея Тыщенко.

Ирина Бобкова:

"Вчера, любезнейшие друзья мои, приехал я в Ригу и остановился в "Hôtel de Pétersbourg". Дорога меня измучила," - пишет молодой, 22-летний Николай Кармзин, совершающий свое пан-европейское путешествие. Он прибыл в в Ригу 31 мая 1789 года и провел здесь один день.

- Гостиница, о которой пишет Карамзин, первая, старейшая гостиница в Риге, находилась на Замковой площади (сейчас она называется по-латышски "Пилс"), прямо напротив официальной рабочей резиденциии рижских генерал-губренаторов. Рижский Замок существует и поныне и является резиденцией президента Латвии.

Помимо именитых гостей, эта гостиница примечательна тем, что в ней 11 августа 1920 года был подписан исторический для Латвии Рижский мирный договор, закрепляющий ее суверенитет.

Здание гостиницы живо до сих пор, но в нем находятся офисы частных фирм и государственных предприятий.

Что обнаружил в Риге тогда молодой путешественник, и что он бы увидел сейчас, если бы остановился там в наши дни?

Рига в 18 веке была ганзейским городом: "Лишь только въедешь в Ригу, увидишь, что это торговый город, - много лавок, много народа - река покрыта кораблями и судами разных наций - биржа полна. Везде слышишь немецкий язык - где-где русский, - и везде требуют не рублей, а талеров. Город не очень красив; улицы узки - но много каменного строения, и есть хорошие домы".

Еще не были построены здания - гордость рижской архитектуры эпохи классицизма, спроектированные известным архитектором Кристофом Хаберландом, еще не было роскошных строений начала 20 века в стиле модерн и югенд на улице Альберта, куда гиды водят туристические группы. Ригу называют североевропейской столицей югендстиля, а улицу Альберта "жемчужиной рижского модерна".

Возле гостиницы - Замковая площадь, сквер, Рижский замок, Католический костел Скорбящей Божьей Матери, а так же несколько старинных улочек, разбегающихся от площади в разные стороны - к Сейму (Парламенту Латвии), к католическим церквям, к Даугаве, спокойной, широкой реке изумительной красоты, разделяющей город на две части, к знаменитой Домской площади, где высится Домский собор, построенный в 13 веке. В нем находится самый большой орган в Европе, многие туристы приезжают специально на органные концерты.



"Мужики и господа лютеранского исповедания. Церкви их подобны нашим, кроме того, что наверху стоит не крест, а петух, который должен напоминать о падении апостола Петра."

Сейчас Старая Рига - это прогулочная зона, расчитанная на туристов, особенно в теплое время года.

Многочисленные кафешки и ресторанчики не дадут проголодаться и умереть от жажды. Традиционно, везде подают различные сорта пива - это наиболее популярный здесь напиток, что-то другое заказывают гораздо реже. В Латвии есть свои замечательные сорта - Ужавас, Баускас и другие.

Запеченные в разных видах мясо и рыба, свежие овощи, супы (летом практически везде подают "холодный суп" - свекольная окрошка на кефире), картофельные блины. Выбор рыбы невелик, баранину тоже редко можно найти. Зато десерты и выпечка радуют, но нужно знать места, где они особенно вкусны. Есть довольно "пафосные" рестораны, есть даже таверна "Розенграаль", в средневековом стиле, есть совсем неказистые уголки, на любой вкус.

Можно заходить наобум, а можно посоветоваться с рижскими друзьями, чтобы не разочароваться в ценах или интерьерах, кто что предпочитает. Самое демократическое место где поесть - ресторан в национальном стиле "Лидо", рижане сами часто туда заходят.



Сувенирные магазины предлагают янтарь, лен, деревянную утварь, обложки для книг из тисненой кожи, вязаные шарфы, носки со старинными орнаментами, глиняные и стеклянные фигурки животных, керамические домики, в которые ставят свечку.

По Старому городу вы можете прокатиться на велорикше и открытом автопоезде. Город с высоты около сотни метров можно увидеть, поднявшись на смотровые площадки башни церкви Святого Петра.

На Домской площади в здании Биржи проходят выставки художников. Недалеко от Домской расположена филармония, в средневековье это было здание купеческой гильдии, сейчас там проходят всевозможные симфонические концерты.

В самом центре Риги на бульваре Свободы - монумент Свободы, установленный в память о павших борцах за независимость Латвии. Ранее на той же площади находился памятник Петру I.

Вокруг Старой Риги - городской канал и кольцо парков, здесь можно скрыться от зноя и полюбоваться роскошными клумбами с рижской сиренью.

Здесь же такие достопримечательности, как Бастионная горка, утопающая в зелени, Национальная опера, величавый Православный Христорождественский собор, современное здание гостиницы "Латвия". Когда в городе жарко как сегодня - всё стремится уехать на взморье, в Юрмалу - курорт на берегу Рижского залива, нужно переехать реки Даугаву и Лиелупе. Карамзин, покидая Ригу, пересекал реку Аа - это старое навание реки Лиелупе.



Изменилась ли Рига с тех времен? Конечно, и не раз. Но, все же, Старый город хранит много исторических уголков, бродя по которым, можно почувствовать связь времен.

С кем бы встретился молодой Карамзин, посетив Ригу сейчас? В Кенигсбрге он беседовал с самим Кантом...

Будучи в Риге, Карамзин наверняка бы встретился рижским мэром Нилом Ушаковым, навестил легенду латышской музыки композитора Раймонда Паулса, наверняка ему было бы интересно поговорить с католическим прелатом Збигневом Станкевичем.

Я бы ему посоветовала посетить Балтийскую международную академию - крупнейшее частное учебное заведение в Латвии, где учится более 4000 студентов. Яркая личность академии - Александр Филей, доктор филологии, координатор филологической гуманитарно-образовательной акции "Тотальный диктант" по русскому языку, великолепный лектор, знаток истории Риги и Латвии.

Фото: Ирина Бобкова


Ольга Федорова:

- Николай Карамзин путешествует, задавшись дерзкой целью: понять, освоить, укротить современную европейскую мысль. Ему 22 года – это честолюбивый, славный возраст, когда весь мир у твоих ног. Принадлежа к своему сословию, молодой человек наверное вращался в светском обществе; ходил в театр, танцевал на балах, его интересовали женщины и мода.

Поэтому я посоветовала бы ему посетить в Риге выставку другого блестящего москвича - Александра Васильева.

В России он известен больше как ведущий «Модного приговора» - но кто ж его не знает! Историк моды с энциклопедическим знаниями, страстный коллекционер, автор книг, театральный художник, дизайнер, россиянин, парижанин – он тоже в молодом возрасте вознамерился открыть Париж и сблизить Россию с Западной Европой и, что самое поразительное, ему удалось осуществить задуманное!

За исключением, наверное, идеи создания Музея моды в России, которая никак не приживается в умах и, похоже, Музей моды быстрее появится где-нибудь в соседней стране, чем там. Например, в нашей маленькой Латвии.

Как рижанка я горжусь, что в нашем городе каждое лето проходят великолепные выставки Александра Васильева. А в том факте, что проходят они в уникальном здании Музея декоративного искусства и дизайна, есть и скромная доля моего участия.

Здание это заслуживает отдельного упоминания как самое старое каменное строение Риги. Точный год его постройки установлен из хроник – 1204. Когда-то церковь святого Георгия была возведена на фундаменте замка епископа Альберта, основателя Риги.

Позже здесь обосновались монахи-доминиканцы, а после церковных погромов 17 века храм переделывают под склад и разделяют на этажи.

Поэтому, с одной стороны здание выглядит как доготическая церковь с толстыми стенами и узкими окнами, а если подойти с другой, то взгляду предстанет средневековый склад, в очертаниях которого угадывается старинная капелла.

Впрочем, Карамзину я бы не просто посоветовала посетить этот музей, где работает и интересная постоянная экспозиция, а пригласила его на открытие новой выставки и познакомила бы с неутомимым Александром Васильевым.

Наверняка, они нашли бы много общих тем, ведь "Мода, - цитирую я Александра Васильева, - это зеркало истории. Она отражает политику, экономику, культуры, религию и общество. Мода, безусловно, рефлексия того, что мы видим".

Фото: Ольга Федорова

От Редакции: Тема моды не то чтобы очень волновала молодого Карамзина, скорее, он умело пользовался модой для достижения своих целей.

У Карамзина была репутация человека вполне сдержанного и уровновешенного. И вдруг, по возвращению из Европы он предстает современникам совсем в ином, очень экстравагантном облике. Вот как описывал его Бантыш-Каменский: "Возвратясь в Петербург осенью 1790 года в модном фраке, с шиньоном и гребнем на голове, с лентами на башмаках, Карамзин был введен И.И.Дмитриевым в дом славного Державина и умными, любопытными рассказами обратил на себя внимание. Державин одобрил его намерение издавать журнал и обещал сообщать ему свои сочинения. Посторонние лица... показывали молчанием и язвительною улыбкою пренебрежение к молодому франту, не ожидая от него ничего доброго".

На Карамзина  в это время был написан памфлет, в котором он был изображен в образе "Попугая Обезьянина".

Юрий Михайлович Лотман  так  объяснил странный факт из жизни Карамзина: "Утрированный костюм... был частью какой-то обдуманной программы, жестом, рассчитанным на эпатирование, на то, чтобы сознательно скандализировать определенные общественные и литературные круги. Нельзя не заметить, что такая же установка сразу проявилась в направлении литературной деятельности Карамзина."

Лотман объясняет это очень просто - Карамзин, при помощи экстравагантного, щегольского образа решительно выделялся на фоне петербургского общества - он так подчеркивал свое новаторство - он был издателем совершенно нового русского "Московского журнала". Нужен был отличительный знаковый образ  - его он и нашел в новом щегольском образе, в важный для себя период становления нового русского издания.

"Знаково-опознавательная роль поведения неизбежно приводит к его утрировке и той или иной форме щегольства. Нигилисты 1860-х годов так же щеголяли длинными волосами и неопрятностью одежды и рук, как Чаадаев — утонченной простотой фраков и ухоженностью ногтей или Лермонтов — контрастом между потертостью ношеного мундира и тонкостью белоснежного белья из голландского полотна," - пишет Ю.М.Лотман.


Рига - последний город перед пересечением российской границы. После славных побед Петра, в 1721 году  входит в состав Российской империи. Карамзин описывает его, как город немецкий - где в основном звучит немецкая речь. В 1789 году, в начале февраля, то есть всего за четыре месяца до его приезда Карамзина в  Риге открывают первую школу с русским языком обучения – Екатерининское училище. Здесь не только торговали, но и уделяли внимание культуре - 1761 года в Риге проходят регулярные музыкальные концерты,  был построен театр, работала своя типография.

Сергей Тыщенко:

- В Риге проживает самая крупная русская (или русскоязычная - кому как удобно) община: более 50% населения столицы не являются представителями титульной нации. По-прежнему, культовыми русскими являются известные, даже за пределами страны, 34-я и 40-я школы - они одни из первых в СССР стали специализироваться на иностранных языках, и "пристроить" туда своё чадо было мечтой каждого второго родителя страны, вне зависимости от национальности.

Современные школьники очень самостоятельные и рациональные люди, оставаясь при этом - я имею в виду эмоциональный фон - настоящими русскими ребятами. Старшее поколение думает, и ставит либо на "Русскую общину Латвии", либо на "Русскую общину в (!) Латвии" - две совершенно разные организации, либо на "Русский союз", либо на партию "Согласие" рижского мэра Нила Ушакова (кстати, самого молодого и единственного русского бургомистра за все 815 лет Риги - столько столице исполняется в этом году).

А молодёжь едет в лагерь на Курган дружбы потому, что там - хорошо, помогает организаторам делать День Победы, потому что к этому лежит их душа, они билингвальны и всеядны в общении. И это, видимо, хорошо - они другие, и они - такие же, как мы. И всё у них будет хорошо.


Эпизод третий: Курляндия. Продолжение следует...

Письма русского путешественника. Эпизод первый: Санкт-Петербург

Начало: Он знал Европу. Но решил проверить...


"Русское поле"