Доклад "О ситуации с обеспечением прав человека в Европейском Союзе" - Германия

Автор: Информационная служба "Русское поле" Просмотров: 21119

Выдержка из ежегодного Доклада МИД РФ "О ситуации с обеспечением прав человека в европейском Союзе, 2013 г. - раздел Германия (полный текст см. ниже).

Германия

Универсальное развитие прав и свобод человека в ФРГ и их защита официально декларируются в качестве одной из центральных задач германской внутренней и внешней политики. В Берлине придают серьезное значение международным форматам сотрудничества, сформировавшимся в этой области, в частности, взаимодействию в рамках ООН и Совета Европы, осознают важность совместной работы со структурами гражданского общества, прежде всего различными НПО. Сформировавшиеся на сегодняшний день в рамках ООН и Совета Европы правозащитные стандарты в целом инкорпорированы в законодательство ФРГ.

Основные права и свободы человека и гражданина отражены в Основном законе (конституции) страны, а также в основополагающих законодательных актах, регламентирующих основы германского публичного порядка. Следует, однако, заметить, что и законодательство, и правоприменительная практика ФРГ весьма жестко реагируют на вызовы основам германского правопорядка. В этих целях серьезными полномочиями, включая различного рода возможности вторжения в частную сферу под предлогом обеспечения безопасности, располагают спецслужбы и правоохранительные органы.

Германия в качестве члена Совета ООН по правам человека (2013-2015 гг.) исходит из высокой ответственности этой структуры за соблюдение прав человека в мире, придает большое значение проводимым в его рамках универсальным периодическим обзорам. В отношении ФРГ эта процедура, состоявшаяся в апреле 2013 г., выявила ряд недостатков в правочеловеческой сфере. Среди «дефицитов» были названы набирающие силу расистские и ксенофобские настроения в германском обществе, недостатки работы правоохранительной системы на этом направлении. Небезоблачной признана ситуация с мигрантами и беженцами, рекомендовано активизировать усилия по борьбе с торговлей людьми.

Германия, как и другие члены ЕС, по-прежнему продолжает активно использовать правочеловеческую тематику в качестве инструмента политического давления на третьи страны. При этом официальный Берлин традиционно маловосприимчив к критике в свой адрес. О нарушениях прав человека в самой Германии говорится нечасто и несистемно. Как правило, критика артикулируется неправительственными организациями. На официальном же уровне информация такого рода зачастую не озвучивается, равно как и с большой неохотой фрагментарно освещается ведущими германскими СМИ.

Примечательно, что положения, отраженные в российских законодательных актовах последнего времени, вызывавших в Германии шквал критики со стороны официальных властей и правозащитных кругов, в том или ином виде имеются и в германском законодательстве. В частности, отработан механизм обеспечения полной прозрачности деятельности, структуры и источников финансирования неправительственных организаций, в основу которого положены в первую очередь финансовые рычаги. На практике это означает, что любой отказ предоставлять компетентным органам ту или иную информацию о деятельности НПО (которая вовсе не ограничивается годовым отчетом), в т. ч. об источниках и объемах финансирования, оказывается весьма затратным во всех отношениях, и прежде всего в финансовом. В Германии также существует хорошо отлаженная эффективная система контроля со стороны органов власти за деятельностью НПО, которая прописана в специальном Законе «О регулировании публичного права деятельности объединений» 1964 г. Одним из ее важных звеньев является прерогатива федерального министра внутренних дел запрещать в Германии НПО, цели и деятельность которых противоречит положениям Уголовного кодекса ФРГ и основам конституционного правопорядка. Примечательно, что такого рода решение о запрете принимается министром самостоятельно, без задействования судебной процедуры.

Несмотря на агрессивную пропаганду однополой любви на пространстве Евросоюза и оголтелую критику третьих стран за подчас мнимые нарушения прав сексменьшинств, было бы неверным полагать, что законодательство ФРГ в этой сфере лишено дискриминационной составляющей, а общество - полностью толерантно. Настороженное и негативное отношение к представителям ЛГБТ-сообщества, включая гомофобию, широко распространено в германском обществе, что подтверждается конкретными фактами. Так, по данным германского правозащитного центра «Телефон доверия Манео», в 2012 г. в Берлине, слывущем самым терпимым по отношению к сексменьшинствам городом Германии, было зарегистрировано 474 выпада против представителей ЛГБТ-сообщества. Для сравнения в 2011 г. число таких происшествий составляло 461, в 2010 г. - 456. Полиции удалось вычислить гомофобов лишь в 33 процентах случаев. По оценкам упомянутого правозащитного центра, зафиксированные случаи составляют примерно 10 процентов от их совокупного реального числа. В ряде федеральных земель (Гамбург, Гессен, Мекленбург-Передняя Померания) действуют нормативно-правовые предписания, допускающие возможность принудительного медицинского освидетельствования с подачи полиции на СПИД и гепатит всех, кто входит в т.н. группу риска, к которой прямо отнесены гомосексуалисты (первые в списке), наркоманы, бездомные и иностранцы. Кроме того, лица нетрадиционной сексуальной ориентации твердо отсекаются при заборе донорской крови, а в случае введения врачей в заблуждение могут привлекаться к ответственности в зависимости от тяжести наступивших последствий.

По мнению ряда видных германских юристов, существующее в ФРГ законодательное регулирование не всегда позволяет решить проблему соотношения свободы слова и уважения к религии, поскольку завязано на субъективной оценке каждого конкретного случая. В Уголовном кодексе ФРГ существует статья, по которой ненадлежащее поведение в церкви, мечети и других религиозных учреждениях может караться, в зависимости от степени тяжести содеянного, денежным штрафом либо лишением свободы сроком до трех лет.

В Германии по-прежнему имеются проблемы с имплементацией ряда важных международно-правовых документов, затрагивающих сферу защиты и обеспечения прав человека. До сих пор не ратифицирована подписанная ФРГ 9 декабря 2003 г. Конвенция ООН по борьбе с коррупцией, поскольку законодательство ФРГ в этой области не соответствует закрепленным в ней стандартам. Надлежащее наказание за взятки и подкуп должностных лиц предусмотрено лишь в отношении государственных чиновников. Депутаты бундестага, в свою очередь, вправе принимать вознаграждения от представителей бизнеса и частных лиц за лоббирование их интересов - законодательно запрещена лишь прямая покупка голосов. Депутаты не желают ставить себя на одну доску с чиновниками и упирают на необходимость свободы в контактах, в т. ч. в бизнес-среде. Такая ситуация создает возможность ухода от ответственности за получение «презентов» и для депутатов земельных парламентов. Соответствующие примеры из судебной практики имеются. По заявлениям международной организации «Трансперенси интернешнл», отсутствие у Германии желания ратифицировать профильную ооновскую Конвенцию существенно вредит ее имиджу. Эту точку зрения разделяют и представители германского бизнес- сообщества. Не ратифицирована также Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, подписанная Германией 27 января 1999 г.

Не имплементирована в германское законодательство директива ЕС о борьбе с торговлей людьми и защите ее жертв (отведенный для этого срок истек 5 апреля 2013 г.). Имплементация не состоялась по причине несогласованности подходов профильных германских министерств - Минюста, МВД и Министерства по делам семьи, пожилых, женщин и молодежи. Местные эксперты в области прав человека подчеркивают, что в Евросоюзе такое положение дел вызывает, по меньшей мере, недоумение. Отмечается, что правовые предписания, действующие в ФРГ, отличаются необоснованной «строгостью» к жертвам торговли людьми.

Жесткой критике подвергается тот факт, что разрешение на пребывание в Германии жертвам торговли людьми предоставляется лишь под условием дачи в суде свидетельских показаний против преступников (в отличие, к примеру, от Италии и скандинавских стран), в противном случае им грозит высылка за нарушение миграционных правил. Неоднозначно оценивается и весьма либеральный подход к занятию проституцией (в ФРГ запрет на это отсутствует), имеются нарекания к регулирующему эту «сферу деятельности» Закону о проституции, принятому в 2002 г. Германские эксперты и правозащитники с тревогой отмечают, что в сложившейся ситуации ФРГ имеет все шансы превратиться в благодатный оазис для торговли людьми на пространстве Евросоюза.

Эксперты обращают внимание на дефицит эффективных мониторинговых механизмов в ювенальной юстиции. Германские юристы сходятся во мнении относительно того, что по сути ни один из земельных законодательных актов, регулирующих вопросы ювенальной юстиции (в ФРГ это прерогатива федеральных земель), не отвечает международно- правовым стандартам, закрепленным в Конвенции ООН о правах ребенка (ФРГ сделала к ней оговорку о том, что положения данного документа не будут применяться германскими компетентными органами напрямую до принятия соответствующих актов федерального законодательства), а также в Принципах осуществления уголовного преследования в рамках Совета Европы, принятых в 2006 г.

Прежде всего указывается на несоблюдение критерия, установленного Конвенцией ООН по правам ребенка, согласно которому вопросы уголовного преследования несовершеннолетних и содержания их в местах лишения свободы должны регулироваться профильными нормативно-правовыми актами, а не быть частью общего законодательства об уголовном правосудии (как это имеет место, в частности, в Баварии и Нижней Саксонии).

Кроме того, игнорируется, как правило, согласованный на уровне правочеловеческих стандартов Совета Европы тезис о том, что главной целью ювенальной юстиции является ресоциализация несовершеннолетних преступников, а не защита общества от преступных деяний (как в случае со взрослыми правонарушителями). По мнению германских экспертов, этот постулат крайне важен в контексте определения направлений последующего правового регулирования отбывания наказания несовершеннолетними, в частности, в том, что касается обеспечения их права на образование, трудовую деятельность и последующую социализацию.

Указывается на отсутствие должного нормативно-правового регулирования условий содержания несовершеннолетних. Во всех федеральных землях приняты нормы, предписывающие раздельное отбывание наказания и, соответственно, размещение взрослых и несовершеннолетних заключенных. Вместе с тем, это касается преимущественно лиц мужского пола, поскольку в отношении женщин (которые по статистике составляют весьма небольшую часть от числа отбывающих наказание несовершеннолетних) допускается размещение на базе женских исправительных учреждений. Как полагают германские юристы, налицо нарушение установленного в т.ч. и в Конвенции ООН о правах ребенка принципа недискриминации. Помимо этого в соответствующем законодательстве земель отсутствуют предписания относительно размеров камер для несовершеннолетних заключенных. Как правило, этот вопрос сводится к указанию на необходимость «принимать во внимание их человеческое достоинство». Исключение - земля Баден- Вюртемберг, в которой, однако, нормативы установлены лишь для вновь строящихся исправительных учреждений.

В экспертных кругах ФРГ обращается внимание на недостаточную проработку вопроса о санкциях в отношении отбывающих наказание несовершеннолетних. В упомянутых Принципах 2006 г. определено, что в соответствующем внутреннем законодательстве должен быть установлен исчерпывающий перечень мер дисциплинарного характера, применимых к несовершеннолетним заключенным. В ФРГ такого рода нормативы отсутствуют.

В качестве недостатков системы уголовного преследования несовершеннолетних называется также доминирующая в большинстве федеральных земель тенденция к минимизации видов наказания, не связанных с лишением свободы, недостаточная урегулированность вопросов доступа к получению школьного и профессионального образования. Обращается внимание также на более жесткую по сравнению со взрослыми заключенными правовую регламентацию посещений находящихся в тюрьмах несовершеннолетних, а также возможности предоставления им отпуска.

С серьезными трудностями практического характера сталкивается в ФРГ реализация положений Конвенции ООН о правах инвалидов, прежде всего в части, касающейся школьного обучения детей-инвалидов. Вопросы школьного образования находятся в ведении земель, что делает по сути невозможным осуществление контрольных полномочий со стороны федерального центра. Так, продолжается процесс расслоения детей на «здоровых» и «нуждающихся в специальном педагогическом подходе», который обусловлен в том числе и демографическими причинами. На сегодняшний день германской системе образования выгодно, чтобы детей, «нуждающихся в специальном обучении», было больше. В ФРГ около 3300 вспомогательных школ, общее количество детей уменьшается, поэтому эти школы заботятся о достаточном количестве учащихся.

Кроме того, отсутствуют правила и стандарты, по которым в отношении детей педагоги делают соответствующие выводы. Получается, что такая «диверсификация» субъективна. За последние годы значительно выросло количество претензий со стороны родителей, в т. ч. в отношении того, что для достижения баланса учащихся во вспомогательных и обычных школах учителя отсортировывают детей, лишь имеющих тенденцию к тому, чтобы стать «трудными».

Несмотря на в целом соответствующее правочеловеческим стандартам законодательство и судебную практику, серьезные нарекания в ФРГ вызывает работа органов опеки. В экспертных кругах находятся поводы для системной критики их деятельности. Главный среди них - превалирующая субъективность оценок ситуации и отсутствие контроля за деятельностью органов опеки, значительное количество психологических травм и конфликтов вследствие их некорректного вмешательства в дела семей. Отмечается недостаточная эффективность работы в целом, вызванная прежде всего наличием пробелов в превентивной составляющей, своего рода «антисемейная» направленность деятельности. Не всегда высоко оценивается роль органов опеки в качестве консультантов по семейным вопросам, а также в судебных процессах, касающихся определения места жительства ребенка. Широко распространено мнение, что органы опеки порой злоупотребляют своим правом изымать ребенка из семьи. Они используют его в качестве рычага давления на родителей, которые не могут самостоятельно договориться о том, с кем после развода будут проживать их дети. Кроме того, информация о семье, предоставляемая органами опеки в суд в ходе бракоразводного процесса, является зачастую негативной по отношению к обоим родителям, что на практике может подтолкнуть суд принять решение в пользу отлучения ребенка от родителей и помещения его в детский дом или специальную социальную семью. Следует отметить, что как таковых нарушений законодательства германскими органами опеки в целом не просматривается. Вместе с тем, на практике часто имеют место сбои системного характера, обусловленные субъективностью подходов органов опеки к своей деятельности, а также пробелами в обеспечении со стороны государства социальных нужд граждан. Ситуации с принудительным помещением под опеку, вызывающие широкий общественный резонанс, возникают, как правило, на этом фоне.

Серьезной критике со стороны общественности и политических партий подвергаются условия содержания беженцев в ФРГ, а также законодательно предусмотренные ограничения в правах на период (он может исчисляться годами) рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища. В частности, речь идет о запрете покидать территорию округа в той или иной федеральной земле, куда соответствующе лицо было распределено, а также о невозможности заниматься трудовой деятельностью и иметь доступ к образованию, адекватной медицинской помощи и т.д. В этой связи предпринимаются попытки оптимизации нормативно-правовой базы, в частности, в некоторых федеральных землях (например, Гессен) были существенно облегчены правила передвижения таких лиц. В перспективе - отмена обязательства не покидать соответствующий округ до вынесения решения по ходатайству о предоставлении убежища.

Имеются нарекания к реализации свободы прессы в ФРГ. По мнению влиятельной НПО «Репортеры без границ», основная причина - «снижение многообразия» СМИ, вызванное значительным сокращением, как правило, из-за недостаточной окупаемости, самостоятельных редакционных коллективов. По этим причинам в течение 2012 г. некоторые печатные СМИ прекратили свое существование (например, «Файненшл Таймз Дойчландс»). В ряде регионов ФРГ констатируется отсутствие конкурирующих между собой печатных изданий, что не способствует повышению качества информации и ее всесторонней подаче. Наряду с этим в германских СМИ значительно выросло и продолжает расти число материалов, заказанных и оплаченных представителями бизнес-сообщества. При этом вычленить их из массива информации и комментариев, исходящих непосредственно от журналистов, читателю весьма непросто. Такого рода «коммерциализация» контента является тревожным сигналом и не свидетельствует о наличии адекватных условий для реального применения принципа свободы прессы. Серьезной критике подвергается политика крупных медиа-холдингов, в частности, «ВАЦ-Медиенгруппе», «Медиенгруппе ДюМон Шауберг», по созданию (примерно с 2009 г.) редакторских сообществ, обслуживающих сразу по нескольку печатных изданий. Вследствие этого на рынке печатных СМИ ФРГ увеличивается число изданий, отличающихся по сути лишь по названию. В данной связи упоминается также известное своей жесткой редакционной политикой издательство «Аксель Шпрингер», объявившее в октябре 2012 г. о слиянии редакционных коллективов изданий «Вельт» и «Берлинер Моргенпост» с редакцией газеты «Гамбургер Блатт», а также издательская группа «Рейн Майн», планирующая завершить формирование единого коллектива редакторов для газет «Висбаденер Тагблатт», «Висбаденер Куриер», «Альгемайне Цайтунг».

Жесткой критике со стороны экспертных кругов и НПО подвергаются подходы властных учреждений ФРГ к информационной работе. В частности, указывается на сложности, с которыми сталкиваются журналисты при получении информации от госорганов, прежде всего длительные сроки рассмотрения запросов, высокие сборы за такого рода услуги. Отдельно отмечается, что в пяти из шестнадцати федеральных земель (Баден-Вюртемберг, Бавария, Гессен, Нижняя Саксония, Саксония) не приняты законы о свободе информации, регламентирующие этот сегмент общественных отношений.

В качестве факторов, существенно затрудняющих журналистскую деятельность, названы имеющие место в ФРГ угрозы и давление в адрес представителей СМИ, обусловленные их профессиональной деятельностью, со стороны радикально настроенных элементов, прежде всего экстремистов правого толка и исламистов. Организация «Репортеры без границ» отмечает, что в Интернете увеличилось количество видеороликов, содержащих такого рода угрозы. В доказательство отмечается факт нападения правых радикалов, на редакцию газеты «Лаузитцер Рундшау» (земля Бранденбург) за ряд посвященных им публикаций, имевший место в мае 2012 г.

Несмотря на то, что нацизм в ФРГ в юридическом плане поставлен вне закона (в стране запрещено любое использование символики, хранение и распространение пропагандирующей его литературы, как уголовное преступление преследуется подстрекательство к насилию на почве расовой ненависти, а также публичное отрицание холокоста), праворадикальные настроения прочно укоренились в современном германском обществе, которое в целом демонстрирует признаки более толерантного восприятия экстремистской идеологии ультраправого толка.

Власти ФРГ, прикрываясь тезисом о необходимости демократическими средствами побороть «коричневую заразу» и делегируя ключевую роль в этом деле гражданскому обществу, зачастую не предпринимает допустимых с точки зрения германского законодательства серьезных контрмер запретительного характера.

Фактически радикальные партии ведут пропаганду своих идей достаточно свободно и даже частично за государственный счет, поскольку правовая система ФРГ предусматривает возможность бюджетного софинансирования деятельности политических организаций. Только Национал-демократическая партия Германии (НДПГ) – наиболее влиятельная и активная партия праворадикального толка – получила в 2012 г. по этой линии 1,4 млн. евро, из года в год наращивая данный показатель (2011 г. – 1,3 млн., 2010 г. – 1,2 млн., 2009г. – 1,1 млн.).

В 2011 г. на земельных выборах в федеральной земле Мекленбург – Передняя Померания этой партии удалось преодолеть квалификационный порог и пройти в Ландтаг. Она также имеет свою фракцию в Ландтаге Саксонии и представлена в ряде федеральных земель на муниципальном уровне. В декабре 2012 г. Бундесрат ФРГ повторно инициировал процедуру запрета НДПГ, которую, однако, не рискнули поддержать правительство и Бундестаг.

По данным Федерального ведомства по защите конституции ФРГ, в Германии насчитывается 22,5 тысячи правых радикалов, часть которых объединена в 225 организаций. В общей массе преобладают неонацистские группировки – 157 (6000 человек).

По официальной статистике, в 2011г. в ФРГ прошли 167 демонстраций и шествий правых радикалов, приуроченных, как правило, к бомбардировкам немецких городов союзниками во время Второй мировой войны (одно из наиболее массовых проводится ежегодно в Дрездене).

По оценкам местных компетентных органов, 9,8 тыс. человек из числа правых радикалов настроены на совершение насилия. Их количество из года в год постоянно растет. Как следствие, число совершаемых соответствующих преступлений в Германии остается стабильно высоким – 17,6 тыс. в 2012 г., включая 720 случаев нанесения телесных повреждений (в 2011 г. – 16,8 тыс. и 699 соответственно).

Помимо многочисленных так называемых активных структур, в ФРГ существует целая сеть организаций, оказывающих разнообразное содействие правым экстремистам – от консультационной и правовой помощи в случае уголовного преследования (Германское правовое бюро) до материальной или иной поддержки активистов, находящихся в местах лишения свободы (Общество помощи национальным политическим заключенным). Активно действует основанное в 1960 г. бывшими офицерами СС и членами НСДАП культурно-политическое «Общество за свободную публицистику», объединяющее около 50 праворадикальных публицистов, редакторов, издателей и т.д. Оно специализируется на проведении соответствующих «научно-теоретических» и идеологических изысканий.

По мнению немецких экспертов, экстремисты, находящиеся в поле зрения спецслужб, – лишь «верхушка айсберга». По данным германского фонда им. Ф.Эберта, 15,8 проц. жителей восточных земель и 7,3 проц. на западе ФРГ разделяют крайне правые взгляды (усредненный уровень по стране – 9 проц., на 0,8 проц. больше, чем годом ранее).

Наиболее распространенное проявление праворадикальной идеологии в ФРГ – ксенофобия. Согласно исследованиям указанного фонда, более четверти населения страны испытывают чувство враждебности по отношению к иностранцам, а 20 проц. следует зачислить в разряд шовинистов. Неприязнь к иностранцам особенно высока на востоке – 39 проц. населения (20 проц. на западе). Как следствие, нарастает и градус исламофобии – почти 60 проц. жителей Германии относятся настороженно к этой религии.

В ФРГ неуклонно растет количество политически мотивированных преступлений в отношении мигрантов (на 16,7 проц. в 2011г., 16,5 проц. в 2012 г.) и приблизилось по итогам 2012 г. к 3 тыс. случаев, из них более 400 – с применением насилия. Основное внимание общественности сейчас приковано к начавшемуся в Мюнхене судебному процессу над единственной уцелевшей участницей праворадикальной террористической организации национал-социалистическое подполье Б.Цшепе. Она обвиняется в причастности к 10 убийствам, жертвами которых стали 8 турок, 1 грек и одна сотрудница полиции, и 14 ограблениям банков.

Независимая экспертная комиссия, подготовившая по поручению Бундестага в 2011 г. доклад о проблеме антисемитизма в Германии, пришла к выводу, что это явление также глубоко укоренилось и широко распространено в германском обществе. Согласно исследованию, каждый пятый немец является скрытым антисемитом (в силу понятных причин открыто демонстрировать подобные убеждения в ФРГ не принято).

Составители доклада указывают на то, что в отличие от праворадикалов, которые исповедуют классические формы антисемитизма, значительной части населения ФРГ присущ так называемый вторичный антисемитизм – различные явления, возникшие в результате отрицания вины немцев за преступления нацистской Германии. Наиболее характерные его проявления – обвинения евреев в том, что они несут часть вины за преследования, и утверждения, что «память о холокосте используется как повод для финансового вымогательства».

В 2012 г. МВД ФРГ зафиксировало 865 случаев политически мотивированных преступлений антисемитской направленности, в результате которых пострадал 21 человек. Примечательно, что, хотя 95 проц. антиеврейских актов совершают правые радикалы, наиболее резонансными становятся, как правило, инциденты с участием лиц арабского или турецкого происхождения. Самыми громкими происшествиями в последнее время стали нападения осенью 2012 г. в Берлине на раввина Д.Альтера (получил несколько переломов) и генерального секретаря Центрально совета евреев Ш.Крамера.

Из антисемистких выходок неонацистов можно также выделить осквернение в сентябре 2012 г. еврейского кладбища в Крёпелине (Мекленбург-передняя Померания), которое в том числе послужило поводом для соответствующего заявления МИД Израиля. В целом, по данным полиции, в 2012 г. еврейские кладбища подвергались вандализму 29 раз, а с 2000 г. число подобных инцидентов достигло 612.

Широкую огласку в Германии получила также история владельца единственного в Саксонии кошерного ресторана «Шалом» У.Джюбалла (г.Хемниц), который с момента открытия заведения в 1999 г. непрерывно является объектом агрессии правых радикалов. В его адрес в общей сложности поступили свыше 1600 звонков с угрозами, к двери ресторана подбрасывалась свиная голова с выжженной звездой Давида, на стены периодически наносится свастика, выбиваются стекла, прокалываются колеса автомашины и т.д. По информации фонда помощи жертвам правого экстремизма «Cura» (работает под эгидой антиэкстремистского фонда им. Антонио Амадеу), совокупный материальный ущерб, нанесенный еврейскому предпринимателю, превысил 40 тыс. евро.

Профильные германские НПО критикуют правоохранительные органы за недостаточные усилия в раскрытии соответствующих правонарушений, а также высказывают претензии в адрес принятой в МВД ФРГ системы классификации политически мотивированных преступлений. По их мнению, она способствует искажению реальной ситуации и занижению ключевых показателей. Например, согласно совместному исследованию фонда «Cura» и редакции интернет-портала «Мужество против правого насилия» (совместный проект журнала Штерн и фонда им. Антонио Амадеу), с момента падения берлинской стены в ФРГ от рук праворадикальных элементов погибли 183 человека, в то время как в аналогичной полицейской статистике фигурируют лишь 63 жертвы.

***

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ДОКЛАД "О СИТУАЦИИ С ОБЕСПЕЧЕНИЕМ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ"

Москва, 2013

Оглавление

Введение …………………………………………………………………...
3
Европейский союз ……………………………………………………….
4
Австрия …………………………………………………………………....
10
Бельгия …………………………………………………………………....
13
Болгария …………………………………………………………………..
17
Великобритания ………………………………………………………….
19
Венгрия …………………………………………………………………....
23
Германия ………………………………………………………………….
25
Греция …………………………………………………………………......
32
Дания …………………………………………………………………........
35
Ирландия …………………………………………………………………..
39
Испания …………………………………………………………………....
41
Италия …………………………………………………………………......
43
Кипр …………………………………………………………………..........
45
Латвия …………………………………………………………………......
47
Литва …………………………………………………………………........
51
Люксембург ……………………………………………………………….
55
Мальта ………………………………………………………………….....
57
Нидерланды ………………………………………………………………
58
Польша …………………………………………………………………....
63
Португалия ……………………………………………………………….
66
Румыния …………………………………………………………………..
70
Словакия ………………………………………………………………….
73
Словения ………………………………………………………………….
75
Финляндия ………………………………………………………………..
77
Франция …………………………………………………………………...
80
Хорватия…………………………………………………………………...
83
Чехия …………………………………………………………………........
84
Швеция …………………………………………………………………....
86
Эстония …………………………………………………………………....
90

Введение

Подготовленный Министерством иностранных дел Российской Федерации Доклад о ситуации с обеспечением прав человека в Европейском союзе – 2013  подробно освещает правочеловеческую ситуацию во всех 28-ми странах-членах ЕС. Отдельное внимание уделено рассмотрению функционирования наднациональных евроинститутов в этой сфере.
При подготовке материала использовались авторитетные международные источники, в том числе отчеты Совета ООН по правам человека, доклады Комиссара по правам человека Совета Европы, документы ОБСЕ, а также сведения, предоставленные экспертами-правозащитниками, представителями журналистского сообщества и профильных неправительственных организаций и структур. Всех их объединяет стремление избавить Европейский союз от поразивших его серьезных правочеловеческих недугов, которые, как продемонстрировали события минувшего года, лишь усугубились и требуют соответствующих практических шагов по их устранению.
Среди наиболее острых правочеловеческих проблем Евросоюза по-прежнему остаются устойчивый рост ксенофобии, расизма, агрессивного национализма, шовинизма и неонацизма. В условиях продолжающегося в Европе финансово-экономического кризиса фиксируется увеличение грубых нарушений прав меньшинств, беженцев и мигрантов, ущемление социальных прав граждан. Острыми остаются проблемы недостаточной защиты прав детей, гендерного неравенства,  превышения полномочий полицией, нарушения прав заключенных, участие целого ряда стран ЕС в программе секретных тюрем ЦРУ. Особую озабоченность вызвали факты, свидетельствующие о систематических и массовых нарушениях неприкосновенности частной жизни, а также посягательства на свободу слова и средств массовой информации.
Немалая часть государств-членов ЕС, как и прежде, предпочитает не брать на себя обязательств по базовым многосторонним договорам в сфере прав человека, а в тех случаях, когда такие обязательства берутся, они нередко обставляются нивелирующими оговорками.
На этом фоне сохраняется очевидность того, что сложившаяся на сегодня система защиты основных прав и свобод человека в ЕС продолжает оставаться неэффективной и неполноценной. Отсутствуют позитивные изменения в плане обеспечения как на институциональном, так и на нормативном уровнях постоянного наднационального мониторинга в ЕС случаев несоблюдения основных прав и свобод его отдельными государствами-членами. Отсутствуют механизмы инициативного реагирования на них со стороны институтов Евросоюза и привлечения виновников к ответственности. Более того, в ряде случаев наблюдается потворство со стороны руководящих органов Евросоюза нарушениям прав человека государствами-членами ЕС.

Европейский союз

Европейский союз продолжает позиционировать себя в качестве главного форпоста борьбы за права человека в мире. Однако его собственная правоприменительная практика в данной сфере не подтверждает обоснованность этих претензий. На пространстве Евросоюза сохраняются проблемы с реализацией Хартии ЕС об основных правах. Включение Хартии в Лиссабонский договор (1 декабря 2009 г.) не изменил ограниченный характер ее применения. Хартия распространяется лишь на детельность институтов ЕС, а также его государств-членов в случае имплементации ими законодательства Евросоюза. Более того, Заключительный акт к Лиссабонскому договору предусматривает, что Хартия не расширяет сферу применения права ЕС и не дает Союзу новых полномочий. Таким образом, Хартия не только не регулирует деятельность государств-членов ЕС за рамками законодательства Союза, но и по сути не создает новых обязательств самого ЕС, что делает ее включение в Лиссабонский договор скорее символическим, чем практическим шагом.
Низкую активность наднациональных органов ЕС в случае нарушений прав человека на территории Евросоюза еврочиновники продолжают оправдывать отсутствием у них необходимых полномочий. Более того, в ряде случаев наблюдается как минимум потворство со стороны руководящих органов Евросоюза нарушениям прав человека государствами-членами ЕС. Например, Еврокомиссия проявляет упорное нежелание вмешаться в ситуацию с масштабными нарушениями прав русскоязычного населения Латвии и Эстонии.
В то же время согласно ст. 2 Договора о ЕС, Евросоюз основан на ценностях уважения человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, верховенства права и соблюдения прав человека. Сфера действия этой статьи не ограничена применением общеесовского законодательства, а значит любые нарушения государствами-членами прав человека равнозначны нарушению основополагающих нормативных актов Евросоюза. На случай серьезного нарушения государством-членом таких ценностей ст. 7 предусматривает возможность приостановки отдельных его прав, включая право голоса в Совете ЕС. Однако евроинституты не спешат применять данное положение. В итоге получается, что слова о приверженности ЕС общечеловеческим ценностям остаются лишь на бумаге.
В Евросоюзе отсутствует эффективный механизм оперативного и единообразного воздействия на страны-члены, допускающие случаи неуважения прав человека. В этом контексте привлекло к себе внимание направленное 6 марта 2013 г. министрами иностранных дел Германии, Нидерландов, Дании и Финляндии письмо на имя председателя Европейской комиссии Ж.М.Баррозу с призывом запустить на уровне ЕС собственные мониторинговые механизмы по отслеживанию ситуации с правами человека, верховенством права и демократией в странах-членах. Авторы инициативы, в частности, предложили придать Еврокомиссии контрольные полномочия по соблюдению государствами-членами ЕС основопологающих прав, включая применение санкций к нарушителям, вплоть до лишения финансирования со стороны Евросоюза. Данная инициатива вызвала неоднозначную реакцию и продолжения пока не получила.
Существующие в ЕС правовые механизмы не дают нужной отдачи в вопросе предотвращения и противодействия нарушениям основных прав. Граждане по-прежнему слабо осведомлены как о своих правах, так и об организациях, оказывающих помощь жертвам нарушений. В информационном пространстве ЕС мало внимания уделяется концептуальной проработке прав человека, а также анализу последствий, которые может иметь их вольное прочтение.
Последствия кризиса все болезненнее сказываются на решении проблем с соблюдением всего спектра основных прав, становятся питательной средой для укоренения подобных проблем. Повсеместно наблюдается усиление ультраправых и экстремистских течений, растет число преступлений на почве расизма, ксенофобии и антисемитизма. Под ударом оказались социальные гарантии. Реализация права на равные условия при доступе к трудоустройству, образованию, здравоохранению не обеспечивается ни на национальном, ни на общеесовском уровне.
В условиях кризиса далеко от идеального положение таких уязвимых сегментов общества, как национальные меньшинства и мигранты. В различных государствах-членах уровень безработицы среди них многократно превышает этот показатель для представителей титульной нации, причем заняты приезжие, как правило, на низкооплачиваемых и временных работах.
Общественное мнение в Евросоюзе явно недооценивает угрозу неонацизма, существование которого в отдельных государствах-членах обосновывается мнимой необходимостью обеспечения свободы выражения. А между тем идеи и практика национализма в отдельных странах Евросоюза начинают негативно влиять на самые разные сферы жизнедеятельности всего ЕС, включая внешнюю политику (ситуация с героизаций бывших легионеров «Ваффен-СС» в Латвии и Эстонии, антисемитская риторика крайне правых создают для ЕС проблемы в отношениях с третьими странами).
В своем комментарии (имеет статус экспертного заключения высокого уровня) под названием «Европа должна бороться с экстремизмом и отстаивать права человека» Комиссар Совета Европы по правам человека Н.Муйжниекс прямо ссылается на мнение «некоторых независимых обозревателей», о том, что рост этого феномена «достиг уровня ранней формы крайне правового террора». В подтверждение этих слов он обращает внимание на ситуацию в странах Евросоюза – в ФРГ (резонансное дело о национал-социалистическом подполье), Швеции (рост популярности партии «Шведские демократы» с неонацистскими корнями), Австрии (деятельность неонацистской организации «Объект 21»), Греции (нападения на расовой почве и неофашистская партия «Золотая заря»), Венгрии (серийные убийства цыган; ультраправая партия «Йоббик»), Италии (насильственная ликвидация цыганских поселений).
На этом фоне Евросоюз и его государства-члены в качестве одного из приоритетов рассматривают распространение своих неолиберальных ценностей в качестве универсальной основы жизнедеятельности для остальных членов международного сообщества. Это особенно заметно на примере агрессивного продвижения ими прав сексменьшинств. Делаются попытки добиться от других стран принятия чуждого для них взгляда на гомосексуализм и однополые браки как норму жизни и некое естественное социальное явление, заслуживающее поддержки на государственном уровне. Подобный подход встречает сопротивление не только в странах, придерживающихся традиционных ценностей, но и там, где всегда существовало либеральное отношение к людям с нетрадиционной ориентацией. Достаточно вспомнить протестную реакцию значительной части французского общества на решение о легализации в этой стране однополых браков.
В свете обнародованных бывшим сотрудником Агентства национальной безопасности США Э.Сноуденом фактов электронной слежки со стороны американских спецслужб за десятками миллионов граждан суверенных государств, включая представителей политического истеблишмента стран ЕС, перед Евросоюзом встал принципиальный вопрос о реакции на это грубейшее нарушение норм международного права в области прав человека, прежде всего связанных с неприкосновенностью и охраной частной жизни. Однако дальше громких заявлений на октябрьском (2013 г.) саммите Евросоюза «о намерении объясниться с США по данному вопросу» дело пока не пошло. Показательно, что, по информации Э.Сноудена, наряду с США в программе массовой электронной слежки непосредственно принимало участие, по крайней мере, одно государство-член ЕС – Великобритания.
Разоблачения Э.Сноудена и жесткая реакция британских властей на их публикацию в газете «Гардиан» (в ходе слушаний в Европарламенте 5 сентября 2013 г. главный редактор этого издания А.Русбриджер заявил, что британские власти занимались откровенным запугиванием его сотрудников с тем, чтобы прекратить публикацию информации, полученной от Э.Сноудена) дополнительно высветили другую немаловажную проблему - имеющиеся в ЕС существенные ограничения в области свободы слова и средств массовой информации, а также сохраняющуюся порочную практику «двойных стандартов» в данной сфере.
Еще одной системной проблемой, связанной с отступлением Евросоюза от правозащитных стандартов, является нарушение права на свободу передвижения. Согласно выводам опубликованного Комиссаром Совета Европы по правам человека Н.Муйжниексом исследования на тему «Право на выезд из страны», Евросоюз создает искусственные препятствия для въезда на свою территорию, что ущемляет свободу передвижения частных лиц и в особенности негативно сказывается на положении цыган и соискателей убежища.
Наиболее рельефно данная проблема проявляется в балканских странах-не членах Евросоюза, имеющих с ним безвизовый режим. ЕС, будучи крайне не заинтересован в излишнем наплыве соискателей убежища, и в особенности цыган, на свою территорию «под угрозой восстановления визовых требований» фактически навязывает этим странам рестриктивную эмиграционную политику, которая несет в себе компонент этнической дискриминации.
Весьма проблематичными с правозащитной точки зрения являются проводимые членами ЕС морские операции по т.н. «вытеснению» групп мигрантов и потенциальных беженцев от границ Евросоюза в страны происхождения.
По мнению Н.Муйжниекса, упомянутые ограничительные меры, направленные на блокирование миграционных потоков в ЕС и де-факто презюмирующие злоупотребление правом на убежище, вступают в противоречие с Конвенцией о статусе беженцев 1951 г., Протоколом № 4 к Европейской конвенции по правам человека о свободе передвижения, статьей 14 ЕКПЧ (общий запрет дискриминации), а также могут приводить к нарушению статьи 3 ЕКПЧ (запрет пыток и бесчеловечного обращения).
В целом обращает на себя внимание лицемерное отношение государств-членов ЕС к праву на свободу передвижения, за неограниченное осуществление которого они активно боролись в период «холодной войны», а сейчас, по сути, выступают основными инициаторами его зажима в Европе.
По-прежнему без ответа остаются вопросы об участии ряда государств-членов ЕС в программе ЦРУ по транспортировке и содержанию в секретных тюрьмах лиц, подозреваемых в терроризме. 10 октября 2013 г. Европарламент принял очередную резолюцию по данной теме, в которой констатировал отсутствие прогресса с момента принятия год назад аналогичного документа и выразил глубокое разочарование бездействием остальных евроинститутов, которые под предлогом отсутствия у них необходимой компетенции мирятся со свидетельствами грубейшего нарушения основных прав на территории «объединенной Европы». Евродепутаты вновь призвали наднациональные органы ЕС, а также отдельные страны-члены принять конкретные меры для установления истины и положить конец безнаказанности.
Примечательно, что в числе жертв вышеупомянутой программы ЦРУ оказались два гражданина Германии (Х.Эль-Масри и М.Заммар). Поэтому отказ евроинститутов принимать участие в расследовании информации о нарушении их прав ставит под вопрос саму сущность и смысл «гражданства» Евросоюза, а также положение ст.3 Договора о ЕС, в котором ЕС обязуется обеспечить своим гражданам пространство свободы, безопасности и правосудия.
Стремление «спустить на тормозах» данные разбирательства является очевидным актом неуважения и к третьим государствам, граждане которых пострадали в ЕС от контртеррористических операций. В этой связи вызывает разочарование сохраняющаяся ограниченность вопросов ведения Спецпредставителя ЕС по правам человека. Так, тематика нарушений прав и свобод на пространстве ЕС остается вне поля его зрения. Правочеловеческая дипломатия ЕС продолжает оставаться «улицей с односторонним движением» и направлена сугубо вовне. В итоге при постановке Спецпредставителем вопросов о нарушениях в гуманитарно-правозащитной сфере в третьих странах изначально отсутствуют предпосылки для предметного и взаимоуважительного диалога ЕС с партнерами по данной проблематике.
Между тем и Агентство ЕС по основным правам человека (АОПЧ), которое, как заверяет руководство ЕС, призвано следить за ситуацией с правами человека «дома», на деле лишь осуществляет выработку заключений рекомендательного характера. Причем исследуемые АОПЧ темы явно отбираются по степени их удобности и малоконфликтности. В итоге такие острые сюжеты, как, например, положение (да и сам факт существования) нескольких сотен тысяч «неграждан» в Латвии и Эстонии, не получают освещения.
Нельзя не отметить предвзятость есовских институтов по отношению к гражданскому обществу в ЕС. Так, финансирование по есовской линии получают преимущественно те НПО, деятельность которых отвечает приоритетам Еврокомиссии (вплоть до получивших скандальную огласку эпизодов «заказных» наработок по улучшению имиджа ЕК за счет есовского бюджета). В итоге палитра сфер интересов гражданского общества искусственно сужается до вопросов повестки дня евроинститутов, а любое инакомыслие и отклонение от установок «сверху» обрекает соискателей фондов ЕС на отказ.
Несмотря на в целом представительное участие государств-членов Евросоюза в основных многосторонних договорах по правам человека, некоторые из них по-прежнему предпочитают не брать на себя соответствующих обязательств. При этом важно учесть, что вопрос об участии в таких договорах справедливо рассматривается как индикатор приверженности того или иного государства универсальным правозащитным стандартам, по которому судят о фактической готовности развивать межгосударственное сотрудничество в сфере прав человека.
В этой связи обращает на себя внимание факт неучастия Великобритании в Факультативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах (устанавливает право Комитета по правам человека рассматривать индивидуальные сообщения/жалобы на нарушения государствами-участниками Пакта своих обязательств по этому договору). Кроме того, во Втором факультативном протоколе к Международном пакту о гражданских и политических правах (провозглашает отмену смертной казни) не участвует Польша; в Факультативном протоколе к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (устанавливает международную систему инспекций мест лишения свободы) – Бельгия, Греция, Ирландия, Латвия, Литва, Словакия и Финляндия; в Факультативном протоколе к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (устанавливает право Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин рассматривать сообщения о нарушениях государствами-членами своих обязательств по Конвенции) – Латвия, Мальта и Эстония; в Факультативном протоколе к Конвенции о правах ребенка, касающемся участия детей в вооруженном конфликте, – Эстония; в Факультативном протоколе к Конвенции о правах ребенка, касающемся борьбы с детской проституцией, детской порнографией и торговле детьми, – Ирландия; в Конвенции о правах инвалидов – Ирландия, Нидерланды и Финляндия; в Факультативном протоколе к Конвенции о правах инвалидов (устанавливает процедуру рассмотрения сообщений о нарушениях государствами-участниками своих обязательств по Конвенции) – Болгария, Дания, Ирландия, Нидерланды, Польша, Румыния, Финляндия и Чехия; в Международной конвенции о защите всех лиц от насильственных исчезновений – Болгария, Великобритания, Венгрия, Греция, Дания, Ирландия, Италия, Кипр, Латвия, Люксембург, Мальта, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Финляндия, Чехия и Швеция. Совершенно не соотносится с образом Евросоюза как «главной движущей силой» в борьбе с преступлениями против человечности неучастие Мальты в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него.
Отдельного анализа заслуживает ситуация с оговорками, которые государства-члены ЕС делали к отдельным положениям основных многосторонних договоров по правам человека. Значительная часть оговорок касается присущего европейцам толкования ряда прав и свобод в качестве абсолютных, т.е. якобы не подверженных никаким ограничениям. Речь, в первую очередь, идет о правах на свободу мнения и его выражения (т.н. свобода слова), а также прав на свободу собраний и ассоциаций.
Вместе с тем, такая позиция вызывает массу вопросов, в т.ч. с точки зрения допустимости подобных оговорок в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г. Так, согласно статье 19 Конвенции государства не могут формулировать оговорку, если она «несовместима с объектом и целями договора».
Комитет по ликвидации расовой дискриминации (контрольный орган по соответствующему договору) неоднократно призывал европейцев отозвать свои оговорки к статье 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Как известно, данная статья требует от государств-участников Конвенции преследовать распространение идей расизма в уголовном порядке. Суть же оговорки ряда стран ЕС (ее сделали Австрия, Бельгия, Великобритания, Ирландия, Италия, Мальта и Франция): отказ принимать соответствующее уголовное законодательство, поскольку оно было бы несовместимо с правами на свободу мнения и его выражения, на мирные собрания и ассоциации. Отсюда – и попустительское отношение государств-членов ЕС к всевозможным позорящим Евросоюз нацистским сборищам и маршам, в т.ч. в целях героизации «Ваффен-СС», которые рассматриваются в Западной Европе через призму реализации упомянутых прав и свобод. В этой связи квалификация Комитетом таких оговорок как нарушающих требования статьи 19 Венской конвенции о праве международных договоров представляется абсолютно обоснованной.
Не меньше вопросов вызывают оговорки ряда государств-членов Евросоюза к статье 20 Международного пакта о гражданских и политических правах, в соответствии с которой «всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом». Суть сделанной европейцами оговорки – отказ принимать необходимое законодательство потому, что это противоречило бы праву на свободу выражения мнения. Подобные оговорки сделали Бельгия, Великобритания, Дания, Ирландия, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Финляндия, Франция и Швеция (Италия и Германия в силу исторических причин предпочли ограничиться общей квалификацией упомянутых прав как абсолютных, т.е. не подверженных каким-либо ограничениям, даже сформулированным в Пакте, но воздержались от заявлений по статье о запрете пропаганды войны).
Часть оговорок находится в явном противоречии с претензиями Евросоюза на роль образца в деле поощрения и защиты прав человека. Например, при подписании Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах Великобритания заявила о невозможности обеспечить равную оплату за равный труд женщинам и мужчинам. Правда, при сдаче на хранение ратификационной грамоты британцы ограничили сферу применения этой оговорки системой вознаграждения в частном секторе, что, впрочем, не отменяет дискриминационного характера самой ситуации.
В этом же ряду находится оговорка ФРГ к статье 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в соответствии с которой Германия заявила о том, что будет выполнять обязательство о невыдаче лиц в страны, где они могут подвергнуться применению пыток, только в рамках своего национального законодательства.
Еще одна сомнительная оговорка была сделана Великобританией в отношении действия статьи 11 Международного пакта о гражданских и политических правах. Суть ее заключается в том, что Соединенное Королевство отказалось ее применять на территории Джерси – зависимой британской территории. С учетом того, что закрепленное в статье 11 право не подвергаться лишению свободы за неспособность выполнить договорное обязательство в соответствии с Пактом отнесено к числу прав, отступление от которых не допускается даже в условиях войны или чрезвычайного положения, налицо еще одно нарушение Великобританией статьи 19 Венской конвенции о праве международных договоров, а также самого Пакта.
Наконец, следует упомянуть об оговорках ряда членов ЕС (в частности, Франции) к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания и к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин относительно отказа признать юрисдикцию Международного суда в отношении рассмотрения споров по этим договорам.



Австрия

Положение дел в области защиты прав человека в Австрии в целом соответствует общепринятым стандартам, установленным Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Имеющие место правонарушения не обусловлены слабостью австрийской законодательной  и правоприменительной практики. Как правило, они получают достаточно широкое освещение в СМИ и соответствующую общественную оценку.  На фоне ряда других государств-членов Евросоюза правочеловеческая ситуация в Австрии оценивается экспертами как удовлетворительная.
Местные и международные правозащитные организации осуществляют регулярный мониторинг положения дел в сфере защиты прав человека, фиксируют нарушения и доводят информацию о них до сведения компетентных австрийских и европейских инстанций. В своей работе они активно используют возможности сети Интернет. Ведущими правозащитными НПО – «Международная амнистия-Австрия» («МА-Австрия»), «ZARA», «Трэнспэренси Интернэшнл» и др. – в «сети» созданы анонимные горячие линии, через которые жертвы или свидетели правонарушений  в правочеловеческой сфере могут сообщить о случившемся. НПО регулярно публикуют в Интернете отчёты о своей деятельности. Ряд организаций использует свои электронные ресурсы в качестве «доски позора», предавая огласке факты правонарушений и имена замешанных в них лиц, часто инициируя тем самым полицейские расследования.
В последние годы НПО констатируют заметный рост в австрийском обществе ксенофобии, расовой ненависти и антисемитизма. Согласно опубликованному в январе 2013 г. НПО «ZARA» отчету о расовой   и религиозной ненависти в Австрии за 2012 г., число зарегистрированных случаев проявления антисемитизма в стране возросло на 90 проц. по сравнению с 2011 г.
По-прежнему имеет место дискриминация иностранцев и лиц   с миграционным прошлым со стороны сотрудников местных правоохранительных органов и судебных властей. В частности, в отчете  о деятельности Адвокатской палаты Австрии за 2011-2012 гг. отмечается, что  в большинстве случаев жертвами нарушений со стороны австрийских органов исполнительной и судебной власти становятся именно иностранные граждане    и лица с миграционным прошлым.
Например, Земельный суд по уголовным делам федеральной земли Вена отказал одному из адвокатов в возмещении расходов по изготовлению копии текста судебного решения для иностранного гражданина сославшись на то, что последний не владеет немецким языком и подобные расходы «неоправданны».
Полиция федеральной земли Форарльберг систематически дактилоскопирует иностранцев и мигрантов, подозреваемых в совершении имущественных и насильственных правонарушений, без соблюдения процессуальных норм.
Отмечаются случаи грубого обращения с иностранцами и мигрантами при их задержании и нахождении под стражей. Так, нелегально прибывший в июле 2013 г. в Австрию из Италии 44-летний беженец из Ирана Моххамед Реза К. при задержании с целью депортации был избит сотрудниками австрийского спецподразделения «Кобра». Позже он был доставлен в отделение интенсивной терапии местной больницы с переломом носа и ушибом черепа. По версии полиции ситуация была спровоцирована отказом иранца выехать на территорию Италии, где в соответствии с законодательством ЕС должно рассматриваться поданное им ранее ходатайство на предоставление политического убежища. Он заперся с женой в квартире и оказал сопротивление при попытке задержания. Пострадавший объяснил свой отказ вернуться в Италию тем, что в Австрии его супруге была уже назначена дата проведения хирургической операции.
Эксперты «МА-Австрия» утверждают, что лица с тёмным цветом кожи имеют больше шансов стать жертвами полицейского произвола и попасть под безосновательные подозрения в совершении преступлений. При этом, как отмечают правозащитники, случаи применения представителями правопорядка немотивированного физического насилия в отношении граждан   с миграционным прошлым, иностранцев или беженцев редко удаётся довести до суда. А если удаётся, то рассмотрение подобных дел зачастую затягивается   и завершается вынесением неоправданно мягких приговоров. В этом контексте правозащитные НПО тематизируют «застарелый» недостаток национального законодательства – отсутствие в Уголовном кодексе Австрии отдельной статьи, регламентирующей наказания за издевательства и применение пыток.
Как показывает практика, не защищены от полицейского произвола и граждане Австрии. Большой общественный резонанс вызвало убийство сотрудниками венской полиции в июне 2013 г. Герхарда А., который, будучи вооруженным ножом, в агрессивной форме пытался выразить полицейским свое недовольство шумом от стройки. В него было выпущено 20 пуль, 8 из которых попали в цель. В настоящее время проводится расследование. В случае, если будет установлено, что убийство произошло вследствие превышения служебных полномочий, полицейским грозит до 3 лет лишения свободы.
Озабоченность местных правозащитников вызывает положение беженцев. Будучи наименее защищённой категорией проживающих в Австрии иностранцев, они особенно часто становятся жертвами жестокости и дискриминации. Беженцы-иностранцы, отмечают правозащитники, находятся на государственном иждивении и зачастую испытывают на себе резкое социальное неприятие со стороны «коренных австрийцев», часто переходящее в открытую агрессию. Предъявляются также претензии к местам первичного размещения беженцев, большая плотность проживания в которых провоцирует конфликты на этнической почве.
В декабре 2012 г. около 30 соискателей на статус беженца, прибывшие в Австрию преимущественно из Пакистана, устроили многодневную акцию протеста в одной из центральных церквей Вены. Они жаловались на нечеловеческие условия в лагере временного размещения переселенцев  в Трайскирхене и на невнимание к их проблемам со стороны властей, требовали получения разрешения на работу, предоставления квалифицированных переводчиков, возможности обучения для своих детей.
В марте 2013 г. Адвокатская палата Австрии опубликовала отчет о «вопиющих нарушениях» условий содержания лиц, обратившихся за политическим убежищем, в Центрах временного пребывания беженцев в местечке Зауальм и в округе Вернберг федеральной земли Каринтия. В докладе говорилось о несоблюдении санитарно-гигиенических норм, неподобающем продовольственном снабжении и состоянии инфраструктуры.   В этой связи против бывшего главы земельного правительства Г.Дерфлера были выдвинуты обвинения в превышении служебных полномочий.
В 2013 г. получила продолжение история с расследованием случаев сексуального надругательства над воспитанниками австрийских детских домов и школ-интернатов со стороны сотрудников этих заведений.
В январе 2013 г. состоялась презентация подготовленного по поручению советника правительства федеральной земли Вена К.Осконича доклада о случаях физического и сексуального насилия в детских домах г. Вена в 1950-1980 гг. В нем приведены интервью с бывшими воспитанниками детских домов, ставшими жертвами надругательств со стороны педагогов   и сотрудников венских социальных учреждений, а также факты сокрытия этих преступлений медицинскими работниками, проводившими регулярный осмотр детей. У абсолютного большинства преступлений истек срок давности.
В июне 2013 г. был опубликован доклад комиссии, созданной для расследования условий содержания в детском доме «Шлосс Вильхельминенберг» в 1948-1977 гг. Согласно документу, дети в этом учреждении систематически подвергались физическому и психологическому насилию. Материалы расследования вместе со списком подозреваемых переданы в прокуратуру.
1 июля 2013 г. в Австрии начался судебный процесс над бывшим директором интерната при монастырской школе 79-летним католическим священником Отцом Альфонсом, который обвиняется в изнасиловании в период 1973-1993 гг. 24 несовершеннолетних.
Произошедший в тюрьме для несовершеннолетних «Йозефсштадт» инцидент с изнасилованием 14-летнего подростка его сокамерниками, о котором стало известно в июне 2013 г., вынудил министра юстиции Австрии признать недостатки системы содержания подростков под стражей и инициировать создание рабочей группы по расследованию ситуации. Руководство тюрьмы заявило о правонарушении в органы прокуратуры, после чего подозреваемые были перемещены в другое исправительное учреждение.

Бельгия

Несмотря на то, что Бельгия является участницей подавляющего большинства международных договоренностей в правочеловеческой сфере, в этой стране регулярно фиксируются случаи нарушения общепризнанных прав и свобод. В мае 2011 г. Рабочая группа по подготовке Универсального периодического обзора Совета ООН по правам человека рассмотрела ситуацию, складывающуюся в этой области в Бельгии, после чего страна получила ряд рекомендаций по ее улучшению, в том числе от российской стороны о необходимости ратификации рамочной Конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств. Из 120 рекомендаций бельгийцами приняты 88. Российское предложение не было ни принято, ни отвергнуто, однако известно, что фламандский парламент выступает категорически против ратификации Бельгией указанной рамочной Конвенции СЕ, отказываясь признавать франкоговорящих жителей региона в качестве меньшинства, права которого необходимо защищать.
Факты наиболее распространенных нарушений основополагающих прав и свобод человека в Бельгии можно классифицировать следующим образом:
- произвол и насилие со стороны сотрудников полиции, необоснованные аресты и задержания;
- перенаселенность тюрем и неоправданно длительные сроки предварительного задержания;
- недостойные условия содержания лиц, просящих убежища, нелегальных иммигрантов и членов их семей в закрытых центрах;
- отсутствие равных возможностей для выходцев из развивающихся стран, расовая и религиозная нетерпимость;
- дискриминация по гендерному признаку, бытовое насилие над женщинами;
- ограничение свободы слова и вмешательство в частную жизнь (под предлогом борьбы с терроризмом и обеспечения безопасности).
Подтверждением сохраняющихся в Бельгии указанных проблем в правочеловеческой сфере служат следующие примеры:
20 декабря 2012 г. стало известно, что в сентябре 2009 г. двое полицейских избили дубинками заключенного тюрьмы «Форест», охраной которой им было поручено заниматься в период забастовки тюремного персонала. Врачи госпиталя, в который пострадавшего доставили в бессознательном состоянии, зафиксировали у него множественные переломы и ранения. Полицейские были отстранены от исполнения своих обязанностей.
В феврале 2013 г. в эфир фламандского телевидения попали полученные с камер слежения комиссариата коммуны Мортсел кадры смерти 26-летнего Джонатана Джакоба в январе 2010 г. от рук агентов специальной группы захвата полиции. После отказа психиатрических клиник принять молодого человека, страдавшего психическим расстройством и будто бы находящегося в состоянии наркотического опьянения, полицейские были вынуждены доставить его в участок. Было принято решение ввести «буйному» правонарушителю успокоительное, и чтобы его обездвижить, шестеро агентов вошли в камеру, после чего начали избивать задержанного. От полученных травм он скончался на месте. Попытка придать дело гласности была предпринята родителями жертвы после двух лет бездействия властей по этому вопросу.
В апреле 2013 г. в бельгийской прессе появились сообщения о том, что двое брюссельских полицейских готовятся предстать перед судом за нанесение увечий. Инцидент произошел в августе 2010 г., когда обвиняемые остановили троих юношей в возрасте 18-19 лет для проверки документов. Заметив у одного из них за спиной рюкзак, сотрудники полиции несколько раз ударили его по лицу, после чего принялись душить. Они также обвиняются в оказании давления на двух свидетелей инцидента.
В июне 2013 г. в брюссельском суде началось рассмотрение дела 13 полицейских, обеспечивавших безопасность на вокзале «Миди», которые с января по ноябрь 2006 г. жестоко обращались с задерживаемыми там нелегальными мигрантами. Факты чудовищных избиений и унижений, которым подвергались жертвы, вскрылись лишь в 2010 г. благодаря жалобе, поданной коллегами полицейских в Генеральную инспекцию Федеральной полиции Бельгии.
С 15 марта 2013 г. в Бельгии действует созданный НПО «Лига по правам человека» Интернет-сайт «ObsPOL», на котором каждый желающий может заявить о случаях жестокости со стороны полицейских, жертвой или свидетелем которых он стал. В этот же день в Брюсселе прошла массовая манифестация против участившихся случаев насильственных действий и превышения полномочий со стороны представителей правоохранительных органов.
По-прежнему актуальной остается проблема деградации бельгийской пенитенциарной системы и повсеместного нарушения прав человека в местных тюрьмах.
Печально известная ситуация с перенаселенностью и недостойными условиями содержания заключенных в брюссельской тюрьме «Форест», вскрывшаяся благодаря публикациям бельгийской прессы весной 2012 г., за год с небольшим не только не улучшилась, но еще больше усугубилась. Помимо перенаселенности, ветхости здания, несоблюдения санитарно- эпидемиологических норм и элементарных правил гигиены, о которых уже было известно, из-за ограниченного бюджета тюрьмы заключенные не получают достаточного питания.
В июле 2012 г. тогдашний бургомистр коммуны Форест М.Де Галан издала указ, временно запрещающий полицейским селить заключенных по трое и четверо в двухместные камеры. Тюрьма была перенаселена и уже не могла обеспечить нормальные условия содержания для находящихся под стражей. Преемник М.Де Галан сохранил данный указ в силе, а с 20 июня 2013 г. и вовсе запретил прием новых заключенных. Сейчас в тюрьме, рассчитанной на 405 мест, содержится 660 человек.
Аналогичная плачевная ситуация наблюдается в тюрьме «Лантен». Комиссия по наблюдению за тюрьмами (независимый орган в администрации пенитенциарных учреждений) сделала вывод, что условия содержания в ней не соответствуют установленным требованиям, а на 342 места приходится 654 заключенных. Положение усугубляется нехваткой тюремного персонала. Специалисты оценили ситуацию как «неприемлемую и тревожную».
Число заключенных в бельгийских тюрьмах неизменно растет. 17 декабря 2012 г. эта цифра составила 11969 человек (рост на 7 проц. по сравнению с 2011 г.) - рекорд, который, как считают эксперты, будет побит в 2013 г. Наиболее перенаселенными являются тюрьмы «Динант» (на 72 проц. больше заключенных, чем положено), «Форест» (65,1 проц.), «Намюр» (47,6 проц.), «Лантен» (45,6 проц.), «Жамиульс» (42 проц.), «Монс» (39,5 проц.), «Сент-Жиль» (38 проц.) и «Нивель» (35,2 проц.). Правительство Бельгии планирует разрешить эту проблему, открыв три новые тюрьмы: в Марш-ан-Фамене (в ноябре 2013 г.), Беверене (в феврале 2014 г.) и Лез-ан-Эно (в июле 2014 г.). Также на три года планируется продлить контракт на аренду камер в тюрьме «Тилбург» (Нидерланды), и завершить строительство Центра судебной психиатрии в Генте в мае 2014 г.
10 января 2013 г. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) удовлетворил жалобу, касающуюся неподобающего обращения бельгийских властей с мужчиной, который был признан невменяемым, но содержался в тюрьме Левена. Выяснилось, что администрация специализированных бельгийских медучреждений часто отказывается принимать таких пациентов, ссылаясь на то, что они слишком опасны как для персонала, так и для остальных пациентов. Бельгия обвиняется в нарушении ст.З Европейской конвенции по правам человека (жестокое и унижающее достоинство обращение), а также ст.5 п. 1 Конвенции, которая обязывает защищать людей от любого необоснованного заключения под стражу. В настоящее время 10 проц. всех, кто содержится в бельгийских тюрьмах, страдают психическими расстройствами и нуждаются в специализированном лечении.
В мае 2013 г. Комиссия по вопросам юстиции при Палате представителей Бельгии приняла поправки к законодательству, направленные на усиление безопасности в тюрьмах страны. Текст данного законопроекта неоднократно подвергался критике со стороны таких НПО, как «Международные наблюдатели за тюрьмами» и «Лига по правам человека» за положения о «полном обыске» заключенных, при котором их принуждают раздеваться догола, и ужесточение условий содержания. Как считают правозащитники, это может создать риск произвола со стороны тюремного персонала.
В ответ на поданное в 2011 г. коллективное требование ряда бельгийских правозащитных организаций 23 октября 2012 г. Комитет по социальным правам Совета Европы осудил Бельгию за неспособность обеспечить несовершеннолетним нелегальным мигрантам достойные условия пребывания на своей территории. Это несет для них угрозы жестокого обращения, эксплуатации и отсутствия доступа к медицинским, юридическим и социальным услугам. По словам координатора бельгийской НПО «Несовершеннолетние в изгнании», число нелегально находящихся в Бельгии несовершеннолетних мигрантов постоянно растет, и если в 2010 г. их было 258, то в 2012 г. - уже 612. Бельгия обвиняется в нарушении прав, гарантированных им Европейской социальной хартией.
Согласно статистике Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), из-за существующей в Бельгии дискриминации по национальному признаку безработица среди иммигрантского населения в 2,6 раз выше, чем у граждан, родившихся на ее территории. Различия наблюдаются в зависимости от их происхождения (Европа или другие регионы), и от половой принадлежности кандидатов (безработица среди женщин выше в 2 раза). Кроме того, мигранты гораздо чаще задействованы в выполнении низкоквалифицированной работы.
В апреле 2013 г. в прессе появились сообщения о том, что ЕСПЧ вынес обвинительный приговор в отношении Бельгии, обязав ее выплатить компенсацию в размере 5 тыс. евро Ахмаду Фирузу Муниру, просителю убежища из Афганистана, который прибыл в Бельгию летом 2009 г. После получения отказа от Управления по делам иностранцев МВД Бельгии в предоставлении ему убежища он отказался покидать страну, после чего был помещен под арест на время судебного разбирательства. Однако, несмотря на то, что его адвокат добился решения о его освобождении из-под стражи, власти продержали его в заключении 4 месяца. Бельгии вменяется нарушение статьи 5 п. 4 Европейской конвенции о защите прав человека, касающейся «разумных сроков рассмотрения судом вопросов о законности ареста».
По-прежнему тревогу в Бельгии вызывает проблема роста ксенофобии и нетерпимости в отношении представителей иной расы, национальности или вероисповедания.
20 мая 2013 г. был опубликован доклад Госдепартамента США, в котором говорится о росте исламофобии и ксенофобии в Европе и Азии. Как и в 2012 г., содержащиеся в этом документе основные претензии в адрес Бельгии касаются действующего здесь закона, запрещающего ношение паранджи в общественных местах.
В марте 2013 г. новая общественная платформа «Права мусульман» опубликовала доклад «Белая книга» о фактах дискриминации в отношении мусульман во франкофонной части Бельгии. В документе рассмотрено 576 случаев, в 61,8 проц. из которых объектами дискриминации становятся женщины, а в 62 проц. - молодые люди до 30 лет. Наиболее распространенными оказались вербальные оскорбления и проявления ненависти в СМИ и Интернете, а также неравные условия при приеме на работу или стажировку (33 проц.). В трех случаях из четырех жертвы не заявляют о подобных фактах в полицию.
В том же месяце Европейская федерация антирасистских организаций рекомендовала Бельгии установить камеры наблюдения в комиссариатах и в полицейских автомобилях «для борьбы с возросшим уровнем дискриминации в отношении представителей мусульманского сообщества» со стороны органов правопорядка. По мнению федерации, расизм в Бельгии все чаще выражается в форме исламофобии, в особенности в вопросах трудоустройства, образования и доступа к общественным услугам. 80 проц. всех случаев дискриминации происходят в отношении мусульман.
24 мая 2013 г. Синди Меул и ее сожительница, бывшая израильская чемпионка по теннису Рут Свердлоф, подверглись нападению со стороны своих соседей по дому в Артселаре. По утверждениям пары, в их адрес звучали оскорбления антисемитского содержания, а прибывшие на место происшествия полицейские приняли сторону нападавших. 1 июля 2013 г. пострадавшие подали жалобу в прокуратуру Антверпена и «Комитет П» при парламенте Бельгии, надзирающий за полицией. «Центр за равенство возможностей и борьбе с расизмом» зафиксировал в Бельгии 88 случаев антисемитизма за последний год, тогда как два года назад их было 57. Представители еврейской общины признаются в СМИ, что все чаще слышат в свой адрес угрозы и испытывают иное давление.
16 апреля 2013 г. Суд ЕС опубликовал решение, согласно которому фламандский декрет, обязывающий работодателя и работника составлять все трудовые контракты на фламандском языке (в противном случае они признаются недействительными), противоречит есовскому законодательству, поскольку создает препятствия для свободного перемещения рабочей силы.
В конце апреля 2013 г. в бельгийских печатных изданиях появились сообщения, что власти Фландрии под угрозой серьезных дисциплинарных санкций официально запретили госслужащим этого региона использовать какой-либо язык, кроме нидерландского, для выступлений в СМИ и социальных сетях.
В июне 2013 г. четверо франкоговорящих жителей брюссельской периферии при поддержке партии «Франкофонные демократические федералисты» подали жалобу в Совет ООН по правам человека для того, чтобы привлечь внимание к проблеме дискриминации, жертвами которой они регулярно становятся из-за своей принадлежности к франкофоной лингвистической группе. В частности, в жалобе говорится о том, что библиотеки коммун, прилегающих к столице, на три четверти заполнены книгами на фламандском языке (в то время как их население на 80проц. является франкоязычным), об ограничениях на покупку и аренду жилья для не владеющих нидерландским языком и запрете на использование французской речи в повседневном общении на улице и в общественных местах. Заявители указали на нарушение во фламандской части бельгийской федерации Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. и выразили надежду на то, что данная жалоба будет принята во внимание во время рассмотрения хода выполнения Бельгией рекомендаций в рамках Универсального периодического обзора Совета ООН по правам человека.


Болгария

Положение дел в сфере прав человека в Болгарии в целом остается непростым, а по ряду ключевых пунктов демонстрирует тенденцию к ухудшению.
Проведенные в стране в мае 2013 г. досрочные парламентские выборы «вскрыли» серьезные проблемы с соблюдением избирательных прав. Помимо зафиксированных фактов покупки голосов, уже ставших традицией, на этот раз накануне дня голосования было обнаружено 350 тыс. избирательных бюллетеней, предположительно предназначавшихся для махинаций в ходе выборов.
Усугубляется ситуация с беженцами. Как сообщают правозащитные НПО, только в прошлом году в страну прибыло около 1400 иммигрантов (значительная часть - из Сирии), в то время как общее количество мест в существующих спецучреждениях по их размещению - всего 400. В результате часть из них остается на улице и бедствует, другие же содержатся в неприемлемой тесноте. Аналогично обстоят дела в болгарских тюрьмах, «перенаселенность» которых в отдельных случаях — например, в Бургасе достигает 200 процентов.
Хотя в 2012 г. Болгария присоединилась к Конвенции ООН по правам инвалидов, их положение оставляет желать лучшего. По информации Агентства по вопросам инвалидов Болгарии, главная «болевая точка» в этом плане - доступ лиц с ограниченными возможностями в общественные здания. Специальные рампы для них по большей части либо вовсе отсутствуют, либо не работают. Кроме того, из 500 тыс. инвалидов Болгарии лишь порядка 10 процентов трудоустроены.
Прокуратура Болгарии выясняет обстоятельства грубых нарушений права на неприкосновенность частной жизни, переписки и телефонных переговоров, допущенных МВД РБ под руководством Ц.Цветанова в период пребывания у власти с 2009 г. по 2013 г. партии «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ). Согласно предъявленному экс-министру обвинению, он потворствовал осуществлению своими подчиненными масштабной «прослушки» местных политиков, бизнесменов и журналистов.
Не утратила актуальности и проблема полицейского насилия. В ходе февральских (2013 г.) антиправительственных выступлений граждан отмечены многочисленные случаи чрезмерного применения силы сотрудниками правоохранительных органов.
Продолжают подвергаться дискриминации национальные и религиозные меньшинства. Так, около 10 проц. населения страны составляют этнические турки, которые традиционно не допускаются к работе в МВД, судебной системе и прокуратуре. По подсчетам политической партии «Движение за права и свободы», представляющей интересы именно этой группы населения, за почти четыре года управления ГЕРБ было безосновательно уволено с работы 5 тыс. турок.
В сентябре 2012 г. судом г. Пазарджик было образовано уголовное дело против 12 имамов и муфтиев по обвинению в проповеди радикального ислама. С учетом того, что конкретных доказательств их причастности к распространению антидемократической идеологии до сих пор не предъявлено (процесс существенно затянулся, слушания по нему постоянно переносятся), болгарские правозащитники - в первую очередь Болгарский хельсинкский комитет - утверждают, что в данном случае имеет место посягательство властей на свободу вероисповедания болгарских мусульман.
В стране широко распространена ксенофобия на бытовом уровне. Согласно опубликованным в мае 2013 г. результатам исследования шведских социологов Н.Бергена и Т.Нильссон, население Болгарии - одно из наиболее негативно настроенных в Европе к представителям иных рас. Так, порядка 30 проц. респондентов заявили о нежелании проживать рядом с чернокожими или азиатами. Отмечается, что более половины болгар славянского происхождения отрицательно относятся к местным цыганам.
Проявления неонацизма и расовой нетерпимости в Болгарии достаточно часто встречаются в среде футбольных болельщиков. Наиболее выделяются в этом плане сторонники футбольного клуба «Левски». Одна из вопиющих акций последнего времени - празднование в ходе матча с участием данной команды 20 апреля 2013 г. дня рождения Гитлера с разворачиванием на трибунах транспарантов соответствующего содержания, а также флагов с фашистской символикой. Фанаты регулярно «украшают» стены улиц Софии и других крупных городов свастикой. Имеют место случаи избиения ими иностранцев с другим цветом кожи. По мнению местных правозащитных организаций, в частности, Болгарского хельсинкского комитета, руководство ФК «Левски» не уделяет должного внимания поведению своих болельщиков, по сути попустительствуя подобным эксцессам.
На фоне тяжелого социально-экономического положения болгар в последнее время заметно активизировались многочисленные партии националистического толка. Наиболее известная из них - «Атака» - по итогам состоявшихся 12 мая 2013 г. досрочных парламентских выборов прошла в Народное Собрание, получив в нем 23 из 240 депутатских мест. Это политобъединение отметилось своими жесткими антитурецкими и антиисламскими выпадами (в частности, в 2011 г. «Атака» спровоцировала столкновение с мусульманами перед Софийской мечетыо). Сравнительно высокий результат на выборах показал «Национальный фронт спасения Болгарии», председатель которого В.Симеонов владеет телеканалом СКАТ, активно пропагандирующим национал-патриотические идеи, порой граничащие с радикализмом.
Тревожным моментом является ежегодное проведение в Софии неонацистского факельного шествия в память об известном своими профашистскими взглядами генерале Х.Лукове (т.н. «Луков марш»). Несмотря на многократные протесты правозащитников, в т.ч. из-за рубежа, а также местных политических и религиозных организаций, столичные власти ни разу не запретили проведение данного мероприятия (последнее состоялось в феврале 2013 г.).
Обеспокоенность вызывают также непрекращающиеся акты вандализма в отношении российских воинских памятников и захоронений. В конце декабря 2012 г. был зафиксирован факт осквернения могил участников Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на 91-м участке Центрального софийского кладбища. В июле 2013 г. в очередной раз надписи оскорбительного содержания были нанесены на основание Памятника Советской Армии в Софии.

Великобритания

Правительство Великобритании стремится сохранить за собой имидж лидера в области соблюдения правозащитных стандартов. Вместе с тем, по мнению целого ряда авторитетных НПО, внутри страны и за ее пределами продолжаются многочисленные случаи нарушения прав человека, ответственность за которые лежит на британских властях. Ущемлениям прав подвержены как британские подданные, так и находящиеся под юрисдикцией Великобритании иностранцы.
В силу специфики национальной правовой системы международные конвенции не имеют прямого действия на территории Великобритании. Лица, ищущие в этой стране защиты своих прав, не могут прямо ссылаться на правочеловеческие инструменты (за исключением Европейской конвенции о защите прав и основных свобод 1950 г., для инкорпорирования которой был принят Закон о правах человека 1998 г.). Великобритания не ратифицировала целый ряд важных с точки зрения защиты прав человека договоров, включая Международную конвенцию о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г., Международную конвенцию о защите всех лиц от насильственных исчезновений 2010 г., Факультативный протокол к Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.
Наибольший общественный резонанс в Великобритании в 2013 г. имели следующие связанные с нарушением прав человека сюжеты.
Было начато так называемое «судебное разбирательство аль-Свиди» (по имени одного из убитых иракских военнопленных) в связи с обвинением британских военных в убийстве 20 и пытках 5 других иракских военнопленных в мае 2004 г. на военной базе «Кэмп Абу Наджи». Судья Дж.Эктон Дэвис будет изучать имеющиеся материалы до конца года.
Британская НПО «Центр социальной справедливости» обвинила британские власти в неспособности адекватно реагировать на вызовы, связанные с торговлей людьми на территории Соединенного Королевства. По официальным данным, жертвами трэфикинга в 2012 г. в Великобритании стало 1,2 тыс. чел. Правозащитники называют эти цифры далекими от действительности.
В январе 2013 г. британское правительство приняло решение выплатить компенсацию в размере 2,3 млн. ф.ст. гражданину Ливии С.Аль-Сами в обмен на отзыв его обращения в суд по иску о легальности его выдачи британцами ливийским властям в 2004 г. В этой связи НПО «Хьюман Райтс Уотч» вновь поднимает вопрос об ответственности официальных лиц, занимавших на тот момент высокопоставленные должности в Великобритании, за связи с режимом М.Каддафи.
Палата общин отклонила законопроект британского Министерства юстиции о введении практики закрытых судебных заседаний, в ходе которых по решению правительства только судья будет иметь доступ к секретной информации, используемой обвинением или защитой. Данная инициатива отвечает интересам местных спецслужб и пользовалась поддержкой ряда высокопоставленных политиков, однако вызывала массу нареканий, в том числе со стороны полиции. По сути, речь шла о возможном нарушении права на справедливое судебное разбирательство.
Европейский суд по правам человека в январе 2013 г. признал британскую авиакомпанию «Бритиш Аэйрвейз» виновной в нарушении прав своей сотрудницы Н.Эвейды в связи с запретом носить нательный христианский крест из соображений соблюдения корпоративного дресс-кода. ЕСПЧ признал, что этот запрет нарушает ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая защищает права на свободу мысли, совести и религии. В то же время в отношении трех других британцев-христиан, чьи дела рассматривались совместно с иском Н.Эвейды, суд не усмотрел нарушения их религиозных прав или же дискриминации.
Комитет против пыток ООН раскритиковал Великобританию за ее действия во время так называемой «войны с террором», в ходе которой британские военные в Ираке позволяли себе недопустимое поведение по отношению к военнопленным. Комитет обозначил 40 отдельных случаев, по которым потребовал от британских властей провести расследования и принять меры.
Помимо положения дел в Ираке, Комитет обозначил свою обеспокоенность в связи с продолжающейся депортацией тамилов в Шри-Ланку, где им грозят пытки и несправедливый суд.
Отдельно в ООН обратили внимание на очень низкий возрастной порог уголовной ответственности в Великобритании (наступает с 10 лет) и выразил обеспокоенность в связи с ситуацией в Северной Ирландии.
Старший госминистр Форин Офиса баронесса Варси отреагировала на претензии Комитета против пыток в том ключе, что Великобритания всегда выступала против применения пыток, где бы то ни было в мире. В ответ ведущие правозащитные НПО, в т.ч. «Международная амнистия» обвинили ее в лицемерии и призвали власти Великобритании отказаться от попыток скрыть улики преступлений, совершенных британскими военными.
Британская НПО «NSPCC», защищающая права детей, выразила обеспокоенность в связи с тем, что на государственном уровне в Великобритании неспособны адекватно реагировать на вызовы, связанные с нелегальными операциями по женскому обрезанию. По мнению правозащитников, до 20 тыс. несовершеннолетних девочек в Великобритании могут подвергнуться такой операции, популярной среди некоторых азиатских и африканских культур. В конце июня данная НПО объявила о создании горячей линии по вопросам женского обрезания. Правозащитники заявляют о своем намерении совместно с полицией работать по предотвращению подобных нелегальных процедур.
Другая британская НПО, специализирующаяся на защите детей, «ECDN» (End Child Detention Now), продолжает выступать с критикой британского правительства, в частности, заместителя премьер-министра Н.Клегга. Недовольство правозащитников вызвано тем, что, вопреки официальным заявлениям, в депортационных центрах для иммигрантов продолжают содержать несовершеннолетних детей. Всего в 2013 г. в депортационные центры было помещено 37 детей. Нередко они оказывались оторванными от родственников и размещались в центрах для совершеннолетних.
Еще один скандал, связанный с центрами содержания иммигрантов, произошел в октябре 2013 г. Из центра «Ярлс Вуд» были уволены два сотрудника по обвинению в «сексуальном домогательстве» к одной из содержащихся в центре женщин. Проведенная инспекция данного заведения не смогла выявить признаков массовых нарушений со стороны персонала. Однако было рекомендовано значительно увеличить число женщин-сотрудников, чтобы пресечь вероятность повторения подобных случаев в будущем.
Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) инициировала расследование в отношении британской компании «Gamma International» по обвинению в нарушении прав человека. Компании вменяется производство и продажа ряду государств специальных компьютерных программ, используемых для слежки за гражданами, в том числе их активностью в сети. Впервые обвинения в адрес компании были выдвинуты в феврале 2013 г. рядом правозащитных организаций Бахрейна.
Согласно разоблачениям бывшего сотрудника американского Агентства национальной безопасности Э.Сноудена, британские спецслужбы не чурались прослушивать собственных граждан, а также иностранные делегации в ходе крупных международных мероприятий, проходивших в Великобритании. В эту деятельность были вовлечены фирмы «Бритиш телеком», «Водафон кэйбл», «Глобал кроссинг», «Верайзон бизнес», «Левел 3», «Виател» и «Интерут», которые в рамках реализации секретной программы «Темпора» тесно сотрудничали с Штаб-квартирой правительственной связи Великобритании (ШКПС). Они предоставляли неограниченный доступ к оптоволоконным кабелям, по которым передавались данные о содержании телефонных переговоров, электронных писем и аккаунтов социальной сети «Фейсбук» своих пользователей. Это позволяло ШКПС и АНБ собирать и анализировать информацию об активности миллионов интернет-пользователей.
На этом фоне в британских СМИ активно обсуждалась серия признаний бывших сотрудников британской контрразведки и полиции о незаконных методах слежки за гражданами Великобритании.
В связи с публикаций в газете «Гардиан» ряда разоблачительных статей на основе материалов, полученных от Э.Сноудена, британские власти попытались оказать давление на это издание. В частности, по сообщениям СМИ, от руководства газеты «Гардиан» потребовали уничтожить информацию, содержавшуюся на жестких дисках редакционных компьютеров, поскольку на них могли содержаться сведения, переданные данной газете Э.Сноуденом.
В ходе состоявшихся 5 сентября 2013 г. в Комитете Европарламента по гражданским правам и свободам публичных слушаний главный редактор газеты «Гардиан» А.Русбриджер рассказал, что британские власти настоятельно рекомендовали ему прекратить публикацию разоблачений Э.Сноудена и занимались откровенным запугиванием его сотрудников. А.Русбриджер обратился к европарламентариям с призывом защитить свободную журналистику и особо подчеркнул, что свобода слова в Европе находится сегодня под угрозой, в том числе по причине отсутствия необходимых правовых инструментов.
Этому предшествовал инцидент в аэропорту «Хитроу», когда британские спецслужбы задержали гражданского партнера журналиста «Гардиан» Г.Гринвальда Д.Миранду, имеющего бразильское гражданство. Под предлогом проверки его причастности к террористической деятельности, бразильца около 9 часов допрашивали о журналистской деятельности его партнера и других знакомых репортеров, после чего отпустили без предъявления обвинений. Во время допроса у него были изъяты мобильные средства связи, носители информации и ноутбук.
Согласно расследованию газеты «Индепендент», с 2010 года Министр внутренних дел Т.Мэй аннулировала паспорта 16 лиц, имевших гражданство Великобритании. Это в три раза больше, чем при предыдущем правительстве лейбористов. Большинство обвиняются в связях с радикальными или террористическими организациями. Из них как минимум пять – уроженцы Великобритании, причем один прожил в Британии 50 лет. В настоящее время эти люди лишены права на въезд в страну, следовательно, им будет физически трудно обжаловать решения министра.
Закон о гражданстве, иммиграции и предоставлении убежища 2002 года, предоставляет право министру внутренних дел лишать британского гражданства лиц с двойным гражданством при имеющихся достаточных основаниях полагать, что это лицо может нанести ущерб безопасности государства. С момента подписания приказа об отзыве гражданства паспорт прекращает свое действие, лицо выходит из-под защиты Великобритании и должно обращаться за визой для въезда в страну. Все это позволяет чиновникам фактически «забывать» о своих гражданах, подозреваемых спецслужбами в терроризме. Указанные лица, находясь за рубежом, могут быть незаконно задержаны и подвергнуты пыткам. Более того, если человек лишен гражданства, британское правительство не обязано вмешиваться в случае его убийства или «выдачи» иностранной державе.
Британское отделение «Международной амнистии» инициировало активную кампанию в поддержку прав цыган. Причиной к ее началу послужило постановление местных властей, запрещающее цыганам (включая ирландских «трэвеллеров») разбивать свои лагеря в ряде областей Великобритании в так называемом «зеленом поясе». Целью властей является предотвратить повторение ситуации, которая привела к выдворению цыган из Дейл Фарм в 2011 г. (некогда крупнейшего цыганского поселения в Великобритании).
В ноябре 2013 г. Премьер-министр Великобритании Д.Кэмерон предложил пересмотреть один из основополагающих принципов Евросоюза – свободу передвижения внутри ЕС – с тем, чтобы сделать миграцию «ограниченной». По его словам, реализация этого принципа привела к масштабным переселениям внутри Европы , поэтому его нельзя принимать «безоговорочно». Особую озабоченность у британских властей вызывает то, что с 1 января 2014 г. истекают сроки ограничений на трудовую миграцию из Румынии и Болгарии, в результате чего в Великобританию ежегодно будут приезжать по 50 тыс. человек из этих недавно присоединившихся к ЕС государств. Согласно заявлению Д.Кэмерона, ограничить внутриевропейскую миграцию хотят также в Австрии, Германии и Нидерландах, вместе с которыми Великобритания намерена разрабатывать новые принципы миграционной политики. В качестве мер по борьбе с притоком иностранцев из других стран ЕС Д.Кэмерон предложил сократить выплаты безработным мигрантам и отказать им в ряде пособий, полагающихся гражданам Великобритании.
Венгрия

Венгрия остается объектом международной критики, в т.ч. со стороны правозащитных организаций, за несоответствие ряда недавно принятых в стране законодательных актов нормам Евросоюза и ценностям либеральной демократии.
В частности, критически была воспринята вступившая в силу
с 1 января 2012 г. Конституция. По мнению западных экспертов, документ не вполне соответствует европейским демократическим стандартам, поскольку «дисбалансирует принятую в западных странах систему сдержек и противовесов». Он также содержит ссылки на «великую историю венгерской нации» и «роль христианских ценностей» в ее становлении. В этом усматривают завуалированную попытку ревизии итогов мировых войн.
Правозащитники обращают внимание на недостаточную защиту фундаментальных прав человека, прежде всего гражданских и социальных. В этой связи правительству Венгрии предлагалось дополнить текст Основного закона запретом на смертную казнь, а также переработать прописанную в Конституции процедуру принятия и внесения изменений в кодексы, регулирующие налоговую, семейную политику, систему пенсионного обеспечения и т.д.
Венецианская комиссия (ВК) Совета Европы выразила обеспокоенность поспешностью, с которой был принят документ (с момента предоставления проекта Конституции на рассмотрение парламента до итогового голосования прошло 5 недель) и фактическим неучастием оппозиции в его обсуждении.
У правозащитных организаций вызывают вопросы и принятые в декабре 2011 г. «переходные положения» Основного закона Венгрии
(11 марта 2013 г. имплантированы в текст Конституции в качестве т.н. «четвертого пакета поправок»), объявившие созданную в свое время Я.Кадаром Венгерскую социалистическую рабочую партию (ВСРП) и ее правопреемников ответственными за «преступления коммунизма». В равной степени это относится и к закону, позволяющему привлечь к юридической ответственности функционеров аппарата ВСРП и «виновников коммунистического террора 1956 года». Правозащитники усматривают в этом попытку правящей партии ФИДЕС расправиться с ведущей оппозиционной силой страны – соцпартией.
Критикуются утвержденные в июне 2012 г. поправки к закону о пенсиях, в соответствии с которыми предусматривается значительное сокращение пенсий бывших партийных и государственных функционеров эпохи Венгерской Народной Республики.
Серьезные нарекания вызвала судебная реформа – за чрезмерную концентрацию полномочий в руках Ведомства по делам судей и отсутствие эффективного парламентского контроля за его деятельностью. В заключении ВК отмечалось, что вводимые в Венгрии правовые нормы угрожают независимости судебной системы страны и ставят под сомнение объективность правосудия в целом. Реагируя на критику, правительство Венгрии внесло ряда поправок в закон «Об организации и управлении судами и правовом положении судей», предполагающих более четкое разграничение сферы компетенции руководителя Ведомства по делам судей и Совета судей.
Принятые в октябре 2012 г. поправки в закон о выборах (предусматривалась обязательная личная или на веб-сайте правительства регистрация избирателей не менее чем за 15 дней до даты голосования) по мнению оппозиции, могли лишить многих граждан права на волеизъявление и были отклонены Конституционным судом Венгрии (ранее венгры были вправе голосовать при предъявлении документов, удостоверяющих их личность и адрес проживания).
Закон «О свободе совести» (принят летом 2011 г., изменения внесены в декабре 2011 г.) сохраняет положение об официально признанных государством конфессиях. Изменилось только их количество – теперь их 27 (в первоначальной редакции было 14). Отменена обязательная перерегистрация ранее действовавших церквей и разрешено их функционирование, но без предоставления госдотаций. Процедуру регистрации, которая, по мнению экспертов, остается слишком сложной, по-прежнему должны осуществлять не суды, а парламент на основании представления министра социальных ресурсов (в его компетенцию входят дела церквей). При этом претендующая на регистрацию религиозная организация обязана действовать на территории Венгрии не менее 20 лет, иметь устав, избранный административный орган и, по меньшей мере, 1000 последователей, письменно подтвердивших свою принадлежность к ней и постоянно проживающих в Венгрии.
Неоднозначно складывается ситуация со свободой слова. Оппозиционные партии, структуры ЕС и международные правозащитные организации ставят вопрос о соответствии венгерского закона о СМИ нормам Евросоюза. В этой связи ряд международных НПО, включая «Международную амнистию», «Фридом хауз», «Репортеры без границ», «Европейскую федерацию журналистов» призывают ЕС «положить конец» вмешательству венгерского государства в работу СМИ и защитить свободу слова в Венгрии. В итоге дискуссии венгерское правительство смягчило ряд положений закона «О праве на распространение информации и свободе обмена информацией», однако порядок формирования органов контроля за деятельностью СМИ, предполагающий большинство в их составе представителей правящей партии, сохранен.
Актуальной остается проблема положения цыган. По-прежнему их подавляющее большинство имеет низкий социальный статус и является, по мнению правозащитников, объектом различных форм дискриминации. В настоящее время из 400 тыс. трудоспособных цыган заработок имеет лишь каждый четвертый. Как правило, они выполняют низкооплачиваемую сезонную или временную работу. Именно цыгане становятся первыми кандидатами на увольнение и зачастую не могут добиться восстановления на работе. Уровень жизни цыганского меньшинства по всем социально-экономическим параметрам значительно ниже средних показателей по стране. В частности, у цыган на 10 лет короче продолжительность жизни, две трети из них страдают хроническими заболеваниями. Отмечается активизация националистических группировок, которые эксплуатируют антицыганскую риторику. Участились и случаи публичных антицыганских высказываний со стороны официальных лиц и СМИ.
Наряду с обозначившимся ростом ультраправых настроений среди населения сохраняет свою остроту проблема антисемитизма. По информации западных НПО, за 2011-2013 гг. официально зафиксировано более
150 случаев антисемитских проявлений. Причем если ранее их объектами становились религиозные сооружения, еврейские кладбища и объекты собственности, то в последнее время участились попытки физической расправы над религиозными и общественными лидерами еврейской общины (резонансным стал инцидент с избиением в июне 2012 г. в Будапеште 90-летнего раввина Й.Швейцера).
Международными и венгерскими НПО периодически подаются сигналы о случаях неоправданного применения силы органами правопорядка в отношении задержанных и подследственных. При этом в «группу риска» в первую очередь также попадают цыгане (в 2013 г. имел место ряд случаев жестокого обращения с задержанными со стороны полиции).
Нарекания правозащитных структур вызывает состояние пенитенциарной системы. Венгрию критикуют за переполненность тюрем, жесткие условия и длительность содержания граждан в предварительном заключении, а также при отбывании сроков тюремного заключения по конкретным приговорам.
Правительство Венгрии признает наличие проблем в правочеловеческой сфере и заявляет о готовности к сотрудничеству с евроструктурами и международными правозащитными организациями для их решения.

Германия

Универсальное развитие прав и свобод человека в ФРГ и их защита официально декларируются в качестве одной из центральных задач германской внутренней и внешней политики. В Берлине придают серьезное значение международным форматам сотрудничества, сформировавшимся в этой области, в частности, взаимодействию в рамках ООН и Совета Европы, осознают важность совместной работы со структурами гражданского общества, прежде всего различными НПО. Сформировавшиеся на сегодняшний день в рамках ООН и Совета Европы правозащитные стандарты в целом инкорпорированы в законодательство ФРГ.
Основные права и свободы человека и гражданина отражены в Основном законе (конституции) страны, а также в основополагающих законодательных актах, регламентирующих основы германского публичного порядка. Следует, однако, заметить, что и законодательство, и правоприменительная практика ФРГ весьма жестко реагируют на вызовы основам германского правопорядка. В этих целях серьезными полномочиями, включая различного рода возможности вторжения в частную сферу под предлогом обеспечения безопасности, располагают спецслужбы и правоохранительные органы.
Германия в качестве члена Совета ООН по правам человека (2013-2015 гг.) исходит из высокой ответственности этой структуры за соблюдение прав человека в мире, придает большое значение проводимым в его рамках универсальным периодическим обзорам. В отношении ФРГ эта процедура, состоявшаяся в апреле 2013 г., выявила ряд недостатков в правочеловеческой сфере. Среди «дефицитов» были названы набирающие силу расистские и ксенофобские настроения в германском обществе, недостатки работы правоохранительной системы на этом направлении. Небезоблачной признана ситуация с мигрантами и беженцами, рекомендовано активизировать усилия по борьбе с торговлей людьми.
Германия, как и другие члены ЕС, по-прежнему продолжает активно использовать правочеловеческую тематику в качестве инструмента политического давления на третьи страны. При этом официальный Берлин традиционно маловосприимчив к критике в свой адрес. О нарушениях прав человека в самой Германии говорится нечасто и несистемно. Как правило, критика артикулируется неправительственными организациями. На официальном же уровне информация такого рода зачастую не озвучивается, равно как и с большой неохотой фрагментарно освещается ведущими германскими СМИ.
Примечательно, что положения, отраженные в российских законодательных актовах последнего времени, вызывавших в Германии шквал критики со стороны официальных властей и правозащитных кругов, в том или ином виде имеются и в германском законодательстве. В частности, отработан механизм обеспечения полной прозрачности деятельности, структуры и источников финансирования неправительственных организаций, в основу которого положены в первую очередь финансовые рычаги. На практике это означает, что любой отказ предоставлять компетентным органам ту или иную информацию о деятельности НПО (которая вовсе не ограничивается годовым отчетом), в т. ч. об источниках и объемах финансирования, оказывается весьма затратным во всех отношениях, и прежде всего в финансовом. В Германии также существует хорошо отлаженная эффективная система контроля со стороны органов власти за деятельностью НПО, которая прописана в специальном Законе «О регулировании публичного права деятельности объединений» 1964 г. Одним из ее важных звеньев является прерогатива федерального министра внутренних дел запрещать в Германии НПО, цели и деятельность которых противоречит положениям Уголовного кодекса ФРГ и основам конституционного правопорядка. Примечательно, что такого рода решение о запрете принимается министром самостоятельно, без задействования судебной процедуры.
Несмотря на агрессивную пропаганду однополой любви на пространстве Евросоюза и оголтелую критику третьих стран за подчас мнимые нарушения прав сексменьшинств, было бы неверным полагать, что законодательство ФРГ в этой сфере лишено дискриминационной составляющей, а общество - полностью толерантно. Настороженное и негативное отношение к представителям ЛГБТ-сообщества, включая гомофобию, широко распространено в германском обществе, что подтверждается конкретными фактами. Так, по данным германского правозащитного центра «Телефон доверия Манео», в 2012 г. в Берлине, слывущем самым терпимым по отношению к сексменьшинствам городом Германии, было зарегистрировано 474 выпада против представителей ЛГБТ-сообщества. Для сравнения в 2011 г. число таких происшествий составляло 461, в 2010 г. - 456. Полиции удалось вычислить гомофобов лишь в 33 процентах случаев. По оценкам упомянутого правозащитного центра, зафиксированные случаи составляют примерно 10 процентов от их совокупного реального числа. В ряде федеральных земель (Гамбург, Гессен, Мекленбург-Передняя Померания) действуют нормативно-правовые предписания, допускающие возможность принудительного медицинского освидетельствования с подачи полиции на СПИД и гепатит всех, кто входит в т.н. группу риска, к которой прямо отнесены гомосексуалисты (первые в списке), наркоманы, бездомные и иностранцы. Кроме того, лица нетрадиционной сексуальной ориентации твердо отсекаются при заборе донорской крови, а в случае введения врачей в заблуждение могут привлекаться к ответственности в зависимости от тяжести наступивших последствий.
По мнению ряда видных германских юристов, существующее в ФРГ законодательное регулирование не всегда позволяет решить проблему соотношения свободы слова и уважения к религии, поскольку завязано на субъективной оценке каждого конкретного случая. В Уголовном кодексе ФРГ существует статья, по которой ненадлежащее поведение в церкви, мечети и других религиозных учреждениях может караться, в зависимости от степени тяжести содеянного, денежным штрафом либо лишением свободы сроком до трех лет.
В Германии по-прежнему имеются проблемы с имплементацией ряда важных международно-правовых документов, затрагивающих сферу защиты и обеспечения прав человека. До сих пор не ратифицирована подписанная ФРГ 9 декабря 2003 г. Конвенция ООН по борьбе с коррупцией, поскольку законодательство ФРГ в этой области не соответствует закрепленным в ней стандартам. Надлежащее наказание за взятки и подкуп должностных лиц предусмотрено лишь в отношении государственных чиновников. Депутаты бундестага, в свою очередь, вправе принимать вознаграждения от представителей бизнеса и частных лиц за лоббирование их интересов - законодательно запрещена лишь прямая покупка голосов. Депутаты не желают ставить себя на одну доску с чиновниками и упирают на необходимость свободы в контактах, в т. ч. в бизнес-среде. Такая ситуация создает возможность ухода от ответственности за получение «презентов» и для депутатов земельных парламентов. Соответствующие примеры из судебной практики имеются. По заявлениям международной организации «Трансперенси интернешнл», отсутствие у Германии желания ратифицировать профильную ооновскую Конвенцию существенно вредит ее имиджу. Эту точку зрения разделяют и представители германского бизнес- сообщества. Не ратифицирована также Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, подписанная Германией 27 января 1999 г.
Не имплементирована в германское законодательство директива ЕС о борьбе с торговлей людьми и защите ее жертв (отведенный для этого срок истек 5 апреля 2013 г.). Имплементация не состоялась по причине несогласованности подходов профильных германских министерств - Минюста, МВД и Министерства по делам семьи, пожилых, женщин и молодежи. Местные эксперты в области прав человека подчеркивают, что в Евросоюзе такое положение дел вызывает, по меньшей мере, недоумение. Отмечается, что правовые предписания, действующие в ФРГ, отличаются необоснованной «строгостью» к жертвам торговли людьми. Жесткой критике подвергается тот факт, что разрешение на пребывание в Германии жертвам торговли людьми предоставляется лишь под условием дачи в суде свидетельских показаний против преступников (в отличие, к примеру, от Италии и скандинавских стран), в противном случае им грозит высылка за нарушение миграционных правил. Неоднозначно оценивается и весьма либеральный подход к занятию проституцией (в ФРГ запрет на это отсутствует), имеются нарекания к регулирующему эту «сферу деятельности» Закону о проституции, принятому в 2002 г. Германские эксперты и правозащитники с тревогой отмечают, что в сложившейся ситуации ФРГ имеет все шансы превратиться в благодатный оазис для торговли людьми на пространстве Евросоюза.
Эксперты обращают внимание на дефицит эффективных мониторинговых механизмов в ювенальной юстиции. Германские юристы сходятся во мнении относительно того, что по сути ни один из земельных законодательных актов, регулирующих вопросы ювенальной юстиции (в ФРГ это прерогатива федеральных земель), не отвечает международно- правовым стандартам, закрепленным в Конвенции ООН о правах ребенка (ФРГ сделала к ней оговорку о том, что положения данного документа не будут применяться германскими компетентными органами напрямую до принятия соответствующих актов федерального законодательства), а также в Принципах осуществления уголовного преследования в рамках Совета Европы, принятых в 2006 г.
Прежде всего указывается на несоблюдение критерия, установленного Конвенцией ООН по правам ребенка, согласно которому вопросы уголовного преследования несовершеннолетних и содержания их в местах лишения свободы должны регулироваться профильными нормативно-правовыми актами, а не быть частью общего законодательства об уголовном правосудии (как это имеет место, в частности, в Баварии и Нижней Саксонии).
Кроме того, игнорируется, как правило, согласованный на уровне правочеловеческих стандартов Совета Европы тезис о том, что главной целью ювенальной юстиции является ресоциализация несовершеннолетних преступников, а не защита общества от преступных деяний (как в случае со взрослыми правонарушителями). По мнению германских экспертов, этот постулат крайне важен в контексте определения направлений последующего правового регулирования отбывания наказания несовершеннолетними, в частности, в том, что касается обеспечения их права на образование, трудовую деятельность и последующую социализацию.
Указывается на отсутствие должного нормативно-правового регулирования условий содержания несовершеннолетних. Во всех федеральных землях приняты нормы, предписывающие раздельное отбывание наказания и, соответственно, размещение взрослых и несовершеннолетних заключенных. Вместе с тем, это касается преимущественно лиц мужского пола, поскольку в отношении женщин (которые по статистике составляют весьма небольшую часть от числа отбывающих наказание несовершеннолетних) допускается размещение на базе женских исправительных учреждений. Как полагают германские юристы, налицо нарушение установленного в т.ч. и в Конвенции ООН о правах ребенка принципа недискриминации. Помимо этого в соответствующем законодательстве земель отсутствуют предписания относительно размеров камер для несовершеннолетних заключенных. Как правило, этот вопрос сводится к указанию на необходимость «принимать во внимание их человеческое достоинство». Исключение - земля Баден- Вюртемберг, в которой, однако, нормативы установлены лишь для вновь строящихся исправительных учреждений.
В экспертных кругах ФРГ обращается внимание на недостаточную проработку вопроса о санкциях в отношении отбывающих наказание несовершеннолетних. В упомянутых Принципах 2006 г. определено, что в соответствующем внутреннем законодательстве должен быть установлен исчерпывающий перечень мер дисциплинарного характера, применимых к несовершеннолетним заключенным. В ФРГ такого рода нормативы отсутствуют.
В качестве недостатков системы уголовного преследования несовершеннолетних называется также доминирующая в большинстве федеральных земель тенденция к минимизации видов наказания, не связанных с лишением свободы, недостаточная урегулированность вопросов доступа к получению школьного и профессионального образования. Обращается внимание также на более жесткую по сравнению со взрослыми заключенными правовую регламентацию посещений находящихся в тюрьмах несовершеннолетних, а также возможности предоставления им отпуска.
С серьезными трудностями практического характера сталкивается в ФРГ реализация положений Конвенции ООН о правах инвалидов, прежде всего в части, касающейся школьного обучения детей-инвалидов. Вопросы школьного образования находятся в ведении земель, что делает по сути невозможным осуществление контрольных полномочий со стороны федерального центра. Так, продолжается процесс расслоения детей на «здоровых» и «нуждающихся в специальном педагогическом подходе», который обусловлен в том числе и демографическими причинами. На сегодняшний день германской системе образования выгодно, чтобы детей, «нуждающихся в специальном обучении», было больше. В ФРГ около 3300 вспомогательных школ, общее количество детей уменьшается, поэтому эти школы заботятся о достаточном количестве учащихся. Кроме того, отсутствуют правила и стандарты, по которым в отношении детей педагоги делают соответствующие выводы. Получается, что такая «диверсификация» субъективна. За последние годы значительно выросло количество претензий со стороны родителей, в т. ч. в отношении того, что для достижения баланса учащихся во вспомогательных и обычных школах учителя отсортировывают детей, лишь имеющих тенденцию к тому, чтобы стать «трудными».
Несмотря на в целом соответствующее правочеловеческим стандартам законодательство и судебную практику, серьезные нарекания в ФРГ вызывает работа органов опеки. В экспертных кругах находятся поводы для системной критики их деятельности. Главный среди них - превалирующая субъективность оценок ситуации и отсутствие контроля за деятельностью органов опеки, значительное количество психологических травм и конфликтов вследствие их некорректного вмешательства в дела семей. Отмечается недостаточная эффективность работы в целом, вызванная прежде всего наличием пробелов в превентивной составляющей, своего рода «антисемейная» направленность деятельности. Не всегда высоко оценивается роль органов опеки в качестве консультантов по семейным вопросам, а также в судебных процессах, касающихся определения места жительства ребенка. Широко распространено мнение, что органы опеки порой злоупотребляют своим правом изымать ребенка из семьи. Они используют его в качестве рычага давления на родителей, которые не могут самостоятельно договориться о том, с кем после развода будут проживать их дети. Кроме того, информация о семье, предоставляемая органами опеки в суд в ходе бракоразводного процесса, является зачастую негативной по отношению к обоим родителям, что на практике может подтолкнуть суд принять решение в пользу отлучения ребенка от родителей и помещения его в детский дом или специальную социальную семью. Следует отметить, что как таковых нарушений законодательства германскими органами опеки в целом не просматривается. Вместе с тем, на практике часто имеют место сбои системного характера, обусловленные субъективностью подходов органов опеки к своей деятельности, а также пробелами в обеспечении со стороны государства социальных нужд граждан. Ситуации с принудительным помещением под опеку, вызывающие широкий общественный резонанс, возникают, как правило, на этом фоне.
Серьезной критике со стороны общественности и политических партий подвергаются условия содержания беженцев в ФРГ, а также законодательно предусмотренные ограничения в правах на период (он может исчисляться годами) рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища. В частности, речь идет о запрете покидать территорию округа в той или иной федеральной земле, куда соответствующе лицо было распределено, а также о невозможности заниматься трудовой деятельностью и иметь доступ к образованию, адекватной медицинской помощи и т.д. В этой связи предпринимаются попытки оптимизации нормативно-правовой базы, в частности, в некоторых федеральных землях (например, Гессен) были существенно облегчены правила передвижения таких лиц. В перспективе - отмена обязательства не покидать соответствующий округ до вынесения решения по ходатайству о предоставлении убежища.
Имеются нарекания к реализации свободы прессы в ФРГ. По мнению влиятельной НПО «Репортеры без границ», основная причина - «снижение многообразия» СМИ, вызванное значительным сокращением, как правило, из-за недостаточной окупаемости, самостоятельных редакционных коллективов. По этим причинам в течение 2012 г. некоторые печатные СМИ прекратили свое существование (например, «Файненшл Таймз Дойчландс»). В ряде регионов ФРГ констатируется отсутствие конкурирующих между собой печатных изданий, что не способствует повышению качества информации и ее всесторонней подаче. Наряду с этим в германских СМИ значительно выросло и продолжает расти число материалов, заказанных и оплаченных представителями бизнес-сообщества. При этом вычленить их из массива информации и комментариев, исходящих непосредственно от журналистов, читателю весьма непросто. Такого рода «коммерциализация» контента является тревожным сигналом и не свидетельствует о наличии адекватных условий для реального применения принципа свободы прессы. Серьезной критике подвергается политика крупных медиа-холдингов, в частности, «ВАЦ-Медиенгруппе», «Медиенгруппе ДюМон Шауберг», по созданию (примерно с 2009 г.) редакторских сообществ, обслуживающих сразу по нескольку печатных изданий. Вследствие этого на рынке печатных СМИ ФРГ увеличивается число изданий, отличающихся по сути лишь по названию. В данной связи упоминается также известное своей жесткой редакционной политикой издательство «Аксель Шпрингер», объявившее в октябре 2012 г. о слиянии редакционных коллективов изданий «Вельт» и «Берлинер Моргенпост» с редакцией газеты «Гамбургер Блатт», а также издательская группа «Рейн Майн», планирующая завершить формирование единого коллектива редакторов для газет «Висбаденер Тагблатт», «Висбаденер Куриер», «Альгемайне Цайтунг».
Жесткой критике со стороны экспертных кругов и НПО подвергаются подходы властных учреждений ФРГ к информационной работе. В частности, указывается на сложности, с которыми сталкиваются журналисты при получении информации от госорганов, прежде всего длительные сроки рассмотрения запросов, высокие сборы за такого рода услуги. Отдельно отмечается, что в пяти из шестнадцати федеральных земель (Баден-Вюртемберг, Бавария, Гессен, Нижняя Саксония, Саксония) не приняты законы о свободе информации, регламентирующие этот сегмент общественных отношений.
В качестве факторов, существенно затрудняющих журналистскую деятельность, названы имеющие место в ФРГ угрозы и давление в адрес представителей СМИ, обусловленные их профессиональной деятельностью, со стороны радикально настроенных элементов, прежде всего экстремистов правого толка и исламистов. Организация «Репортеры без границ» отмечает, что в Интернете увеличилось количество видеороликов, содержащих такого рода угрозы. В доказательство отмечается факт нападения правых радикалов, на редакцию газеты «Лаузитцер Рундшау» (земля Бранденбург) за ряд посвященных им публикаций, имевший место в мае 2012 г.
Несмотря на то, что нацизм в ФРГ в юридическом плане поставлен вне закона (в стране запрещено любое использование символики, хранение и распространение пропагандирующей его литературы, как уголовное преступление преследуется подстрекательство к насилию на почве расовой ненависти, а также публичное отрицание холокоста), праворадикальные настроения прочно укоренились в современном германском обществе, которое в целом демонстрирует признаки более толерантного восприятия экстремистской идеологии ультраправого толка.
Власти ФРГ, прикрываясь тезисом о необходимости демократическими средствами побороть «коричневую заразу» и делегируя ключевую роль в этом деле гражданскому обществу, зачастую не предпринимает допустимых с точки зрения германского законодательства серьезных контрмер запретительного характера. Фактически радикальные партии ведут пропаганду своих идей достаточно свободно и даже частично за государственный счет, поскольку правовая система ФРГ предусматривает возможность бюджетного софинансирования деятельности политических организаций. Только Национал-демократическая партия Германии (НДПГ) – наиболее влиятельная и активная партия праворадикального толка – получила в 2012 г. по этой линии 1,4 млн. евро, из года в год наращивая данный показатель (2011 г. – 1,3 млн., 2010 г. – 1,2 млн., 2009г. – 1,1 млн.).
В 2011 г. на земельных выборах в федеральной земле Мекленбург – Передняя Померания этой партии удалось преодолеть квалификационный порог и пройти в Ландтаг. Она также имеет свою фракцию в Ландтаге Саксонии и представлена в ряде федеральных земель на муниципальном уровне. В декабре 2012 г. Бундесрат ФРГ повторно инициировал процедуру запрета НДПГ, которую, однако, не рискнули поддержать правительство и Бундестаг.
По данным Федерального ведомства по защите конституции ФРГ, в Германии насчитывается 22,5 тысячи правых радикалов, часть которых объединена в 225 организаций. В общей массе преобладают неонацистские группировки – 157 (6000 человек).
По официальной статистике, в 2011г. в ФРГ прошли 167 демонстраций и шествий правых радикалов, приуроченных, как правило, к бомбардировкам немецких городов союзниками во время Второй мировой войны (одно из наиболее массовых проводится ежегодно в Дрездене).
По оценкам местных компетентных органов, 9,8 тыс. человек из числа правых радикалов настроены на совершение насилия. Их количество из года в год постоянно растет. Как следствие, число совершаемых соответствующих преступлений в Германии остается стабильно высоким – 17,6 тыс. в 2012 г., включая 720 случаев нанесения телесных повреждений (в 2011 г. – 16,8 тыс. и 699 соответственно).
Помимо многочисленных так называемых активных структур, в ФРГ существует целая сеть организаций, оказывающих разнообразное содействие правым экстремистам – от консультационной и правовой помощи в случае уголовного преследования (Германское правовое бюро) до материальной или иной поддержки активистов, находящихся в местах лишения свободы (Общество помощи национальным политическим заключенным). Активно действует основанное в 1960 г. бывшими офицерами СС и членами НСДАП культурно-политическое «Общество за свободную публицистику», объединяющее около 50 праворадикальных публицистов, редакторов, издателей и т.д. Оно специализируется на проведении соответствующих «научно-теоретических» и идеологических изысканий.
По мнению немецких экспертов, экстремисты, находящиеся в поле зрения спецслужб, – лишь «верхушка айсберга». По данным германского фонда им. Ф.Эберта, 15,8 проц. жителей восточных земель и 7,3 проц. на западе ФРГ разделяют крайне правые взгляды (усредненный уровень по стране – 9 проц., на 0,8 проц. больше, чем годом ранее).
Наиболее распространенное проявление праворадикальной идеологии в ФРГ – ксенофобия. Согласно исследованиям указанного фонда, более четверти населения страны испытывают чувство враждебности по отношению к иностранцам, а 20 проц. следует зачислить в разряд шовинистов. Неприязнь к иностранцам особенно высока на востоке – 39 проц. населения (20 проц. на западе). Как следствие, нарастает и градус исламофобии – почти 60 проц. жителей Германии относятся настороженно к этой религии.
В ФРГ неуклонно растет количество политически мотивированных преступлений в отношении мигрантов (на 16,7 проц. в 2011г., 16,5 проц. в 2012 г.) и приблизилось по итогам 2012 г. к 3 тыс. случаев, из них более 400 – с применением насилия. Основное внимание общественности сейчас приковано к начавшемуся в Мюнхене судебному процессу над единственной уцелевшей участницей праворадикальной террористической организации национал-социалистическое подполье Б.Цшепе. Она обвиняется в причастности к 10 убийствам, жертвами которых стали 8 турок, 1 грек и одна сотрудница полиции, и 14 ограблениям банков.
Независимая экспертная комиссия, подготовившая по поручению Бундестага в 2011 г. доклад о проблеме антисемитизма в Германии, пришла к выводу, что это явление также глубоко укоренилось и широко распространено в германском обществе. Согласно исследованию, каждый пятый немец является скрытым антисемитом (в силу понятных причин открыто демонстрировать подобные убеждения в ФРГ не принято).
Составители доклада указывают на то, что в отличие от праворадикалов, которые исповедуют классические формы антисемитизма, значительной части населения ФРГ присущ так называемый вторичный антисемитизм – различные явления, возникшие в результате отрицания вины немцев за преступления нацистской Германии. Наиболее характерные его проявления – обвинения евреев в том, что они несут часть вины за преследования, и утверждения, что «память о холокосте используется как повод для финансового вымогательства».
В 2012 г. МВД ФРГ зафиксировало 865 случаев политически мотивированных преступлений антисемитской направленности, в результате которых пострадал 21 человек. Примечательно, что, хотя 95 проц. антиеврейских актов совершают правые радикалы, наиболее резонансными становятся, как правило, инциденты с участием лиц арабского или турецкого происхождения. Самыми громкими происшествиями в последнее время стали нападения осенью 2012 г. в Берлине на раввина Д.Альтера (получил несколько переломов) и генерального секретаря Центрально совета евреев Ш.Крамера.
Из антисемистких выходок неонацистов можно также выделить осквернение в сентябре 2012 г. еврейского кладбища в Крёпелине (Мекленбург-передняя Померания), которое в том числе послужило поводом для соответствующего заявления МИД Израиля. В целом, по данным полиции, в 2012 г. еврейские кладбища подвергались вандализму 29 раз, а с 2000 г. число подобных инцидентов достигло 612.
Широкую огласку в Германии получила также история владельца единственного в Саксонии кошерного ресторана «Шалом» У.Джюбалла (г.Хемниц), который с момента открытия заведения в 1999 г. непрерывно является объектом агрессии правых радикалов. В его адрес в общей сложности поступили свыше 1600 звонков с угрозами, к двери ресторана подбрасывалась свиная голова с выжженной звездой Давида, на стены периодически наносится свастика, выбиваются стекла, прокалываются колеса автомашины и т.д. По информации фонда помощи жертвам правого экстремизма «Cura» (работает под эгидой антиэкстремистского фонда им. Антонио Амадеу), совокупный материальный ущерб, нанесенный еврейскому предпринимателю, превысил 40 тыс. евро.
Профильные германские НПО критикуют правоохранительные органы за недостаточные усилия в раскрытии соответствующих правонарушений, а также высказывают претензии в адрес принятой в МВД ФРГ системы классификации политически мотивированных преступлений. По их мнению, она способствует искажению реальной ситуации и занижению ключевых показателей. Например, согласно совместному исследованию фонда «Cura» и редакции интернет-портала «Мужество против правого насилия» (совместный проект журнала Штерн и фонда им. Антонио Амадеу), с момента падения берлинской стены в ФРГ от рук праворадикальных элементов погибли 183 человека, в то время как в аналогичной полицейской статистике фигурируют лишь 63 жертвы.
Греция

Ситуация в Греции с обеспечением прав человека, по единодушному мнению экспертного сообщества, становится все менее удовлетворительной. Это объясняется, прежде всего, глубоким финансово-экономическим кризисом в стране.
По мнению обозревателей, одной из наиболее острых проблем Греции в правочеловеческой сфере по-прежнему остается нарушение прав мигрантов, значительная часть из которых находится фактически на нелегальном или полулегальном положении.
По данным Министерства общественного порядка и защиты граждан Греции, в настоящее время в стране насчитывается приблизительно 1 млн. нелегальных мигрантов. На рассмотрении греческих властей находятся десятки тысяч прошений о предоставлении статуса беженца (прибывающие в Грецию иностранцы при пересечении границы могут заявить о желании получить данный статус). Подобные заявления рассматриваются соответствующими греческими инстанциями в течение длительного времени. В результате, как правило, отведенные на эти процедуры законодательством три месяца истекают, и соискатели на статус беженца автоматически превращаются в нелегальных мигрантов.
В соответствии с решением правительственных органов в Греции действуют двенадцать лагерей для мигрантов, в которых находятся около пяти тысяч человек, в том числе и некоторые из тех, кто подал заявление на получение статуса беженца. Лагеря оборудуются на территории бывших воинских частей. Они ограждены колючей проволокой и охраняются сотрудниками Министерства общественного порядка и защиты граждан. Максимальный срок нахождения в данных центрах составляет 12 месяцев. Однако в последнее время этот срок часто достигает полутора лет, в связи с чем в середине апреля 2013 г. мигранты, находящиеся в центре содержания г.Амигдалеза, объявили голодовку (некоторые пытались нанести себе увечья), требуя освобождения.
Условия содержания беженцев в специальных центрах зачастую не соответствуют минимальным требованиям. В ходе массовых беспорядков, вспыхнувших 23 ноября 2012 г. в одном из таких центров в г.Комотини на северо-востоке Греции, четыре полицейских получили ранения, 50 мигрантов было отправлено в изоляторы.
Создание подобных лагерей встречает мощное противодействие со стороны местного населения, что объясняется резко возросшими в последнее время среди греков ксенофобскими настроениями. Для борьбы с нелегальными мигрантами полицией Греции с августа 2012 г. осуществляется программа «Ксениос Зевс», предусматривающая задержание на улицах городов иностранцев, не имеющих необходимых документов.
Вместе с тем, зарегистрировано большое количество случаев, когда иностранные граждане, легально находящиеся на территории страны, включая туристов, в ходе осуществления данной программы пострадали от жестоких действий сотрудников полиции. Правозащитные организации все чаще обвиняют полицию Греции в безнаказанном превышении полномочий и проявлении жестокости. В частности, на этот факт обратила внимание представитель греческого отделения НПО «Международная Амнистия» М.Саввопулу, которая отметила, что случаи проявления жестокости со стороны сотрудников полиции и служб безопасности происходят на постоянной основе.
Согласно опубликованному данной НПО в июле 2013 г. докладу, неблагоприятная ситуация в плане соблюдения прав беженцев отмечается на границе между Грецией и Турцией. В период с августа 2012 г. по май 2013 г. зарегистрировано как минимум 39 случаев принудительного возвращения греческими властями беженцев в Турцию (как правило, это мигранты из Сирии, Судана, Афганистана, Палестины, Ирана, Ирака, Сомали и Камеруна). Данная практика, по мнению «Международной амнистии», стала постоянной на греческих границах и прилегающих водных пространствах.
Кроме того, в Греции подвергаются ревизии права мигрантов, находящихся на территории страны на законных основаниях. Согласно решению Госсовета Греции (исполняет роль Конституционного суда) от 13 ноября 2012 г., принятый в 2010 году закон № 3838, позволявший иностранцам принимать участие в выборах в местные органы власти, признан противоречащим конституции страны. В результате избирательного права одномоментно лишились 266 250 иностранцев, в том числе - вопреки соответствующим директивам ЕС - выходцы из других стран Евросоюза. Пересматриваются в сторону ужесточения и предусмотренные указанным законом условия предоставления мигрантам и их детям греческого гражданства.
Немало нареканий у правозащитников вызывает процедура предоставления политического убежища в Греции. Это выражается в отсутствии информации о правах мигрантов, желающих получить этот статус, или в несвоевременном ее предоставлении, отмечаются случаи отказов в предоставлении заявителям переводчиков.
Положительным шагом к решению «миграционного» вопроса стало создание независимой Службы политического убежища, которая должна взять на себя часть обязанностей полиции по обслуживанию беженцев и мигрантов, запросивших политическое убежище.
Еврокомиссар по внутренним делам С.Мальстрем, посетившая Афины 14 мая 2013 г., отметила «значительный прогресс» в решении греческим правительством вопросов миграции и предоставления политического убежища. Вместе с тем, по ее заключению, состояние дел в этой сфере пока не отвечает европейским стандартам.
В Греции отмечается увеличение числа преступлений, совершаемых по мотивам расовой, религиозной и этнической ненависти. В течение 2012 года правозащитники из «Сети по мониторингу насилия на почве расизма» зафиксировали 154 нападения на иностранцев, в том числе с причинением тяжких телесных повреждений. В трех случаях жертвами стали граждане государств-членов ЕС, в остальных – мигранты из третьих стран. В 91 случае лица, применявшие насилие в отношении иностранцев, были связаны с экстремистскими группами.
В этом плане показателен произошедший за последние несколько лет взлет популярности в Греции ультраправой партии «Золотой рассвет» («Хриси Авги»), члены которой, по данным греческой полиции, причастны к целому ряду преступлений на почве ненависти.
На всеобщих выборах в мае 2012 г. ее представители впервые в истории современной Греции прошли в парламент. На внеочередных выборах в июне 2012 г. партия получила 18 депутатских мест. Вместе с тем рост числа сторонников «Хриси Авги» к лету 2013 г. замедлился, а после демонстративного убийства ее членом 18 сентября 2013 г видного греческого антифашиста и музыканта П.Фиссаса популярность этой партии резко упала (с 11 проц. до 2 проц.).
Были задержаны и взяты под стражу лидер партии Н.Михалолиакос и 20 ее членов (включая 5 депутатов парламента). Им инкриминировали широкий набор уголовных преступлений, начиная от убийств до отмывания добытых незаконным путем денежных средств.
22 октября 2013 г. греческий парламент проголосовал за поправку о лишении государственного финансирования политических партий, депутаты которых замешаны в совершении преступлений. По мнению наблюдателей, данный шаг в первую очередь направлен на ограничение деятельности партии «Хриси Авги».
Серьезную обеспокоенность положением мигрантов в Греции выразил Комиссар Совета Европы по правам человека Н.Муйжниекс, который в интервью греческим СМИ неоднократно призывал объявить «Хриси Авги» вне закона.
Политическое руководство Греции, признавая всю серьезность ситуации, создало при полиции службу противодействия насилию на почве расовой и национально ненависти. Ведется работа над подготовкой «антирасистского закона», усиливающего ответственность за подстрекательство к насилию на почве расовой, религиозной и национальной ненависти.
В Греции сохраняются и другие проблемы в правочеловеческой сфере. Среди них - ограничение свободы слова и вероисповедания, проявление антисемитизма, торговля людьми, ограничение свободы самоидентификации некоторых меньшинств, а также дискриминация и социальная изоляция официально признанного «мусульманского меньшинства» во Фракии. Отмечаются также нарушения социально-экономических прав граждан, непрозрачность судебной системы и высокий уровень коррупции.


Дания

В Дании остается весьма неоднозначной ситуация с обеспечением прав беженцев и вынужденных переселенцев, недопущением проявления расизма и нетерпимости к иностранцам, интеграцией иммигрантов в общество и другими аспектами правочеловеческой проблематики. Датские и международные правозащитники неоднократно заявляли о наличии в «образцовой» Дании существенных проблем в области соблюдения прав, свобод и демократических стандартов.
Эксперты национальных и международных правозащитных организаций отмечают сохраняющиеся ксенофобские настроения в датском обществе, в частности, недовольство «коренных» датчан в отношении выходцев из мусульманских стран. В этой связи члены ультранационалистической группировки Национальный фронт Дании в октябре 2013 г. на центральной площади г. Роскилле провели митинг против строительства мечетей и «насаждения» мусульманской культуры.
С другой стороны усиливающаяся агрессивность мусульманских группировок явно не вписывается в рамки политкорректности и толерантности, на которых основывается нынешняя модель датского общественного устройства. В феврале 2013 г. в Копенгагене было совершено покушение на председателя Общества свободной прессы и издателя антиисламского еженедельника Л.Хедегорда, который ранее привлекался к административной ответственности за экстремистские высказывания в адрес мусульманской общины Дании. В комментариях и заявлениях официальных лиц попытка ликвидировать Л.Хедегорда почти единогласно увязывается с его позицией непримиримого оппонента исламских догм.
Наиболее активным выразителем ксенофобских настроений остается Датская народная партия (ДНП), руководство которой постоянно критикует правительство за «проявление мягкости при реализации иммиграционной политики применительно к иностранцам». По мнению ДНП, большинство иммигрантов не стремится интегрироваться в датское общество и принимать его традиции и нормы поведения, становясь «обузой для Дании». Примечательно выступление докладчика ДНП по международным вопросам М.Хенриксена, который в июне 2013 г. призвал партийную коалицию предоставить полиции исключительные полномочия принимать решения по незамедлительной депортации даже за незначительные правонарушения граждан стран Восточной Европы, занимающихся попрошайничеством на улицах датских городов.
Экспертное сообщество выражает озабоченность ростом в Дании популярности Датской лиги обороны, праворадикальной экстремистской организации, выступающей против мусульман. Учрежденная в 2011 г., организация в настоящее время насчитывает в своих рядах более 1 тыс. активных членов и имеет отделения уже в 10 крупных городах страны.
Правозащитники указывают на имеющуюся двойственность в действиях датских властей в сфере борьбы с торговлей людьми. Большой резонанс в датском обществе вызвала информация о судьбе одной из жертв этого вида преступления 20-летней О.Аменахакавон (Оmо Amenahakawon) из Нигерии. Несмотря на ее активное содействие правоохранительным органам в установлении лиц, причастных к торговле людьми на п-ове Ютландия, и угрозу жизни в случае возвращения в Нигерию, датские власти отказывают ей в предоставлении убежища, намереваясь депортировать вместе с годовалым ребенком из страны. Данная ситуация, по мнению правозащитных организаций, особенно возмутительна в свете вышедшего в июне 2013 г. доклада Госдепартамента США о торговле людьми в мире. Дания в нем традиционно занимает привилегированное место в «белом списке» стран так называемой первой категории, власти которых эффективно внедряют стандарты борьбы с трэффикингом.
Весьма противоречива политика властей Дании и в отношении беженцев и вынужденных переселенцев, в частности, из Сомали. Так, Датское агентство по делам беженцев, несмотря на протесты правозащитников и вопреки оценкам Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, полагает, что уровень насилия и опасности в этой стране в настоящее время снизился настолько, что позволяет не предоставлять убежище прибывшим сомалийским беженцам. По информации НПО «Международная амнистия», датские иммиграционные власти отказали в предоставлении убежища соискателям из Уганды, жизнь которых находится в опасности в родной стране ввиду их нетрадиционной сексуальной ориентации, аргументировав свою позицию тем, что данной категории просителей на родине «следует просто скрывать свою сексуальную идентичность». В целом, согласно статистическим данным Евростата за 2012 г., Дания занимает 8-е место среди стран Евросоюза по количеству удовлетворенных властями ходатайств о предоставлении убежища.
По-прежнему имеют место случаи этно-религиозной вражды между еврейской и мусульманской общинами, которые наиболее характерны для мест их компактного проживания. Как отмечает крупнейшая в стране еврейская община «Религиозное общество Моисея», в 2012 г. в Дании зафиксировано 37 случаев проявления антисемитизма. В связи с этим израильское посольство в Копенгагене и местные еврейские организации рекомендуют евреям воздержаться от демонстрации в общественных местах предметов, указывающих на их конфессиональную принадлежность.
По последним данным Датской службы безопасности (ПЕТ), в 2011 г. полицией было зафиксировано 195 преступлений на основе религиозной и расовой неприязни. При этом, как отмечают правозащитники, в официальную полицейскую статистику по данным видам преступлений попадают далеко не все имеющие место случаи этно-религиозного противостояния.
Как отмечает ПЕТ, онлайновые средства массовой информации и социальные сети все в большей степени используются исламскими боевиками для радикализации взглядов проживающей в стране мусульманской молодежи, распространения экстремистской идеологии и пропаганды.
В этой связи ПЕТ сообщила, что около 65 жителей Дании (предположительно пятеро их них уже погибли) принимает участие в вооруженном конфликте на сирийской территории. Такая ситуация, по мнению главы ПЕТ Я.Шарфа, «является одной из наиболее серьезных угроз безопасности Дании в настоящий момент», поскольку прошедшие через горнило сирийской войны «датские волонтеры» не только обогатятся там боевым опытом, но и, скорее всего, укрепятся в своих радикально-исламистских убеждениях. Тем более, что, по наблюдениям ПЕТ, основной контингент выходцев из Дании рекрутируется в ряды вооруженных формирований, связанных с «Аль-Каидой» или «Фронтом аль-Нусра».
Для решения данной проблемы ПЕТ и Министерство юстиции Дании разрабатывают комплексную стратегию, призванную отвадить датских резидентов от поездок в Сирию и одновременно привлекать к ответственности «возвращенцев» из этой страны. Стратегия, в частности, предусматривает, что в случае, если ПЕТ получит информацию о резиденте Дании, отправившемся в САР для участия в боевых действиях, данные о нем направляются в датскую налоговую службу для установления, из каких источников финансируется поездка, а также в органы социальной защиты для определения, получает ли данное лицо социальное пособие. Кроме того, ПЕТ рассматривает возможность высылки из страны воевавших в Сирии иностранцев, имеющих вид на жительство в Дании.
Что же касается подданных Дании, участвовавших в военных действиях в Сирии, то эксперты выражают сомнение в возможностях ПЕТ добиться возбуждения против них уголовных дел в соответствии с антикриминальным законодательством страны, поскольку юридически будет трудно доказать их причастность к террористическим организациям, входящим в состав сирийской вооруженной оппозиции.
Тревогу правозащитников вызывает инициатива ПЕТ совместно с Министерством социальных дел и интеграции Дании и психиатрами выявлять потенциальных террористов среди пациентов психиатрических лечебниц. Однако директор департамента превентивной безопасности ПЕТ А.Далгор-Нильсен считает, что подобные «профилактические действия позволят на ранних стадиях выявлять людей с экстремистскими воззрениями».
В области защиты свободы слова и прав журналистов правозащитники указывают на принятие в июне 2013 г. датским парламентом, несмотря на многочисленные акции протеста различных представителей гражданского общества, противоречивого закона о доступе к информации. Данный закон ограничивает доступ общественности к внутриминистерской документации, а также корреспонденции между различными министерствами и парламентом, что в некоторых случаях значительно осложнит борьбу против коррупции и злоупотребления властью чиновников. По мнению экспертов, закон в принятой редакции нанесет непоправимый урон имиджу Дании «как последовательного борца за правочеловеческие принципы и идеалы демократического и транспарентного общества». И все это на фоне высокой позиции Дании в вышедшем в январе 2013 г. рейтинге свободы прессы в мире — Всемирном индексе свободы прессы 2013 («World Press Freedom Index 2013»), подготовленным Международной неправительственной организацией «Репортеры без границ» (Дания заняла 6 из 179 мест).
«Международная амнистия», Датский институт против пыток, а также ряд других неправительственных организаций обвинили Министерство обороны Дании в нарушении Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания при проведении совместной военной операции датских, британских и иракских солдат в Ираке в 2004 г. по поиску и задержанию боевиков, в ходе которой 36 захваченных гражданских иракцев были переданы иракским военнослужащим и подверглись пыткам. В течение долгого времени Министерство обороны Дании отвергало какие-либо обвинения в том, что датское военное руководство располагало сведениями относительно данного инцидента. Однако, в октябре прошлого года в распоряжение журналистов попал видеоматериал, записанный датскими солдатами, в котором подтверждаются факты физических издевательств со стороны представителей иракских сил безопасности над задержанными гражданскими лицами. Как отмечают правозащитники, ситуация усугубляется тем, что для того, чтобы суд принял к рассмотрению иск иракцев к Министерству обороны Дании они должны оплатить судебные издержки на сумму 40 тыс. датских крон (порядка 8 тыс. долл. США). По заверениям адвокатов истцов, их клиенты такими финансовыми средствами не располагают. Между тем, как отмечает заместитель генерального секретаря «Международной амнистии» Т.Кристенсен, отсутствие судебного разбирательства по данному вопросу в Дании затрудняет его вынесение на рассмотрение в другие международно-правовые институты, в частности, Европейский суд по правам человека.
Правозащитные организации выражают недовольство решением Верховного суда Дании относительно иска афганского заключенного Г.Тарина, который вместе с 30 другими афганцами в 2002 г. был захвачен датским спецназом по подозрению в боевых действиях против коалиционных сил и передан военным США. Впоследствии в период содержания в американском центре временного задержания в Кандагаре Г.Тарин и другие афганцы подвергались со стороны американцев физическим издевательствам и пыткам.
Верховный суд Дании отказался удовлетворить иск Г.Тарина о выплате ему компенсации, постановив, что «датские военные действовали на принципах добросовестности, поскольку не имели оснований не доверять своим американским союзникам».
У правозащитных НПО появилось немало вопросов к правительству Дании в свете недавно рассекреченных документов американских спецслужб об использовании датской территории (речь идет о станции слежения в Туле на о. Гринландия) для осуществления внесудебных казней с помощью дронов. В частности, «Международная амнистия», согласно заявлению заместителя генсекретаря этой организации Т.Кристенсен, намерена обратиться к датскому правительству с требованием получить у американской стороны гарантии, что ее деятельность на базе в Туле не сопряжена с нарушением прав человека.
Несмотря на то, что Дания заняла второе место в опубликованном в июне 2013 г. Европейским институтом гендерного равноправия рейтинге равноправия полов, в стране, по мнению экспертов, сохраняется на протяжении последних 10 лет гендерная дискриминация. Это выражается в том, что женщины в Дании зарабатывают на 15 проц. меньше, чем мужчины ввиду разделения рынка труда на традиционно мужские и женские специальности.

Ирландия

Вопросы обеспечения прав человека являются одним из приоритетных направлений внутренней и внешней политики Ирландии. Политическое руководство страны постоянно целенаправленно позиционирует себя в качестве «проводника и защитника» прав человека на международных площадках. Свидетельством повышенного внимания Ирландии к данной проблематике стала ее активность по правочеловеческому досье во время председательства в ОБСЕ в 2012 г. В конце 2012 г. Ирландия была впервые избрана в состав Совета ООН по правам человека (СПЧ) на период 2013-2015 гг.
В Ирландии законодательной базой политики в области прав человека являются ст. 40 - 44 Конституции страны, которые декларируют, что «все граждане равны перед законом», а государство гарантирует соблюдение и выполнение в полном объеме всех прав граждан. Согласно программе правительства Ирландии, опубликованной в марте 2011 г., все государственные органы обязаны руководствоваться принципами равенства и прав граждан в ходе выполнения своих полномочий.
Основным органом, контролирующим соблюдение указанных положений, является Ирландская комиссия по правам человека и равенству (Irish Human Rights Commission). Организация создана по решению правительства в 2011 г. в результате слияния Ирландской комиссии по правам человека и Управления по соблюдению прав (Equality Authority) и состоит из председателя и 14 членов, избираемых на пятилетний срок. Устав комиссии определяет ее статус как общественной, независимой организации, однако ее финансирование обеспечивается государством.
По мнению ведущих международных правозащитных организаций, в Ирландии в целом уважаются и соблюдаются права человека в соответствии с западными стандартами и подходами.
В октябре 2011 г. СПЧ рассмотрел первый национальный доклад Ирландии, подготовленный в рамках прохождения этой страной Универсального периодического обзора состояния дел в области прав человека. В целом была дана удовлетворительная оценка положению дел в данной сфере, отмечена большая работа правительства страны по защите конституционных прав своих граждан. Вместе с тем, было высказано 127 рекомендаций, из которых, после тщательного изучения, правительство Ирландии признало правомочность 108.
Из числа сохраняющихся в Ирландии серьезных нарушений международных обязательств в области прав человека выделяются следующие.
1. Существующий в стране законодательный запрет на прерывание беременности. Это создает угрозу жизни матери и ребенка, что противоречит положению ирландской Конституции о праве на жизнь матери (нарушение ст. 12 Конвенции о ликвидации дискриминации в отношении женщин). По данным правозащитных организаций, ежегодно для прерывания беременности в зарубежные, преимущественно британские, клиники обращаются до 4 тыс. ирландок (согласно местным СМИ их количество достигает 10 тыс. человек в год).
Смерть женщины в госпитале г. Голуэй в октябре 2012 г. из-за отказа врачей провести аборт привела к новому всплеску общественного движения в стране за легализацию абортов, внутрипартийным разногласиям в правящей коалиции. Несмотря на то, что большинство членов кабинета поддерживает общественное мнение, католическая церковь, сохраняющая значительное влияние в стране, высказывается категорически против. В целях принятия решения и прекращения затянувшихся споров на конец 2013 г. запланировано проведение референдума по данной теме.
2. Переполненность ирландских тюрем и несоответствие европейским стандартам санитарных норм содержания в них заключенных, рост насилия в тюремной среде и случаи негуманного обращения в местах лишения свободы (нарушение ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах).
3. Отмечаются единичные случаи чрезмерного применения силы органами правопорядка в ходе организованных протестных выступлений граждан.
4. Согласно исследованиям ряда НПО, Ирландия входит в число неблагополучных стран по количеству выявленных фактов дискриминации по расовому и национальному признакам. В области расовой дискриминации и положения мигрантов наибольшую озабоченность вызывает отказ правительства Ирландии от признания этническим меньшинством так называемых «трэвеллеров» (людей, ведущих кочевой образ жизни и не имеющих постоянного места жительства, включая цыган). По мнению правозащитников, данная категория граждан в Ирландии практически лишена социальной защиты и поддержки со стороны государства. «Трэвеллеры» сталкиваются с трудностями при поиске жилья (правительство строит для них специальные центры, но количество мест проживания в них недостаточное, а бытовые условия не отвечают современным стандартам). Они также испытывают проблемы с обучением своих детей и собственным трудоустройством (работодатели под надуманными предлогами часто отказывают им в приеме на работу). Эти люди все чаще становятся объектами оскорблений на расовой почве со стороны ирландцев на улицах, в магазинах и других общественных местах.
Проблема расизма в Ирландии в последние годы становится острее. Опрос, проведенный экспертами ряда НПО, показал, что 73 проц. выходцев из Северной Африки и 25 проц. выходцев из Центральной и Восточной Европы, проживающих в Ирландии, сталкивались с проявлением расизма.
Ирландские СМИ характеризуют как «вызывающие тревогу» факты появления в общественных местах «граффити» расистского содержания, случаи открытого оскорбления выходцев из Африки и арабских стран, а также проявлений антиисламистских настроений на бытовом уровне.
В ноябре 2013 г. министр юстиции и обороны Ирландии А.Шаттер признал факты направления в мусульманские центры Дублина и других городов писем оскорбительного для мусульман содержания, пообещав провести надлежащее расследование. По мнению наблюдателей, ирландские власти отдают себе отчет в том, что без жесткого пресечения подобного нетолерантного поведения ирландское общество может столкнуться с ответной реакцией мусульманской общины страны.
При этом отмечается, что, в отличие от некоторых стран-членов ЕС, где откровенные расистские лозунги все чаще раздаются из уст политиков ультраправого толка, в Ирландии речь идет, прежде всего, о дискриминации на бытовом уровне.
5. В Ирландии имеют место случаи дискриминации людей с ограниченными возможностями, особенно в сфере здравоохранения и транспортных услуг (нарушение ст. 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 11, 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах).

Испания

Защита прав человека является одним из приоритетов испанского правительства. Тем не менее с учетом внутренней ситуации в стране Испания остаётся достаточно уязвимой для критики в этой сфере. Положение усугубляет вызванное непростой экономической обстановкой резкое сокращение государственного финансирования по ряду правочеловеческих направлений. Ежегодные доклады международных правозащитных НПО «Международная амнистия» и «Хьюман Райтс Уотч» регулярно содержат претензии в адрес испанских властей по целому ряду пунктов. Среди основных проблем Испании в этой области выделяются следующие:
    - гендерное насилие и нарушения прав женщин;
    - ксенофобия и расизм;
- нарушения прав задержанных, произвол со стороны органов правопорядка.
В 2012 - первой половине 2013 гг. в Испании в результате гендерного насилия погибли свыше 60 женщин, 82 проц. из которых никогда не обращались в полицию. Больше всего преступлений было совершено в Каталонии, Андалусии и Валенсии. Свыше 50 проц. случаев приходится на конфликты между супругами. Отмечается рост числа подобных преступлений среди молодежи.
В связи с непростой экономической ситуацией испанское правительство в 2012 г. сократило финансирование программ по предотвращению насилия в семье и защите равенства полов в целом почти на 40 проц., что вызывает озабоченность многих правозащитных организаций.
По мнению ряда католических епископов, всплеск гендерного насилия вызван, наряду с экономическим кризисом, еще и разрушением традиционной семьи и семейной культуры.
Испанское общество традиционно характеризуется подчеркнутой толерантностью, тем не менее, влияние финансового кризиса сказывается и на росте ксенофобских настроений. Согласно социологическим опросам, по-прежнему высоким среди испанцев остается число тех, кто негативно относится к присутствию иммигрантов в стране – 38 проц. респондентов.
По данным организации «Движение против нетерпимости» ("Movimiento contra la intolerancia"), в Испании насчитывается свыше 200 неонацистских банд общей численностью более 10 тыс. человек. В местном сегменте сети Интернет зарегистрировано около тысячи сайтов, пропагандирующих расизм, антисемитизм и ксенофобию. Выступая в апреле 2013 г. с ежегодным докладом, президент данной НПО Э.Ибарра заявил, что, по его подсчетам, ежегодно в стране происходит более 4 тыс. актов агрессии по указанным мотивам (приблизительно 11 нападений в день).
Остается сложной ситуация в центрах по временному содержанию иммигрантов. Об этом свидетельствуют оценки неправительственных организаций, в частности, опубликованный в апреле 2013 г. НПО «Pueblos Unidos» доклад об условиях жизни иммигрантов в центрах временного содержания иностранцев Мадрида и Барселоны.
В октябре 2012 г. Совет ООН по правам человека обвинил полицейские власти Испании в расовой дискриминации и применении пыток к гражданину Марокко в одном из мадридских центров временного содержания иммигрантов, постановив возместить ему моральный ущерб.
В марте 2013 г. ряд НПО обратились к испанскому Уполномоченному по правам человека С.Бесерриль с призывом обратить внимание на незаконную практику немедленной передачи пограничной охраной Испании властям Марокко пойманных нелегальных иммигрантов. Правозащитники отмечают, что такого рода выдача лица, уже находящегося на территории страны, запрещена действующим законодательством.
Ранее, в ноябре 2012 г., различные НПО, в том числе «Международная амнистия», «SOS Racismo» и др., обвиняли правительство Испании в нарушении закона об иммиграции при экстрадиции группы нелегалов с о.Тьерра, испанского владения у берегов Марокко. Тогда свыше 70 человек были переданы марокканским властям для дальнейшей репатриации в страны происхождения. Правозащитники подчеркивают, что, вопреки нормам действующего законодательства, иммигрантам не была оказана юридическая помощь, не были рассмотрены возможные просьбы о политическом убежище.
Правозащитная организация «Международная амнистия» продолжает бить тревогу в связи с решением властей Мадрида о сносе цыганского поселка на северо-западной окраине города без предоставления его жителям альтернативных помещений. С октября 2012 г. снесено около 20 домов. Более половины выселяемых составляют дети в возрасте до 15 лет. В обществе критикуются как время проведения «операций» (рано утром), так и недостаточный объем социальной компенсации выселяемым семьям.
В Испании по-прежнему нередки случаи непропорционального применения сотрудниками полиции силы при разгоне массовых демонстраций населения. Так, в 2012 году возмущение испанской общественности вызвали обстоятельства задержания жительницы Мадрида Л.Роденас в ходе противостояния полиции с активистами протестного движения «15-М». Женщину, не принимавшую никакого участия в политических манифестациях и просто проходившую мимо, полицейские силой затолкали в автозак и увезли в тюрьму Мораталас. По словам Л.Роденас, в результате проведшей за решеткой более суток, условия содержания были ужасающие, многие задержанные вместе с ней находились по несколько часов со связанными руками, а большинство заключенных были вынуждены спать на полу.
При разгоне протестной манифестации в ноябре 2012 г. в каталонской Таррагоне сотрудником полиции был избит 13-летний мальчик. По результатам проведенного внутреннего расследования родителям потерпевшего было сообщено, что «полицейский применил резиновую дубинку в ответ на насилие со стороны митингующих» и что он «совершил это непредумышленно».
В результате разгона правоохранительными органами массовой демонстрации 14 ноября 2012 г. в Барселоне одна из участниц акции протеста Э.Кинтано получила тяжелое ранение резиновой пулей в область глаза, что привело к его удалению. Этот случай получил широкий общественный резонанс, что вынудило полицейские власти Каталонии частично признать вину за случившееся.
Сохраняется немало нареканий к испанской судебной и пенитенциарной системам. Согласно апрельскому (2013 г.) докладу Европейского комитета против пыток, условия пребывания заключенных в тюрьме Модело, расположенной в Каталонии, не соответствует минимальным нормам. С 2007 г., когда инстанциями Совета Европы было вынесено первое предупреждение, ситуация в исправительном учреждении только ухудшилась: камеры по-прежнему переполнены, в помещениях царит антисанитария, практически отсутствуют освещение и вентиляция.
В связи с решением суда выпустить на свободу «из гуманитарных соображений» тяжелобольного боевика ЭТА Х.Болинагу в испанской прессе были приведены данные о содержании заключенных такого рода в тюрьмах страны. Так, в 2005-2010 гг. в заключении от болезней скончались 799 человек. Всем им в свое время по разным причинам было отказано в облегчении условий содержания.

Италия

В итальянском законодательстве широко представлены политические и общественные права и свободы. Гражданам предоставлено избирательное право и право образования политических партий и иных неправительственных объединений. Заметно выделяются социально-экономические права и свободы, среди которых - право на труд. Конституция Италии обязывает государство предоставлять своим гражданам бесплатное среднее образование. Признается право на защиту интересов трудящихся, включая создание профсоюзов и забастовки, подтвержденное Конституционным судом в 1960 г.
На практике с обеспечением прав человека в Италии имеются проблемы. Страна принимает на себя значительную долю мировых миграционных потоков, усилившихся после событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В этой связи положение мигрантов регулярно дает поводы для критики внутренней политики правительства со стороны международных и национальных правозащитных организаций, а также Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Беспокойство вызывает несоблюдение европейских и международных норм при депортации иностранцев, условия содержания мигрантов в центрах временного размещения, проблема их интеграции в итальянское общество, проявления расизма и нетерпимости со стороны местного населения и ультраправых политических партий.
Мигранты, будучи уведомленными о предстоящей депортации из Италии, не могут изменить свое положение, чтобы остаться в стране. Это положение 10 июля 2012 г. подтвердил Кассационный суд (решение № 11582 по делу гражданина Албании, вступившего в брак с гражданкой Италии после принятия префектурой решения о его депортации).
Итальянское правительство приняло 6 июля 2012 г. указ о «мини- амнистии» нелегальных иностранных работников, дав им возможность узаконить свое положение. Он вступил в силу 15 сентября 2012 г. и действовал в течение одного месяца - до 15 октября. У работодателей - граждан Италии или иностранных граждан, имеющих вид на жительство в Италии, незаконно использующих труд нелегальных мигрантов, появилась возможность узаконить трудовые отношения с наемными работниками, заплатив налоги.
Ранее, в июле 2011 г. Конституционный суд принял решение об упразднении требования предъявлять вид на жительство для заключения брака в Италии. Суд акцентировал внимание на том, что в целях борьбы с нелегальной иммиграцией нарушаются основные права человека, одно из которых - право на создание семьи. Особо следует также отметить решение Кассационного суда Италии № 10665 от 26 июня 2012 г. о признании незаконным отказа в выплате социального пособия на основании отсутствия у заявителя вида на жительство или разрешения на проживание в Италии в течение длительного срока.
В Италии продолжается дискуссия в отношении прав на итальянское гражданство для родившихся на территории страны детей мигрантов. Несмотря на то, что они родились в Италии и не знают другой родины, так называемое «право почвы» на них пока не распространяется. Министр социальной интеграции Италии С.Киенж предложила внести в парламент соответствующий законопроект, предоставляющий детям иностранцев право автоматически получить итальянское гражданство по достижению ими 2 лет.
По оценке профсоюзов, в условиях глобального финансового кризиса и политики прежнего правительства по либерализации рынка труда, в Италии ухудшилось положение и социальная защищенность трудящихся, упростилась процедура их увольнения. Так, Совет министров Италии провел в 2012 г. реформу ст. 18 Устава трудящихся, утвержденного законом №300 от 1970 г. Согласно новым правилам, сотрудник, уволенный по экономическим причинам, не сможет оспорить решение работодателя в суде, однако ему должна  выплачиваться компенсация в размере от 15 до 27 месячных оплат труда. Если увольнение произошло по другим мотивам (дисциплинарным, дискриминационным, по состоянию здоровья), то окончательное слово остается за судом. Среди изменений в законе о социальном обеспечении предусматриваются новые требования для работодателей: компании должны будут выплачивать так называемую «компенсацию за увольнение» Национальному институту социального обеспечения (INPS) за работника, имевшего бессрочный трудовой контракт. Эта сумма будет равна 0,5-1,5 ежемесячного пособия.
Новый кабинет министров Э.Летты приоритетом своей деятельности назвал политику по борьбе с безработицей (составляет порядка 12 проц.). Особенно критична ситуация среди молодежи (на 1 ноября 2013 г., по оценкам газеты «ла Нацьоне», из 10 человек работу имели лишь 2).
Критику со стороны правозащитного сообщества по-прежнему вызывает неблагополучное положение дел в Италии с защитой прав женщин. Помимо сохраняющихся проблем в области женской занятости и трудовых отношений, в том числе несправедливого отношения к молодым матерям со стороны работодателей, одной из наиболее актуальных для Италии остается проблема гендерного насилия. В этой связи в октябре 2013 г. Палата депутатов поддержала инициированный женскими правозащитными организациями законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за «феминицид» - насилие над женщинами.
В прессе регулярно публикуются критические замечания в отношении функционирования итальянской судебной и прокурорской системы, в частности, длительных сроков рассмотрения дел, вплоть до нескольких лет.
Одной из самых острых проблем остается вопрос реформирования пенитенциарной системы. В среднем, итальянские тюрьмы переполнены на 25 проц. (65 тыс. заключенных из полагающихся 45 тыс.), что приводит к нарушению санитарно-гигиенических норм, росту конфликтов и очень высокому для Европы числу самоубийств в местах лишения свободы. Как следствие – неблагополучная ситуация в итальянских тюрьмах становилась предметом судебных разбирательств в ЕСПЧ, который неоднократно выносил решения о выплате Италией материальных компенсаций в пользу пострадавших лиц.
В ноябре 2013 г. итальянское правительство подготовило законопроект, предусматривающий амнистию для 3-4 тыс. заключенных. Данная инициатива воспринята в обществе неоднозначно, поскольку имеются опасения, что ее реализация приведет к ухудшению ситуации в сфере личной безопасности граждан, а следовательно, будет нарушать права уже законопослушной части общества.
По-прежнему многочисленные споры в Италии вызывают предложения о необходимости усовершенствовать законодательное регулирование прослушивания правоохранительными органами телефонных разговоров. Дополнительным аргументом для сторонников принятия этих мер стали вскрывшиеся факты прослушивания в прошлом году прокуратурой Палермо разговоров Президента Италии. Раздаются обвинения и в адрес СМИ в нарушении ими прав на неприкосновенность частной жизни граждан в связи с многочисленными случаями публикаций конфиденциальной информации о расследованиях в отношении публичных лиц, полученной из следственных источников.
Правозащитные организации и Совет Европы критикуют Италию за неподобающее отношение к цыганам, включая регулярные «зачистки» полицией их временных лагерей проживания. Далека от решения проблема их интеграции в итальянское общество. В качестве примера дискриминации цыган делаются ссылки на процесс имплементации Италией европейских норм о языковых меньшинствах - в итоговом перечне соответствующего итальянского закона цыгане упомянуты не были.

Кипр

Республика Кипр обладает развитыми институтами по обеспечению прав и основных свобод человека. Положение дел в этой области находится под постоянным контролем кипрского правительства, которое прилагает усилия по созданию необходимых условий для их практической реализации в соответствии с Конституцией страны, а также требованиями универсальных международно-правовых актов.
Вместе с тем в целом удовлетворительное положение дел с обеспечением прав и основных свобод человека не означает отсутствия в Республике Кипр определенных проблем в данной сфере. Не в последнюю очередь это связано с нерешенностью кипрской проблемы (с 1974 г. Кипр де-факто разделен на северную и южную части), которая, с одной стороны, препятствует осуществлению эффективного контроля со стороны официальных властей Республики Кипр за правочеловеческой ситуацией на севере острова, а с другой, создает определенные ограничения в реализации прав и свобод на юге.
Права и свободы на территории Кипра, контролируемой официальными властями, гарантируются действующей Конституцией 1960 г. Согласно основному закону страны, проживающие на территории Республики Кипр не должны подвергаться пыткам, бесчеловечному или унизительному наказанию или обращению. Вместе с тем имеют место случаи грубого обращения со стороны кипрских полицейских с теми, кто содержится в камерах предварительного заключения и в Центральной тюрьме Никосии.
Нередки злоупотребления с использованием труда нелегальных иностранных рабочих, которые работают с нарушением дозволенного законодательством рабочего распорядка и за крайне невысокую зарплату.
Республика Кипр активно участвует в механизме ГРЕТА (Группа экспертов по вопросам противодействия торговле людьми) в рамках Совета Европы. Однако, несмотря на предпринимаемые правительством меры, Кипр, согласно экспертным оценкам, остается начальным и конечным пунктом в процессе торговли людьми с целью трудовой и сексуальной эксплуатации.
Несмотря на гарантированное Конституцией страны право каждого свободно передвигаться в пределах территории Республики Кипр, нерешенность кипрской проблемы серьезно ограничивает свободу передвижения по всему острову. Кипр по-прежнему остается страной с наиболее высокой долей внутренне перемещенных лиц в процентном отношении к численности населения страны (23 проц.).
Проживающие на Кипре пользуются свободой мысли, совести и вероисповедания. Согласно Конституции страны, все религии, обряды которых не осуществляются тайно, являются свободными и равны перед законом. Вместе с тем проживающие на юге турки-киприоты высказывают жалобы на то, что им разрешено посещать в религиозных целях ограниченное число мечетей, которые находятся только в крупных городах. Кроме того, указанные мечети подчиняются Департаменту древностей Министерства коммуникаций и общественных работ Республики Кипр и работают как музеи, поэтому, мусульмане на юге Кипра могут осуществлять только две из пяти необходимых ежедневных молитв.
В свою очередь Кипрская Православная Церковь (КПЦ) испытывает серьезные трудности в пастырском окормлении проживающих на севере Кипра греков-киприотов, исповедующих православие. Последние три года Епископ Карпасийский лишен «властями ТРСК» права проводить Божественную Литургию на территории своей епархии.
Кроме того, на севере острова расположено множество православных храмов и монастырей, являющихся памятниками культуры и истории, в частности, монастырь Св. Апостола Андрея, который с 1974 г. находится в заброшенном состоянии. Однако, несмотря на усилия КПЦ, турко-кипрские «власти» отказываются выдавать разрешение на проведение в нем ремонтных и реставрационных работ.
Проживающие в контролируемых турко-кипрской администрацией районах греки-киприоты и марониты сталкиваются и с другими ограничениями своих прав и свобод.
Несмотря на усилия Комитета по вопросу о пропавших без вести многие кипрские семьи по-прежнему не имеют возможности выяснить судьбу своих родственников, числящихся пропавшими без вести.
    Правительство Республики Кипр уважает право на свободу слова и прессы. Эффективная судебная власть и демократическая политическая система обеспечивают реализацию этого права на практике. Независимая греко-кипрская пресса регулярно критикует действия правительства и политических партий страны. Не было отмечено случаев угроз журналистам за «неполиткорректные» материалы. Турко-кипрские журналисты могут посещать юг острова. Со сложностями сталкиваются только аккредитованные в «ТРСК» журналисты турецких СМИ.
В стране на регулярной основе проходят свободные и честные выборы, на которых присутствуют международные наблюдатели. В национальных выборах, помимо членов греко-кипрской общины (к ней относятся, помимо собственно греков-киприотов, три религиозные группы: армяне, марониты, латиняне), с 2005 г. участвуют также турки-киприоты, постоянно проживающие на территории, контролируемой официальными властями.
Граждане Республики Кипр обладают правом самостоятельно или совместно с другими приобретать, быть собственником, владеть, пользоваться или распоряжаться любой движимой или недвижимой собственностью. Однако, вследствие сохраняющегося раскола острова многие киприоты лишены права проживать на своей земле, не могут возвратиться в свои жилища и пользоваться своей собственностью.
В Республике Кипр граждане имеют право на участие в мирных собраниях и союзах, включая право на образование профессиональных объединений в целях защиты своих интересов. 75 проц. трудящихся Республики Кипр входят в состав профсоюзов. Этот показатель выше среднего уровня по Евросоюзу. Профсоюзное движение играет важную роль в Республике Кипр и оказывает влияние на правительственную политику.
    В Палате представителей Республики Кипр действует Комитет по правам человека, который, по оценкам неправительственных организаций, эффективно осуществляет свою работу. Исполнительная власть не вмешивается в его работу.

Латвия

В 2013 году ситуация с соблюдением прав человека в Латвийской Республике (ЛР) не претерпела существенных изменений и оставалась крайне неблагополучной. Правящая националистическая коалиция сохраняла курс на игнорирование призывов международных профильных структур и правозащитных организаций исправить положение и прекратить дискриминационную политику в отношении национальных меньшинств. Латвийские власти демонстрировали нежелание понять нужды нацменьшинств и в полной мере обеспечить их права и свободы.
Одной из основных проблем Латвии в правочеловеческой сфере остается массовое безгражданство. «Неграждане» лишены таких основополагающих прав, как право избирать и быть избранными в государственные и муниципальные органы власти, занимать посты на военной и гражданской службе, быть судьями, прокурорами, основывать политические партии. Сделки по покупке земли и недвижимого имущества для «неграждан» разрешаются исключительно с согласия муниципальных властей. По данным правозащитных организаций Латвии, в правах граждан и «неграждан» насчитывается 79 различий.
Латвия ратифицировала Рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств (РКЗНМ) 26 мая 2005 г. с двумя оговорками, отменяющими положения Конвенции, в соответствии с которыми национальным меньшинствам в местах их компактного проживания предоставляется возможность общаться на родном языке с властями, а также использовать родной язык в топографических названиях. Кроме того, в принятой при ратификации латвийским парламентом дополнительной декларации разъясняется, что «неграждане» не являются субъектами упомянутой Конвенции. При этом более 50 проц. населения, проживающего в крупнейших латвийских городах (Рига, Даугавпилс и Лиепая) по своему этническому составу является русскоязычным.
По данным Управления гражданства и миграции Латвии (УДГМ), на 1 января 2013 г. в Латвии проживало 297 883 «неграждан», что составляет около 14 проц. населения. Усугубляют сложившуюся ситуацию низкие темпы натурализации (2213 чел. за 2012 г. и 2467 чел. за 2011 г. по сравнению с 19169 чел. в 2005 г.). При этом официальная латвийская доктрина лицемерно декларирует стремление «способствовать натурализации и увеличивать количество граждан Латвии, а не замораживать число «неграждан».
Преподносимые латвийским МИДом как «значительный шаг» со стороны государства для обеспечения процесса интеграции и «сплочения» общества поправки к Закону «О гражданстве Латвийской Республики», вступившие в силу 1 октября 2013 г., на самом деле ведут к ухудшению правового положения «неграждан» и способствуют дальнейшей дискриминации меньшинств. По сути, данные нововведения являются косметическими (упрощают регистрацию новорожденных от «неграждан» и незначительно облегчают экзамен на знание латышского языка при натурализации1). По целому же ряду моментов ситуация с получением гражданства ухудшается. Многие положения обновленного закона противоречат нормам универсальных международных документов по правам человека.
Так, введение понятия «государственная нация» (под ней понимаются только латыши и ливы) противоречит Всеобщей декларации прав человека и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.
В равной степени это относится и к поправкам о двойном гражданстве. Оно гарантировано только тем латышам, которые имеют гражданство западных стран (члены ЕС, ЕАСТ, НАТО, а также Австралия, Новая Зеландия и Бразилия). Граждане России, Израиля и стран СНГ с латышскими корнями в этот список не попадают, если с такими государствами Латвия не заключила договор о двойном гражданстве.
Введено также антидемократическое положение, согласно которому не суд, а кабинет министров определяет возможность запрета на натурализацию по весьма размытой формулировке «в случае поведения, угрожающего безопасности латвийского государства и общества». Одновременно, лица, которым отказано в натурализации на основании информации спецслужб, будут лишены, как и в случае лишения гражданства, возможности обжаловать подобные решения в судебном порядке. Данная мера противоречит рекомендациям ОБСЕ о том, что «никто не может быть лишен гражданства в произвольном порядке».
Поправки предусматривают ограничения в доступе к натурализации бывшим работникам партийной номенклатуры Латвийской CCP и членам организаций ветеранов войны и труда, что нарушает положения Международного пакта о гражданских и политических правах, а также Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
В свою очередь требование к «негражданам» подтверждать факт проживания в Латвии в течение последних пяти лет до момента натурализации расходится с положениями резолюций Европарламента о ситуации с основными правами человека в Евросоюзе.
Остаются не выполненными Латвией рекомендации Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью и Консультативного Комитета Рамочной Конвенции Совета Европы о защите нацменьшинств (РКЗНМ) не применять национальное законодательство дискриминационным образом, что ведет к неравенству в обществе и негативно влияет на интеграцию нацменьшинств.
Таким образом, поправки к Закону «О гражданстве» оказались, по сути, реакционными. Они преследуют задачу укрепить режим правовой защиты одной нации и дезориентировать мировое сообщество в отношении истинных целей латвийской правящей элиты.
Подтверждением этих выводов стало опубликование в апреле 2013 г. латвийского отчета по выполнению Конвенции ООН о правах детей. Так, в документе сообщается, что ситуация с «негражданами» в Латвии «улучшилась». В частности, отмечается, что с 2004 по 2011 гг. гражданами ЛР стали 20226 несовершеннолетних. При этом умалчивается, что около 15 тыс. детей по-прежнему остаются в статусе «неграждан».2 И это несмотря на рекомендации Комиссара Совета Европы по правам человека Н.Муйжниекса и Верховного комиссара ОБСЕ по вопросам нацменьшинств К.Воллебека, в которых содержится призыв отменить любые ограничения на предоставление гражданства детям «неграждан», родившимся после 21 августа 1991 г.
В интерпретации латвийских властей, «благодаря» политике правительства Латвии в сфере гражданства удельный вес граждан с 2004 г. вырос с 77,8 проц. до 83,2 проц., а удельный вес «неграждан» сократился с 20,8 проц. до 13,8 проц. При этом, разумеется, нигде нет упоминания о том, что эти результаты достигнуты не за счет упрощения процесса натурализации, а в силу эмиграции и ухода из жизни старшего поколения «неграждан».
Темы массового безгражданства в Латвии, как и статуса второго по распространенности в стране русского языка полностью игнорируются главным государственным правозащитником - омбудсменом Ю.Янсонсом. В своем выступлении в Сейме Латвии 13 июня 2013 г. и последовавшем затем послании Европарламенту он сделал акцент на критике экономической ситуации в ЛР, проблемах бедности и социального неравноправия. В части, касающейся дискриминации нацменьшинств, Ю.Янсонс упомянул лишь о нарушении прав цыган. При этом омбудсмен обошел такие важные для «неграждан» проблемы, как неравные условия оплаты труда, завышенные языковые требования при приеме на работу и другие ограничения. Не отмечен им и рост социальной сегрегации и маргинализации нелатышей. К примеру, доля безработного трудоспособного населения среди нацменьшинств (ок. 15 проц.) стабильно выше, чем среди латышей (ок. 10 проц.), что ведет к углублению социально-экономического разрыва между ними.
Продолжает планомерно осуществляться дискриминационная политика латвийского государства в отношении русского языка, широко практикуется осведомительство в этой сфере: с 2000 г. в Центр государственного языка (ЦГЯ) поступило более 10 тыс. доносов на «неупотребление» латышского языка, по которым были оштрафованы около 9,5 тыс. человек. При этом большинство инструкций ЦГЯ противоречит рекомендациям Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации в отношении требований к знанию и употреблению языка на работе.
Результатом конфронтационного отношения латвийских властей к проживающим в Латвии представителям национальных меньшинств (составляют 37,9 проц. от общего населения страны3) и в особенности наиболее дискриминируемой их категории - «негражданам» - стало появление в марте 2013 г. общественной организации «Конгресс «неграждан». Ее цель - объединить правозащитные усилия и неправительственные ресурсы в единый представительный орган, который от лица «неграждан» мог бы вести диалог с латвийскими властями и международным правозащитным сообществом. Серьезным стимулом для зарождения подобной инициативы стал фактический запрет в ноябре 2012 г. Центризбиркомом Латвии проведения референдума об автоматическом предоставлении латвийского гражданства всем «негражданам». Этот шаг латвийских властей лишил права выражения своей воли в т.ч. граждан Латвии (на первом этапе процедуры за референдум было собрано более 10 тысяч подписей). Он был охарактеризован местным правовым сообществом как отступление от базовых демократических норм.
Другим примером откровенного попрания прав человека в Латвии стало утверждение Сеймом Латвии в конце 2012 г. нового порядка инициирования референдумов, который в значительной степени сузил возможности использования этого ключевого инструмента демократии.4 Цель этих поправок - желание латвийских властей застраховаться от вынесения на референдум таких неудобных для себя тем, как гражданство, язык, введение «евро» и т.п. После вступления в силу новых законодательных положений процедура инициирования референдума стала труднореализуемой.
Положение ветеранов Великой Отечественной войны (ВОВ) в Латвии остается дискриминационным. Надбавки к пенсиям и соцпакет получают «национальные партизаны» - бывшие члены бандформирований «лесные братья», многие из которых в годы войны служили в легионе «Ваффен СС». Что касается ветеранов ВОВ, то они лишены какой-либо материальной помощи от государства.
На этом фоне в Латвии продолжаются усилия по героизации и увековечиванию памяти бывших легионеров «Ваффен – СС» и их пособников.
В Риге при попустительстве властей проходят ежегодные марши бывших легионеров «Ваффен СС». В 2013 г. в чествовании членов этой осужденной решением Нюрнбергского трибунала преступной организации принял участие ряд парламентариев от правящей коалиции.
Входящая в правящую коалицию праворадикальная партия «Все Латвии!» 4 июля 2013 г. в день памяти жертв Холокоста организовала в г. Лимбажи митинг в «память» погибших здесь в 1941 г. латышских коллаборационистов.
В октябре 2013 г. министр юстиции Латвии Я.Борданс поддержал циничную инициативу снести памятник советским воинам-освободителям в Риге и построить на его месте стадион.
3 июля 2013 г. президент Латвии А.Берзиньш встретился с представителями организации «Соколы Даугавы», объединяющей бывших легионеров «Ваффен СС» и их последователей. Согласно сообщениям СМИ, он с «полным пониманием» отреагировал на просьбу ветеранов легиона как можно скорее принять закон о статусе лиц, «противоправно мобилизованных» в годы второй мировой войны, который должен стать правовой основой для финансовой поддержки бывших легионеров.
Данный законопроект, который преподносится латвийскими властями как шаг к «примирению» участников Второй мировой войны, воевавших по разные стороны фронта, рассматривается в латвийских ветеранских и русскоязычных организациях как провокационный. Он ориентирован фактически на легализацию статуса легионеров. Поддержка в нем большинства советских ветеранов не предусматривается. Наоборот содержится попытка разделить ветеранское движение по национальному признаку. В частности, часть ветеранов 130-го Латышского стрелкового корпуса подпадают под юрисдикцию законопроекта как «призванные в Красную Армию насильственным путем».
Принятые Сеймом 20 июня 2013 г. поправки к закону «О безопасности публичных, развлекательных и праздничных мероприятий», запрещают использование советской символики наряду с нацистской. Опасность в том, что правоприменительная практика данного закона не определена, что предполагает его вольную интерпретацию правящей националистической коалицией.
Национал-радикальные депутаты объединения «Все Латвии!»- «Отечеству и свободе»/Движение за национальную независимость Латвии в очередной раз предприняли попытку протащить через Сейм предложение с 1 сентября 2015 г. перевести все бесплатное дошкольное образование в Латвии на государственный язык обучения. По их мнению, предложенный законопроект будет способствовать «сплочению» общества. Принятие подобного законопроекта может только усилить межэтническое противостояние в Латвийской Республике.
Попытки оппозиционных латвийских политиков противостоять углублению в Латвии дискриминационных в отношении меньшинств тенденций вызывают противодействие со стороны правящей коалиции. Так, в отношении депутата русскоязычного объединения «Центр согласия» (ЦС) И.Цветковой, обозначившей большинство вышеприведенных примеров нарушения прав человека в Латвии в ходе международной конференции в Вашингтоне 4 июня 2013 г., Сейм решил применить санкции за «нарушение депутатской этики».




Литва

В 2013 году ситуация с области обеспечения и защиты прав человека в Литве существенных изменений не претерпела. Сохраняющиеся системные проблемы в этой сфере остаются вне поля зрения властей, пытающихся путем внесения «косметических» поправок в соответствующее законодательство самортизировать критику в свой адрес со стороны профильных международных структур и правозащитных НПО.
По-прежнему остаются актуальными замечания, высказанные в рекомендациях Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН), Совета ООН по правам человека (СПЧ) и Комитета ООН по правам человека (КПЧ) в рамках осуществленных этими международными правозащитными институтами в 2011-2012 гг. мониторинговых циклов в отношении Литвы. Речь, в частности, идет о высоком уровне насилия в семье, насилия в отношении женщин и детей, отсутствии эффективных механизмов противодействия этим явлениям, детской беспризорности, бедственном социально-экономическом положении цыган, проявлениях ксенофобии и нетерпимости в отношении национальных и языковых меньшинств, незавершенности расследования дела о т.н. секретных тюрьмах ЦРУ на территории Литвы, преобладании обвинительного уклона в судебной практике, тенденции роста проявлений антисемитизма и расизма, слабости институциональной правозащитной базы и др.
Здесь же необходимо упомянуть усиливающиеся проявления национализма и неонацизма, благоприятную почву для которых создает последовательная линия литовских властей на фальсификацию событий новейшей истории, попытки уравнивания нацистского и советского режимов, героизация фашистских пособников.
При этом действующий в стране законодательный запрет на демонстрацию фашистской и советской символики, распространяется в действительности только на последнюю. В этой связи достаточно упомянуть решение Клайпедского окружного суда 2010 г., согласно которому свастика является не символом фашистской Германии, а «историческим наследием балтов».
Весьма показателен тот факт, что существующие в Литве две крупнейшие националистические организации ультраправого толка – Литовский национальный центр и Национальный союз молодежи Литвы (НСМЛ), философия которых отличается ксенофобией и национализмом, каждый год получают от властей разрешение на проведение своих шествий в Вильнюсе 11 марта и в Каунасе 16 февраля. К тому же НСМЛ пользуется финансовой поддержкой государства.
С учетом прошедших в стране осенью 2012 г. парламентских выборов и предстоящей весной 2014 г. кампании по выборам президента и депутатов Европарламента особое звучание в Литве получила тематика нарушений в области свободы слова и СМИ. По мнению ряда местных и международных экспертов, имеющие место нарушения в данной сфере свидетельствуют о наметившейся тенденции по отходу Литвы от соблюдения своих международных обязательств.
Особенно наглядно это проявилось на примере Первого Балтийского канала (ПБК), по которому в начале октября 2013 г. в программе «Человек и закон» был показан сюжет о событиях в столице Литвы 13 января 1991 г., содержащий отличную от официальной версии трактовку произошедшего в ту ночь у Вильнюсской телебашни «разгона мирных демонстрантов». В ответ на это Комиссия по радио и телевидению Литвы (КРТЛ) приняла решение, позднее подтвержденное Вильнюсским окружным административным судом, о приостановлении на три месяца (с 15 октября 2013 г.) ретрансляции телепередач ПБК, «созданных в странах, не являющихся членами ЕС».
В данную ситуацию была вынуждена вмешаться Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Д.Миятович, давшая негативную оценку действиям литовских властей и призвавшая КРТЛ пересмотреть свое решение, «подрывающее плюрализм СМИ и посягающее на свободу СМИ и свободу слова».5 При этом литовским властям было прямо указано на неприемлемость законодательного «ограничения и подавления альтернативных оценок исторических событий». Примечательно, что в ходе заседания Постоянного совета ОБСЕ 17 октября 2013 г. литовский представитель, давая объяснения по поводу закрытия ПБК, откровенно заявил, что распространение «сфальсифицированной информации», т.е. иной точки зрения по поводу конкретных исторических событий, является «прямой попыткой подорвать суверенитет, территориальную целостность и политическую независимость» его страны. По сути, литовский дипломат признал, что преследование инакомыслия является официальной политикой литовских властей, опасающихся посягательств на собственную трактовку новейшей истории страны.
Еще одним примером открытого зажима в Литве свободы слова и неприглядных действий литовских властей в отношении ретранслируемых в местном телеэфире российских программ стала ситуация вокруг программы «ЧП расследование» на канале НТВ. В этой программе 25 ноября 2013 г. был показан репортаж о методах работы Департамента государственной безопасности Литовской Республики, сотрудники которого активно используют девушек легкого поведения для сбора компромата на высокопоставленных литовских политиков и бизнесменов.
На этот раз литовские власти не стали запрещать показ данного сюжета, а по-тихому убрали его из эфира, полностью отключив на несколько часов трансляцию не только канала НТВ, но и ПБК с «РЕН-ТВ» - на монитор была выведена черная заставка с красно-желтой рябью в виде технических помех.
Парадоксально, что все это происходило на фоне активных призывов Литвы, которая председательствовала во втором полугодии 2013 г. в Совете ЕС, к «безусловному уважению фундаментального права личности на получение свободного и неограниченного доступа к любой информации» и в пользу защиты свободы выражения мнения и СМИ.
Таким образом, можно констатировать, что правительство Литвы продолжает практику двойных стандартов в правозащитной сфере, грубо игнорируя взятые на себя международные обязательства, касающиеся реализации принципа свободы слова и права на свободу выражения мнения.
Подтверждением этого вывода является также т.н. дело А.Палецкиса, осужденного в 2012 г. за противоречащий официальной версии комментарий относительно упомянутых событий 1991 г. у Вильнюсской телебашни. В настоящее время жалоба А.Палецкиса на вердикт литовского суда находится на рассмотрении ЕСПЧ.
В пользу существующих в Литве ограничений свободы слова и права на свободное выражение мнения говорит и тот факт, что депутату Сейма Литвы П.Гражулису было отказано в праве свободно выразить свое, не совпадающее с официальной позицией, мнение относительно прошедшего в Вильнюсе в июле 2013 г. парада представителей сексуальных меньшинств, а инициативной группе во главе с членом Совета мэрии г. Каунаса Г.Лабанаускасом не разрешили провести референдум по вопросу ограничения пропаганды гомосексуализма.
Продолжают сохранять свою актуальность отмеченные в докладе ЕКРН за 2011 г. критические замечания в адрес Литвы в части, касающейся соблюдения прав национальных меньшинств. Беспокойство правозащитных организаций вызывает правовой вакуум в отношении этой категории лиц, образовавшийся после прекращения в 2010 г. действия Закона «О национальных меньшинствах» 1989 г. Правозащитники также обращают внимание на отсутствие у граждан Литвы нелитовского происхождения права быть выдвинутым в качестве кандидата на президентских выборах, а у НПО - возможности представлять в суде жертв дискриминационных актов.
Не менее острой для представителей национальных меньшинств остается проблема сужения возможностей получения среднего образования на родном языке. Принятые в 2011 г. поправки в Закон «Об образовании» и последовавшее вслед за этим введение обязательного преподавания на литовском языке ряда предметов, а также закрепление единых требований к экзамену по государственному языку для учеников литовских школ и школ нацменьшинств поставили представителей нетитульных наций в неравное положение с этническими литовцами.
Примененная в 2013 году отсрочка на 12 месяцев по полноформатному внедрению таких инициатив практически не решает сути проблемы. Внесенные в закон поправки, по мнению местных экспертов, приведут к усилению оттока детей из национальных школ в литовские. В этой связи входящая в правящую коалицию Избирательная акция поляков Литвы (ИАПЛ) предлагает вернуться к прежней редакции этого закона, не содержащей «дискриминирующих национальные меньшинства» положений.
Показательно, что в качестве «морального» обоснования ужесточения экзаменационных требований к нацменьшинствам властями Литвы приводятся примеры закрытия школ с литовским языком обучения в Польше, что фактически подтверждает, учитывая непростой характер литовско-польских отношений, политическую ангажированность официального Вильнюса в данном вопросе.
Литовские власти по прежнему отказываются возобновить расследование в отношении т.н. секретных тюрем ЦРУ на территории страны, обосновывая свою позицию отсутствием в деле новых обстоятельств, а также отказом со стороны США предоставлять необходимую информацию. В связи с этим базирующаяся в Вильнюсе местная НПО «Институт мониторинга прав человека» в декабре 2012 г. подала в ЕСПЧ жалобу на действия Таможенного департамента Литовской Республики, отказавшегося предоставить правозащитникам запрошенные ими сведения о результатах проверок авиарейсов, связываемых с операцией ЦРУ по секретному задержанию и выдаче подозреваемых в терроризме.
На беззаконие, которое сопровождало реализацию программы секретных тюрем ЦРУ, обращет внимание комиссар СЕ по правам человека Н.Муйжниекс в своем сентябрьском (2013 г.) комментарии. В этом документе Литва фигурирует среди государств, серьезно скомпрометировавших себя вовлеченностью своих спецслужб в «незаконную программу» ЦРУ. Литва, в частности, обвиняется в закрытии в 2011 г. соответствующего уголовного расследования без выдвижения каких-либо обвинений.
Об этом же говорится в принятой 10 октября 2013 г. резолюции Европарламента. В ней отмечается отсутствие прогресса относительно данных Литвой обещаний возобновить соответствующее уголовное расследование в случае появления новой информации о возможном задействовании литовского воздушного пространства для операций ЦРУ, а также возможном противоправном содержании под стражей и ненадлежащем обращении с заключенными на территории страны. В преддверии принятия этой резолюции НПО «Международная амнистия» совместно с рядом других зарубежных и литовских НПО провела в Вильнюсе брифинг, в ходе которого литовские власти подверглись критике за отказ возобновить рассмотрение дела по «секретным тюрьмам» ЦРУ. Данная тематика стала уже традиционной и в ходе ежегодных совещаний ОБСЕ по рассмотрению выполнения государствами-участниками обязательств в области человеческого измерения.
В 2013 г. получила продолжение история с чеченским детьми из детского дома Гатаевых, которым Литва уже долгое время отказывает в праве выезда на родину. Так, 30 января 2013 г. на заседании КМСЕ прошло «первое чтение» запроса руководителя российской парламентской делегации в ПАСЕ А.К.Пушкова об удержании властями Литвы несовершеннолетних граждан России на своей территории. Представитель Литвы, оправдывая длительное нежелание литовских властей контактировать по этому вопросу с российской стороной, объяснял это тем, что Вильнюс действует в соответствии с международно-правовыми нормами и конвенциями, в которых участвует.
В ответ на это российская сторона обратила внимание на фактологические противоречия в литовской информации, отметив нарушение властями ЛР соответствующих двусторонних договоренностей с Россией и в целом международно-правовых норм, а также недопустимое затягивание Вильнюсом направления ответа на наши запросы.
Тематика ущемления прав российских граждан получила развитие в сюжете, связанном с поспешным принятием местными судебными инстанциями решения об экстрадиции в США Д.А.Устинова, задержанного в апреле 2013 г. в Вильнюсе по запросу американских властей. Литовская фемида, в очередной раз проявляя лояльность США, предпочла закрыть глаза на слабую доказательную базу американского запроса, чтобы поскорее выдать россиянина.
В целом можно констатировать, что ситуация в области обеспечения и защиты прав человека в Литве не только не улучшается, но по ряду позиций, в частности, по вопросам свободы слова и СМИ, продолжает деградировать. При этом подходы Вильнюса к решению проблем на этом направлении зачастую, особенно, когда речь заходит о российско-литовских отношениях, зависят от политической конъюнктуры, а также от уровня и глубины «засвеченности» той или иной проблемы на международных правозащитных площадках, предопределяя практические действия (или бездействие) литовцев по конкретным «болевым точкам» в данной сфере.

 
Люксембург

Ситуация с соблюдением прав человека в Люксембурге в целом продолжает оставаться благополучной. О каких-либо явных и значимых нарушениях прав человека в стране в 2012 г. и за первое полугодие 2013 г. не сообщается.
Законодательные и регламентирующие положения Люксембурга запрещают любую дискриминацию между мужчинами и женщинами. Однако, хотя в стране предусмотрена де-юре равная заработная плата, по имеющимся сообщениям правозащитных НПО на начало 2013 г., женщины зарабатывают меньше мужчин за одинаковый труд.
В сфере надлежащего отправления правосудия в Люксембурге достигнуты значительные результаты. С 2012 г. число судей и работников прокуратуры, а также административных судебных органов постоянно возрастает. Тем не менее, определенные нарекания высказываются в адрес неторопливости люксембургского правосудия. Даже при совершении мелких правонарушений задержанные могут провести в местной тюрьме значительное время в ожидании суда. Зачастую задержанные иностранцы испытывают сложности в подборе адвоката, говорящего на их родном языке.
У международных правозащитников также вызывает обеспокоенность то, что тюрьмы Люксембурга полностью заполнены.
Международными правозащитниками и экспертами ООН отмечается позитивный подход, принятый Люксембургом в деле поощрения и защиты прав человека, что проявляется в его присоединении к большинству договоров по правам человека. Вместе с тем, имеется ряд критических замечаний. Различные оговорки Люксембурга в отношении некоторых международных соглашений ограничивают возможности их имплементации на уровне национального законодательства. В Люксембурге также существуют некоторые правовые несовершенства во внутренней юридической системе, в частности, в отношении сексуальной эксплуатации несовершеннолетних лиц, особенно это касается отсутствия четкого определения детской порнографии и детской проституции. Люксембург является страной назначения для жертв торговли людьми, особенно для женщин и детей.
Правозащитным сообществом фиксируются проблемы, связанные с депортацией лиц, ходатайствующих о предоставлении убежища в Люксембурге. Герцогство не является участником Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, а также не ратифицировало Международную конвенцию для защиты всех лиц от насильственных исчезновений.
По мнению международных экспертов и государств-членов СПЧ ООН Люксембургу следует ратифицировать Факультативный протокол к Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах; принять меры по обеспечению своевременного представления докладов договорным органам, включая Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации, Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам и Комитет ООН по правам человека; организовать визиты в страну Специального докладчика по вопросу о торговле детьми, детской проституции и детской порнографии, Специального докладчика по вопросу о современных формах расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости и Специального докладчика по вопросу о правах мигрантов; продолжать обзор законодательства о бытовом насилии, которое в настоящее время обсуждается в парламенте; принять необходимые меры для адаптации системы предоставления убежища к новым требованиям международной защиты.
Официальная информация о дискриминации по этническому признаку в Люксембурге отсутствует. Многочисленные правозащитные организации такие, как «Хьюман райтс уотч», «Международная федерация прав человека» и «Международная амнистия» не сообщают о каких- либо значимых нарушениях в Люксембурге. Вместе с тем, люксембургские неправительственные организации, работающие с иностранцами, такие как, например АСТИ, признают, что на «бытовом» уровне встречаются случаи «дифференциации» предпочтений работодателей при приеме на работу, когда предпочтение отдается сначала люксембуржцам, потом гражданам ЕС, а потом гражданам третьих стран.
В свою очередь, в 2013 г. Совет Европы отметил, что, по мнению Европейской комиссии против расизма и нетерпимости (ЕКРН), несмотря на происходящие в Люксембурге позитивные изменения в области борьбы с дискриминацией, в стране сохраняются проблемы, вызывающие обеспокоенность, в частности касающиеся неравенства при трудоустройстве. ЕКРН особо подчеркнула необходимость прохождения теста на умение объясняться на люксембургском языке, что является препятствием для многих иностранцев в процессе получения люксембургского гражданства, а также приводит к высокому уровню отсева иностранцев из школ. СЕ указал на то, что иностранцы, законно проживающие в Люксембурге, не имеют права на получение социальных пособий наравне с гражданами этой страны.
В области свободного выражения мнения и права на неприкосновенность частной жизни также имеются некоторые нарекания со стороны Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Так ЕСПЧ 18 апреля 2013 г. осудил Люксембург за нарушение права на свободу выражения мнения и права на неприкосновенность частной жизни в связи с рейдом полиции в помещении редакции газеты «Contacto», издающейся в Люксембурге на португальском языке и ориентированной на португальскую диаспору страны. ЕСПЧ единогласно постановил, что Люксембург нарушил право на свободу выражения мнения, изложенного в статье 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ также указал на то, что обыски нарушили право на неприкосновенность частной жизни. Шестью голосами против одного, Европейский суд осудил правительство Люксембурга и наложил на него выплату компенсации издательскому дому «Сан-Поль Люксембург» в размере 6 тыс. евро.
Мальта

Основные фиксируемые международными и национальными правозащитными НПО нарушения прав человека на Мальте связаны с чрезмерно «жестким» миграционным законодательством, «негуманными» условиями содержания беженцев в закрытых центрах (обязательный срок пребывания достигает полутора лет; ограничение доступа представителей правозащитных НПО; регулярные случаи переохлаждения и отравления некачественной пищей).
Положение дел в данной сфере отражено, в частности, в решениях Европейского суда по правам человека от 23 июля 2013 г. по получившим широкую огласку делам «С.Муса против Мальты» и «А.Ахмед против Мальты». Суд удовлетворил заявления двух африканских нелегальных мигрантов, содержавшихся в период 2009-2011 гг. под стражей на Мальте свыше установленного законодательством срока. При этом суд принял по внимание, что мигрантам не была предоставлена своевременная возможность подать прошение о признании за ними статуса беженцев, а также их жалобы на некачественную медицинскую помощь, оказанную в период их заключения. В этой связи ЕСПЧ обязал правительство Мальты выплатить истцам компенсацию в размере 60 тыс. евро.


Нидерланды

В качестве вызывающих обеспокоенность областей с точки зрения соблюдения прав человека в Королевстве Нидерландов по-прежнему обращают на себя внимание ситуация с нелегальными иммигрантами и соискателями убежища, сохраняющаяся дискриминация в отношении легальных иммигрантов из развивающихся стран, а также обеспечение безопасности использования госструктурами персональных данных граждан (прежде всего, в электронной форме). В карибской части Королевства (острова Аруба, Кюрасао, Синт-Маартен, Бонайре, Саба и Синт-Эстатиус) продолжают вызывать обеспокоенность торговля людьми, условия содержания в тюрьмах.
На эти проблемные аспекты правочеловеческой ситуации в стране указывалось, в частности, в материалах второго цикла Универсального периодического обзора Совета по правам человека (2012 г.), в докладе Коллегии по правам человека за 2012г.6, сообщениях СМИ и авторитетных международных правозащитных НПО и др.
В фокусе внимания правозащитников остается ситуация с обеспечением прав иностранцев, содержащихся под стражей. Согласно статистике Министерства безопасности и юстиции Нидерландов, ежегодно властями задерживается около 8-10 тыс. иностранцев, при этом многие из них – неоднократно и на длительные сроки. «Международная амнистия» в своих докладах не раз указывала на то, что в Нидерландах помещение под стражу, по сути, превратилось в «инструмент устрашения и наказания» и применяется властями неоправданно часто, в том числе в отношении уязвимых групп лиц, таких как жертвы пыток, торговли людьми, беременные женщины и др. В докладе «Международной амнистии» о ситуации с правами человека в мире за 2012 г.  вновь констатируется «необоснованно частое применение данной меры принуждения в Нидерландах», при том что условия содержания нелегальных мигрантов в спеццентрах по некоторым параметрам продолжают оставаться хуже тех, что обеспечены в тюрьмах Нидерландов.
Национальный омбудсман Нидерландов в Докладе о нарушении прав иностранцев, нелегально находящихся на территории Нидерландов и содержащихся под стражей (август 2012 г.), а также в своих заявлениях в начале 2013 г. особо подчеркивал, что содержание под стражей должно применяться к иностранцам только в качестве крайней меры принуждения и критиковал власти за «недостаточное внимание к выработке альтернативных способов обеспечения депортации».
Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП) по результатам посещения голландских мест лишения свободы опубликовал в августе 2012 г. доклад, указывавший властям Нидерландов на чрезмерно длительные сроки содержания под стражей подлежащих депортации семей с несовершеннолетними детьми, а также частое и необоснованное использование наручников в отношении содержащихся под стражей в случае их перемещения за пределы спеццентров (в суд, госпиталь и т.п.) .
Комитет против пыток в заключительных замечаниях к пятому и шестому периодическим докладам Нидерландов в июне 2013 г. указал на такие проблемные аспекты обращения с нелегальными мигрантами и соискателями убежища, как нетщательное и слишком быстрое рассмотрение ходатайств о предоставлении убежища, недостаточное внимание к особым медицинским потребностям заявителей, длительные сроки и тяжелые условия содержания в спеццентрах, которые периодически провоцируют голодовки и самоубийства, и др.
В 2011 г. в местах лишения свободы, включая центры содержания под стражей иммигрантов, скончались 40 человек, из них 15 покончили жизнь самоубийством, в 2012 г. (по предварительным данным)  – 24 человека, из них
9 – в результате суицида. При этом Национальный омбудсман в своем специальном докладе на эту тему (апрель 2012 г.) констатировал, что статистические данные различных государственных инстанций о количестве смертей в пенитенциарных учреждениях часто расходятся, а также выразил критику в адрес властей в связи с недостаточно качественным расследованием обстоятельств и причин таких смертей.
Проведенное в связи со смертью в депортационном центре Роттердама в январе 2013 г. гражданина России А.Ю.Долматова расследование выявило не только бездействие или небрежные действия конкретных сотрудников соответствующих органов Нидерландов в отношении россиянина, но и серьезные изъяны в процедурах и информационных системах, используемых властями в иммиграционных делах. В частности, в качестве основного вывода расследования указывалось на то, что периодически происходят «сбои», в результате которых в досье соискателей регистрируется не соответствующая действительности информация. Эти вскрывшиеся данные вызвали волну критики со стороны национального правозащитного сообщества, международных правозащитных органов и НПО.
Правозащитники регулярно указывают на озабоченность в связи недостаточной транспарентностью деятельности голландских органов, ответственных за принудительную высылку нелегальных мигрантов. Критике подвергается и тот факт, что административно-правовое задержание нелегальных иммигрантов с целью обеспечения их высылки регулируется в Нидерландах нормами уголовно-исполнительного права (Закон о принципах пенитенциарной системы). Это приводит к непропорциональному ограничению прав задержанных, не виновных в совершении каких-либо преступлений, включая их внутреннее передвижение, личную жизнь, доступ к социальным услугам, досуг и контакты с внешним миром, маргинализует иммигрантов и соискателей убежища в качестве «преступников», создавая в их отношении стереотипные образы и ксенофобские настроения среди населения.
Более того, Правительством разработан законопроект, признающий нелегальное пребывание иностранцев в стране уголовным преступлением (максимальное наказание – арест на срок до 4 месяцев или штраф на сумму до 3900 евро). Целесообразность данного законопроекта и непропорциональность предусмотренных им мер ответственности подверглась серьезной критике со стороны правозащитного сообщества, Государственным советом Нидерландов, Коллегией по правам человека.
Омбудсмен по правам ребенка, в свою очередь, в опубликованном в июне 2013 г. докладе отмечал, что практика миграционных органов по рассмотрению в 2008-2013 гг. заявлений детей о воссоединении с родителями, иммигрировавшими в Нидерланды, ограничивает права и интересы детей, предусмотренные Конвенцией ООН о правах ребенка. В Докладе Коллегии за 2012 г. также высказывается обеспокоенность в отношении политики Нидерландов по воссоединению семей, приводящей к нарушению прав детей, а также неприемлемости политики помещения под стражу несовершеннолетних иммигрантов или соискателей убежища.
Сохраняется обеспокоенность относительно политики Нидерландов по отношению к иммигрантам, пребывающим на территории страны законно, в том числе получившим гражданство Нидерландов. Отмечается, что представители этнических, национальных и религиозных меньшинств продолжают сталкиваться с дискриминацией в сфере медицинского обслуживания, образования, жилья и занятости. На протяжении последних лет уровень безработицы среди нацменьшинств стабильно превышает уровень безработицы среди коренных голландцев практически в три раза. Согласно данным Центрального бюро статистики Нидерландов, в 2012 г. он составил 15,5 проц. (что на 2,4 проц. больше чем в 2011 г.), тогда как уровень безработицы среди коренного населения составлял 5 проц.
Вызывает серьезную озабоченность и тревогу нарушение Нидерландами Конвенции СЕ о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений (Лансаротская Конвенция). Ранее в этой связи итальянские депутаты ПАСЕ Р.Фарина и Л.Волонте направили в КМСЕ соответствующие запросы. Поводом для первого запроса послужило решение апелляционного суда города Арнем об отмене вынесенного 27 июня 2012 г. судебного решения о запрета голландского объединения педофилов – клуба «Мартейн» (некоммерческая организация, пропагандирующая идеи «приемлемости» половых отношений между взрослыми и детьми; большинство установленных членов «клуба» имеют судимость за сексуальные преступления против детей; «детям это нравится, и им следует быть благодарными за секс со взрослыми, они не станут протестовать, лишь дайте им побольше подарков»,  – пример установок «клуба», который голландские газеты цитировали со ссылкой на официальный сайт «Мартейн»).
Как отмечают эксперты-правоведы, упомянутое решение Арнемского суда стало возможным из-за отсутствия в Нидерландах правовой имплементации в Конвенции СЕ о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений, несмотря на «многочисленные призывы других участвующих в ней государств».
 В решении апелляционного суда отмечается, что современное голландское общество достаточно развито, чтобы «противостоять угрозам, которые создает деятельность клуба».  Во втором запросе от имени Л.Волонте, констатируется обеспокоенность в связи с ходом расследования властями Нидерландов дела Й.Демминка, до своей отставки занимавшего высокий пост в Министерстве юстиции Нидерландов. Обвиненный в изнасиловании несовершеннолетних Й.Демминк, как отмечается, не был отстранен от должности и имел возможность влиять на судебный процесс. Кроме того, по мнению Л.Волонте, Правительство Нидерландов «покрывало» Й.Демминка.
Примечательно, что это уже вторичное обращение Л.Волонте к КМСЕ по данному вопросу – парламентария не удовлетворил «обтекаемый» ответ комитета министров на первое его обращении в марте с.г.
Оба запроса презюмируют нарушение Нидерландами Лансаротской Конвенции, согласно которой страна должно принимать все необходимые законодательные и другие меры для предотвращения сексуальной эксплуатации и сексуального насилия в отношении детей.
В октябре 2013 г. Секретариат Совета Европы уведомил национальные делегации о снятии по формальному признаку с обсуждения в Комитете министров СЕ проектов ответов на вопросы депутатов ПАСЕ Л.Волонте и Р.Фарина. В качестве обоснования решения не отвечать на указанные запросы, секретариат указал на то, что оба итальянца более не являются членами национальной парламентской делегации в ПАСЕ, в связи с чем «в соответствии с договоренностями между руководством ПАСЕ и КМСЕ» Комитет министров не должен отвечать на эти вопросы.
Стабильным ростом в Нидерландах характеризуется количество жалоб на дискриминацию, которые в поступают в региональные антидискриминационные центры. В 2011 г. на территории Нидерландов зарегистрировано 6391 таких жалоб (на 5 проц. больше, чем в 2010 г.). В большинстве случаев заявители стали жертвами дискриминации по признаку расы. При этом эксперты подчеркивают, что любая официальная статистика в этой области – «лишь верхушка айсберга», т.к. неопределенно значительное количество людей никогда не сообщают о проявлениях дискриминации в их отношении, не веря в эффективность подачи подобных жалоб или из-за боязни столкнуться с «негативными последствиями».
Европейская комиссия против расизма и нетерпимости (ЕКРН) в своем последнем докладе по Нидерландам утверждает, что действия голландских властей маргинализируют и дискриминируют представителей национальных меньшинств. В качестве примера приводился случай, когда полиция без каких-либо видимых на то причин провела обыски среди выходцев с Антильских островов, проживающих в Нидерландах.
Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам обращает внимание на недостаточность содержащихся в законодательстве Нидерландов антидискриминационных положений, отмечая, что оно не предусматривает мер защиты от дискриминации во всех ее формах. Опасения у Комитета на этом фоне вызывает наблюдающийся рост популярности среди населения настроений расистской и ксенофобской направленности.
Резкую критику нидерландских и международных правозащитных организаций вызвало создание в 2012 г. Партией свободы специализированного Интернет-сайта для подачи жалоб на мигрантов из государств Восточной Европы.
Продолжают звучать тревожные сообщения о политике в сфере обеспечения равноправия мужчин и женщин. Дискриминация проявляется в значительной разнице в оплате труда мужчин и женщин, меньшей представленности женщин на рынке труда и в политической жизни. Коллегия по правам человека в докладе за 2012 г. также обращает внимание на сохраняющуюся проблему бытового насилия в отношении женщин, жертвами которого, по данным полиции, ежегодно становятся около 200 тыс. женщин, в то время как, по мнению Коллегии, Правительством не выработан комплексный подход к решению проблемы.
Немало вопросов с точки зрения правомерности и соответствия соблюдению прав человека, в особенности права на частную жизнь, вызывает активная деятельность полиции и спецслужб Нидерландов по прослушиванию телефонных разговоров частных лиц и отслеживанию их общения в Интернете в целях «обеспечения национальной безопасности и борьбы с преступностью». Согласно результатам опубликованного в мае 2012 г. исследования Центра научных исследований и документации Министерства безопасности и юстиции Нидерландов, в 2010 г. в Нидерландах прослушивалось около 22 000 телефонов, причем в докладе отмечается, что эти показатели превышают показатели по другим европейским странам и что полученная в ходе прослушивания информация на практике редко содействует раскрытию преступлений.
В ноябре 2012 г. Европейский суд по правам человека постановил, что голландские спецслужбы нарушили ст. 8 («Право на уважение частной и семейной жизни») и ст. 10 («Свобода выражения мнения») Европейской конвенции о защите прав человека, установив прослушивание телефонов и слежку за двумя журналистами газеты «Телеграаф» после подготовки последними ряда материалов, касающихся работы спецслужб.7
В июне 2013 г., в свете скандала вокруг программы слежки «PRISM», ряд интернет-провайдеров обнародовали данные о том, что они на регулярной основе вынуждены предоставлять сведения о своих клиентах правоохранительным органам по их требованию8 (при этом для них остается неясным, каким именно образом эти данные впоследствии используются госслужбами).
Осуществляемый государственными органами массированный сбор и аккумулирование персональных данных, таких как перемещение транспортных средств (с помощью навигаторов и придорожных камер), журналы телефонных звонков, статистика пользования Интернетом, в т.ч. содержание посещаемых сайтов, чреваты чересчур детальным «профилированием» частных лиц, которое, при всем развитии технологий, не исключает погрешностей и грубых ошибок. Широкое последующее применение государственными органами сведений из таких досье на гражданина может привести к некорректным результатам, а порой и нарушению их прав.
Коллегия по защите персональных данных в докладе за 2012 г.9 указала на то, что сбор и «связывание» персональных данных различными госорганами часто совершается в нарушение закона, в результате чего граждане не имеют возможности определить, какие данные о них, где и с какой целью хранятся.
В докладе Коллегии за 2012 г. обращалось внимание на, по сути, те же проблемы в сфере обеспечения безопасности персональных данных граждан: «вторичное использование» собранных данных для целей, отличных от непосредственных целей их сбора, возникающая возможность дискриминации лиц на основе собранных данных, аккумуляция таких данных, ведущая к серьезному нарушению права на частную жизнь, и др.
Правозащитники по-прежнему выражают обеспокоенность в связи с ситуацией с обеспечением прав человека в карибской части Королевства Нидерландов. В 2007 г. Европейский комитет по предупреждению пыток озвучил целый ряд рекомендаций по улучшению условий содержания заключенных в местах лишения свободы на Арубе и Нидерландских Антильских островах (острова Кюрасао, Синт-Мартен и группа островов «БЭС»). В 2008 г. Совет министров Королевства Нидерландов принял решение обязать губернаторов обеих стран (Арубы и Нидерландских Антильских островов)10 каждые полгода докладывать об имплементации указанных ЕКПП рекомендаций. В последних докладах (июль 2011 г.) констатируется частичное улучшение условий содержания заключенных, а также стремление властей к работе на этом направлении. Вместе с тем в части учреждений до сих пор не устранен ряд существенных нарушений (отсутствие вентиляции, переполнение камер, низкое качество медицинской помощи, длительные сроки задержания и др.). Помимо этого есть сомнения в том, что в ходе допросов задержанным предоставляется должная юридическая помощь.
Международные НПО указывают на существование на указанных территориях проблемы торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации, а также в качестве домашней прислуги и для принудительного труда в строительстве и сельском хозяйстве.
Комитет по экономическим, социальным и культурным правам отмечает, что в нарушение статьи 8 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах на Кюрасао и Синт-Мартене установлен законодательный запрет забастовок, а в самих Нидерландах, хотя они и не запрещены, право на их проведение не предусмотрено. На Арубе до сих пор сохраняются телесные наказания, отмены которых требует статья 10 Пакта. Обеспокоенность отсутствием запрета на применение телесных наказаний на Арубе, а также недостаточное соблюдение этого запрета на территории других Нидерландских Антильских островов озвучивалась рядом стран и в рамках Универсального периодического обзора Совета ООН по правам человека.





Польша

Наиболее характерные проблемы с обеспечением прав человека в Польше годами остаются неизменными. Правозащитные организации по-прежнему фиксируют достаточно многочисленные примеры дискриминации по гендерному и религиозному признаку, а также сексуальной ориентации. Зачастую не соблюдаются репродуктивные права женщин, отмечается превышение полномочий полицией, переполненность тюрем и проблемы с доступом к качественным медицинским услугам для заключенных, нарушение прав и свобод под предлогом борьбы с терроризмом (т.н. «секретные тюрьмы ЦРУ»). Напряженной остается ситуация с правами мигрантов и беженцев.
Польский Хельсинский фонд по правам человека (ХФПЧ) констатирует, что Польша не спешит выполнять решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который, в частности, вынес вердикт о несоответствии условий содержания в польских тюрьмах нормам нахождения в заключении. На систематическое нарушение прав человека в этой области указывает в своем очередном докладе Комитет Совета Европы по предупреждению пыток и бесчеловечному или унижающему достоинство обращения или наказания. Она призывает польские власти принять меры по решению проблемы переполненности тюрем и законодательно увеличить минимально необходимый стандарт содержания заключенных до европейского минимума – 4 кв. м. на человека (в настоящий момент в Польше нормой считается 3 кв. м. на человека). Комитет также обращает внимание на затягивание сроков временного содержания и участившиеся случаи применения к заключенным пыток. По-прежнему в местах лишения свободы отмечаются проблемы с доступом к качественному медицинскому обслуживанию, несмотря на ряд реализуемых в этой области программ, таких, как «Здравоохранение в польских тюрьмах». «Международная амнистия» также констатирует, что заключенные зачастую не могут получить необходимую медицинскую помощь. В этой связи организация поддержала иск в ЕСПЧ польской заключенной М.Стефаняк, которой власти тюрьмы отказали в медицинской помощи, хотя находящаяся в заключении женщина страдает почти полной потерей слуха.
По данным ежегодного Доклада об исполнении постановлений ЕСПЧ, опубликованного весной 2013 г., Польша – на третьем месте по количеству находящихся на контроле КМСЕ (74 дела в производстве).
Правозащитные структуры обращают внимание, что в Польше растет количество преступлений на почве ненависти. По данным одной из крупнейших антифашистских организаций «Никогда больше», действующей в Польше с 1996 г., в 2011-2012 гг. в стране зарегистрировано более 600 подобных правонарушений. Наибольшее количество преступлений на националистической почве регистрируется в Белостоке и во Вроцлаве. В этих городах активность проявляют члены таких националистических и неонацистских организаций, как «Национальное возрождение Польши» и «Кровь и Честь», а также участники движения «скинхедов» и «киболов» («фанатов»).
В последние годы в Польше участились преступления, связанные с нарушениями прав религиозных, национальных и этнических меньшинств. По данным Генеральной прокуратуры Польши, в 2012 г. было возбуждено 362,  в 2011 г.  – 272, а в 2010 г. – 146 уголовных дел. Среди пострадавших преобладают лица еврейского происхождения, что объясняется укоренившимся в польском обществе бытовым антисемитизмом (93 дела). В качестве примера можно привести ряд инцидентов, имевших место в 2012-2013 гг. Так, 13 апреля 2012 г. «Газета выборча» сообщила о существовании в г.Лодзь магазина для фанатов местной футбольной команды, продающего символику антисемитского содержания. 7 июля 2012 г. в г.Краков посетителям кафе «Момент» отказано в обслуживании «по причине принадлежности последних к еврейской нации». 17 февраля 2013 г. болельщики футбольного клуба ЛКС г.Лодзь организовали турнир, во время которого проводились различные соревнования, в том числе метание сюрикенами в фигуру, изображающую еврея («Газета выборча»).
В июне 2013 г. около сотни националистов и футбольных болельщиков сорвали лекцию профессора З.Баумана во Вроцлавском университете. Верховодили хулиганами руководитель местной ячейки «Национального возрождения Польши» Д.Гошинский и предводитель вроцлавских футбольных фанатов Р.Желинский, автор книги «Как я полюбил Адольфа Гитлера».
Несмотря на то, что конституция страны запрещает деятельность партий, «возбуждающих расовую и национальную ненависть», была зарегистрирована так называемая Партия славянской империи. «Всем известно, кто правит Польшей. Польшей управляют евреи. И мы будем бороться с этими проклятыми евреями», - заявляет председатель этой партии Я.Кельб.
Вспышки ксенофобии наблюдаются также в отношении белорусов, украинцев, россиян, выходцев из стран Ближнего Востока и Африки. Причем нередко это поддерживается общественно-политическими деятелями. Так, 12 июня 2012 г., во время чемпионата по футболу ЕВРО-2012 имели место случаи массового избиения польскими «псевдоболельщиками» российских граждан. Обстановка перед мероприятием подогревалась некоторыми правыми политиками и СМИ, проводившими аналогии матча Россия-Польша с советско-польской войной 1920 г. На следующий день депутат горсовета Варшавы М.Мачейовский написал в своем  твиттере: «Сожалею, что полиция не запретила марш россиян, и честь Польши пришлось защищать болельщикам. Браво им! Не дадим плевать себе в лицо!».
20 июня 2012 г., после матча Польша-Украина, со стороны известного польского шоумена К.Воевудзкого в интервью радио «ЭскаРок» прозвучали оскорбительные высказывания в адрес украинских женщин, «работающих в Польше в качестве домработниц».
В августе 2013 г. суд г. Белосток признал, что чиновник пограничной службы, назвавший в Интернете чеченцев  «паразитирующей сволочью», «кавказскими бездельниками» и «приверженцами педофилии», не превысил пределов свободы высказываний.
В целом отмечается рост крайне националистических настроений. Так, одна из основных организаций националистов – Национальное движение (НД) – уже фигурирует в соцопросах, набирая ок. 2 проц. респондентов. На Фейсбуке у НД более 20 тыс. сторонников (для сравнения – у правящей партии «Гражданская платформа» - чуть больше 40 тыс.).
11 ноября 2013 г. в ходе многотысячных демонстраций в Варшаве по случаю Дня национальной независимости, организованных радикальными националистическими движениями, имели место хулиганские нападения на Посольство России в Польше. Во время беспорядков территорию диппредставительства забросали зажженными файерами, булыжниками, петардами. Имуществу российского диппредставительства был нанесен ущерб.
Сложным остается положение цыган. Правозащитники сообщают о случаях насильственного выселения цыганских семей с территорий, принадлежащих муниципалитетам, при этом без предоставления иного места жительства. Последний известный случай подобного рода произошел в мае 2013 г. во Вроцлаве, где выселение удалось предотвратить благодаря вмешательству правозащитных структур. Правозащитники обращают внимание на сохраняющуюся дискриминацию цыган на рынке труда и в образовательной сфере. По данным Агентства ЕС по основным правам человека, менее 30 проц. респондентов цыганской национальности сообщили о наличии у них среднего или среднего специального образования (по сравнению с 80 проц. опрошенных лиц нецыганской национальности). Далеко не все дети из цыганских семей по тем или иным причинам охвачены школьным образованием, а каждый пятый цыганский ребенок направляется властями на обучение в спецшколы для умственно отсталых детей, чаще всего по причине слабого знания польского языка.
Среди цыганского населения Польши отмечаются наиболее высокие показатели бедности и безработицы (последняя достигает 80 проц.). Большинство цыган живут в плохих жилищных условиях, положение более 20 проц. из них не соответствует даже элементарным санитарным стандартам.
Обеспокоенность вызывает то, что беженцы или лица, добивающиеся получения такого статуса, зачастую пополняют ряды бездомных. По данным опубликованного в июне 2013 г. доклада Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, 10 проц. иностранцев, получивших статус беженца в Польше, являются «полностью бездомными», т.е. «не имеют крыши над головой». Около 40 проц. имеют жилье, однако проживают в крайне плохих условиях. Отмечается, что проблема бездомности вызвана несовершенным процессом интеграции беженцев, что создает для них значительные трудности при устройстве на работу.
Правозащитные организации констатируют отсутствие прогресса в польском расследовании дела о «тайных тюрьмах ЦРУ». Более того, в опубликованном в июне 2013 г. докладе «Международной амнистии» выражается озабоченность фактом серьезного политического давления на следствие. К этому привлекает внимание и Комиссар Совета Европы по правам человека Н.Муйжниекс. Генеральная прокуратура Польши отказалась представить ЕСПЧ материалы по данной теме.

Португалия

В числе основных проблем с обеспечением прав человека в Португалии продолжают оставаться жестокое обращение с заключенными, превышение полномочий со стороны сил правопорядка, домашнее насилие, педофилия и торговля людьми. Эксперты-правозащитники отмечают, что в условиях глубокого социально-экономического кризиса, который поразил Португалию, решение задач в правочеловеческой сфере заметно отошло на второй план.
«Международная амнистия» в своем докладе за 2013 г. указывает на практически отсутствие прогресса в принятии мер по отношению к полицейским, служащими в составе подразделений по охране исправительных учреждений, уличенным в превышении своих должностных полномочий. С конца 2011 г. нет подвижек в уголовном расследовании незаконного применения в сентябре 2010 г. электрошокера к заключенному тюрьмы г.Пасуш де Ферейра, несмотря на представленный инспекцией Главного управления реабилитации и пенитенциарных учреждений доклад о непропорциональном применении силы со стороны двух сотрудников Группы перехвата и тюремной безопасности. Расследование дела о пытках в отношении В.Боржеша, пострадавшего от действий троих полицейских в 2000 г., длилось на протяжении тринадцати лет, неоднократно приостанавливалось, и только в январе 2013 г. двое из трех сотрудников Уголовной полиции были признаны виновными и приговорены к условному заключению на 2,5 года и незначительному штрафу.
Также отмечаются случаи неправомерного использования силы правоохранительными органами против мирных демонстрантов. В марте 2012 г. два журналиста были госпитализированы после столкновений с силами правопорядка.
Согласно статистике, приведенной в опубликованном в марте 2013 г. Докладе по внутренней безопасности, в 2012 г. в результате деятельности Полиции общественной безопасности Португалии 37 человек получили ранения, что на 65 человек меньше, чем в 2011 г. При этом в 2012 г. действия полицейских привели к гибели трех человек, в то время как в 2011 г. был зарегистрирован один погибший. 
15 марта 2013 г. результатом полицейского преследования в районе Бела Вишта, г. Сетубал, стала гибель 18-летнего юноши Р.Маркеша. Поводом для преследования стала езда на мотоцикле без защитного шлема. В попытке задержать юношу агенты сделали несколько выстрелов в воздух, что повлекло падение Р. Маркеша со смертельным исходом.
26 марта 2013 г. на компанию молодых людей, собравшуюся ночью в г.Келуш, поступили жалобы от местных жителей. В попытке остановить шестерых человек, бросившихся в бегство, полицейские начали стрелять в их сторону. В результате трое молодых людей (двое 15-и и один 16-и лет) были госпитализированы с ранениями ног и рук. В настоящий момент по обоим случаям ведется следствие в Прокуратуре и Главном управлении внутренних дел.
В докладе Европейского комитета по предупреждению пыток, опубликованном в апреле 2013 г., отмечаются случаи жестокого обращения с заключенными и переполненность португальских тюрем (в общей сложности проанализирована ситуация в 51 тюрьме Португалии). В некоторых исправительных учреждениях перенаселенность достигает 30 проц. Особой критике подверглась ситуация в тюрьмах городов Лиссабон, Пасуш де Ферейра и Линьо. Португальским властям рекомендовано наряду с улучшением общих условий содержания и медицинского обслуживания, сократить до четырнадцати дней срок пребывания в одиночной камере в качестве меры наказания, и принять меры по недопущению нахождения заключенных в камере более 22 ч. в сутки.
Увеличением отмечается количество случаев проявления ксенофобских и националистических настроений. В октябре 2011 г. получил широкую огласку процесс выселения цыганской общины из квартала Байру да Торре в г. Лоуреш. В июне 2012 , муниципальное агентство управления жилым фондом г. Браги «Брагабит» отказало цыганской семье М.Рибейру в аренде квартир, прямо сославшись на ее национальную принадлежность в качестве обоснования своего решения.
В феврале 2012 г. на заседании Комитета по ликвидации расовой дискриминации был проведен анализ мер, предпринимаемых Португалией в данной сфере. Позитивной оценки заслужили принятие новых планов и стратегий по интеграции иммигрантов в португальское общество а также создание новых институтов, функционирующих в  данной сфере (Верховный комиссариат по иммиграции и межкультурному диалогу, Национальная комиссия по правам человека, Кабинет по оказанию помощи цыганским сообществам и др.).
В качестве основных проблем в указанной области были отмечены отсутствие статистических данных о расово-этнических корнях граждан и лиц, постоянно проживающих на территории Португалии; практически полное отсутствие жалоб по ст. 240 Уголовного кодекса (о расовой дискриминации), что, по мнению специалистов, говорит не об отсутствии таких случаев, а о недоверии к судебной системе страны;  дискриминация цыганских сообществ (плохие жилищно-коммунальные условия, неравный доступ к образованию, здравоохранению, на рынок труда и к другим социальным службам); сокращение государственных ассигнований на политику в области защиты прав человека и борьбы с расовой дискриминацией.
В сентябре 2012 г. по итогам миссии экспертов ООН в Португалию был опубликован доклад о положении в этой стране выходцев из африканских стран. Основным выводом документа стало выявление «скрытого расизма» в Португалии. Эксперты также отметили наличие «структурного неравенства», которое выражается в маргинализации выходцев из африканского континента (отсутствие равного доступа к образованию, социальным службам, рынку груда и системе правосудия; низкий уровень участия в органах принятия политических решений и других общественных институтах;  случаи насилия со стороны органов правопорядка)
В сентябре 2012 г. агенты Республиканской национальной гвардии с облавой вторглись на территорию цыганского лагеря в окрестностях г.Вила Верде и задержали 6 лиц, подозреваемых в незаконном ношении оружия и нескольких случаях воровства и грабежа в регионе. Агенты не только не предъявили ордера на обыск лагеря и задержание подозреваемых, но и, согласно показаниям самих жертв, представителя социальной службы «Эшколяш», оказывающего помощь данной цыганской общине, и сотрудников НПО «СОС Расижму», применяли пытки к шестерым задержанным во время их пребывания в здании отделения гвардии. Среди форм насилия, которые были применены к задержанным, указываются пытки водой, применение электрошокера и др.
В феврале 2013 г. Центральный департамент по расследованию уголовных дел Португалии объявил о возобновлении расследования закрытого два года назад дела о секретных рейсах ЦРУ по транспортировке подозреваемых в терроризме лиц через португальскую территорию. Поводом стало опубликование в том же месяце доклада международной НПО «Фонд открытого общества» под названием «Глобализация пыток», в котором Португалия указывается в числе 54 стран, предоставлявших свою территорию для транспортировки «опасных элементов» в секретные тюрьмы США, где их содержали в правовом вакууме и подвергали пыткам. Согласно данным, приведенным в указанном документе, за период 2001-2006 гг. самолеты, предположительно связанные с ЦРУ, около 115 раз останавливались на португальской территории. В частности, указываются аэропорты г. Порту, о-ва Санта Мария (Мадейра) и авиабазы в Лажеш (Азорские о-ва). В документе делается вывод о том, что Португалия, нарушая национальные и международные нормы борьбы с применением пыток, разрешала использование своего воздушного пространства и национальных аэропортов для нужд ЦРУ.
Одной из наиболее острых проблем в гуманитарной сфере остается домашнее насилие. В 2012 г. произошло 26 тыс. случаев домашнего насилия, зарегистрированных правоохранительными органами (на 10 проц. меньше, чем в 2011 г.). В 82 проц. случаев жертвами становились женщины. За 2011-2012 гг. из 50 тыс. процессов, по которым было начато расследование прокуратурой, только по 8 тыс. дел было выдвинуто обвинение, около 80 проц. – были закрыты.  По информации Португальской ассоциации помощи жертвам и Уполномоченного по правам человека Португалии, число обращений в правозащитные организации с жалобами на случаи домашнего насилия продолжает увеличиваться (с 15 724 в 2011 г. до 16 970 в 2012 г.).
Согласно данным НПО «Союз женщин – альтернатива и ответ», число убийств в результате насилия в семье возросло с 27 в 2011 г. до 40 в 2012 г., а число попыток убийства достигло в 2012 г. 53 случаев. В 2013 г. – по состоянию на март – было зарегистрировано 10 убийств.
По-прежнему остро в Португалии стоит проблема торговли людьми. Согласно оценке докладу Группы экспертов по борьбе с торговлей людьми, разработанном для Совета Европы и опубликованном в феврале 2013 г., в Португалии наметился серьезный прогресс в предотвращении и борьбе с торговлей людьми, в частности, упоминается создание португальского Центра по мониторингу и принятие двух национальных планов по борьбе с торговлей людьми на периоды 2007-2010 гг. и 2010- 2013 гг. Тем не менее, в докладе подчеркивается, что до сих пор низким остается количество вынесенных обвинений по данному виду преступлений. Высказывается необходимость большего вовлечения НПО в борьбу с торговлей людьми. Позитивной оценки заслуживает наличие Центра приема и помощи жертвам торговли людьми при Ассоциации по семейному планированию, но отмечается, что Центр принимает только женщин и имеет ограниченную вместимость.
В соответствии с официальной статистикой за 2012 г. 125 человек были отнесены к категории потенциальных жертв торговли людьми, из них 81 – португальцы или иностранцы, находившиеся в рабстве на территории Португалии, и 44 – португальские граждане, проданные за границу. При этом 83 преступления связаны с трудовым рабством, 25 – с сексуальным, остальные относятся к другим видам торговли людьми.
По данным Института международных стратегических исследований, опубликовавшего в мае 2013 г. по итогам 3-летнего анализа ситуации с торговлей людьми соответствующий доклад, в Португалии ежегодно 260 человек продаются в рабство. Такие значительные расхождения объясняются тем, что в официальную статистику не включаются данные о транзите через португальскую территорию людей, проданных в рабство. При том, что, как отмечается,  португальская территория интегрирована в 37 международных маршрутам торговли людьми. Основными поставщиками жертв являются Нигерия, Таиланд, Болгария, Бразилия и Гана. Таким образом 70 проц. жертв экспортируются из внеесовской территории: 44 проц. – из Африки, 13 проц. – из Латинской Америки, 13 проц. – из Азии. Отмечается рост торговли людьми с Испанией, которая составила 12 проц. от общего количества случаев. 53 проц. жертв, которым удалось вырваться из рабства, не получили никакой поддержки от правительственных структур и НПО.
По данным Службы по делам иностранцев и границ, рабочие иммигранты приносят Португалии 6 проц. ВВП, при этом 50-75 тыс. человек находятся в стране нелегально.
В португальском «досье» участились случаи педофилии и использования детей для производства порнографии (46 проц. и 14 проц. соответственно от общего количества преступлений сексуального характера за 2012 г., суммарно – 880 заведенных дел). С 2003 г. в Португалии ежегодно расследуется около тысячи дел, связанных с педофилией. За первое полугодие 2013 г. уже задержаны 42 подозреваемых в педофилии. Согласно данным Уголовной полиции по состоянию на май 2013 г., выявлено 36 случаев сексуального насилия по отношению к детям. Особое внимание правоохранительные органы уделяют предотвращению случаев педофилии в школах, семинариях и приютах после разоблачения в 2003 г. ряда высокопоставленных лиц, включая известных телеведущих, политика, дипломата и др., по нашумевшему делу «Каза Пия» о сексуальном насилии над более чем 100 детьми из детского дома в г. Лиссабоне. Один из сотрудников детского дома был обвинен в сексуальном насилии над десятками детей в течение 30 лет, а также в организации сети детской проституции, услугами которой пользовались многие влиятельные португальцы и некоторые иностранцы. Из семи фигурантов данного дела двое были освобождены и пятеро отбывают срок тюремного заключения. Согласно заявлениям прокуратуры, в настоящий момент ведется следствие по двум случаям возможного насилия над детьми в приходах г.Лиссабона и по другому громкому делу о педофилии в семинарии г. Фундау.
Широкую огласку также получил случай, когда 49-летний М.Фортеш через социальную сеть «Фейсбук» знакомился с детьми в возрасте 9-14 лет, выдавая себя за подростка. В апреле 2013 г. он был обвинен в 240 преступлениях сексуального характера против 76 детей.
В период 2007-2011 гг. специалист по информатике P.Кампуш заманивал к себе детей в возрасте 3-11 лет. В январе 2013 г. преступник был приговорен к 19 годам тюрьмы за 17 преступлений по сексуальному совращению детей вместо 165, в которых он изначально обвинялся.
Участились случаи принуждения детей к занятию проституцией их собственными родителями и родственниками. В г.Паредеш в течение трех лет женщина принуждала своих дочерей, 13 и 15 лет, к поддержанию сексуальных отношений с 73-летним мужчиной за деньги и еду. Оба подозреваемых были задержаны.

Румыния

Международные и национальные правозащитные организации продолжают сигнализировать о выявленных проблемах в Румынии в области прав человека. Среди наиболее распространенных выделяются негуманное обращение представителей полиции и жандармерии заключенными, ущемление прав цыган, нарушение свободы слова и др.
В мае-июле 2012 г. зарегистрировано три случая применения полицейскими и жандармами огнестрельного оружия в отношении предполагаемых преступников цыганской национальности, приведших к летальному исходу. При этом один из инцидентов впоследствии был квалифицирован судом как самозащита, что позволило представителю закона избежать наказания. Это вызвало бурную реакцию со стороны несогласной с решением суда отстаивающей права цыган НПО «Романи-КРИСС».
В соответствии с опубликованным в ноябре 2011 г. докладом Европейского Комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП) представители Управления по борьбе с организованной преступностью и терроризмом Румынии производили в отношении задержанных, включая подростков, в ходе проведения процедуры допроса действия, квалифицировавшиеся впоследствии ЕКПП как пытки (с применением электрошокеров, дубинок, методов с выкручиванием рук и т.п.).
Правозащитные организации обеспокоены положением дел в пенитенциарной системе Румынии по причине тяжелых условий содержания заключенных, жестокого обращения с ними и неадекватного медицинского обслуживания. В некоторых тюрьмах арестанты лишались доступа к питьевой воде.
По мнению наблюдателей, не первый год подряд остается плачевной ситуация с соблюдением прав цыган. Отдельные НПО (особенно «Романи- КРИСС») по-прежнему критикуют политику румынских властей в вопросе обеспечения доступа цыган к нормальному образованию, на рынок труда и к медицинскому обслуживанию. По данным европейских экспертов, в Румынии проживает от 1,8 млн. до 2,5 млн. цыган, 45 проц. из которых не имеют постоянного места работы, а большинство живет в условиях крайней бедности.
Уровень нетерпимости к цыганам в  румынском обществе остается высоким, распространены стереотипы дискриминационного характера. Журналисты и политики в своей профессиональной деятельности по-прежнему допускают оскорбительные высказывания в адрес цыган. В ходе публичных мероприятий (особенно спортивных) нередко используются афиши, лозунги и песни антицыганской направленности.
В этой связи озабоченность у профильных НПО вызвали сделанные в июне 2013 г. заявления президента Т.Бэсеску, который, рассуждая на тему демографической ситуации в стране, саркастически отметил: «Почему цыганка может иметь пять-шесть детей, а румынка нет? Потому что цыганка не обладает менеджерскими способностями».
Правозащитники продолжают фиксировать в Румынии случаи принудительного переселения цыган. В ходе предвыборной кампании в органы местного самоуправления в мае-июне 2012 г. по указанию получившего известность в свое время по возведению сегрегационной стены мэра г.Бая-Маре 90 семей цыганской национальности принудительно были вывезены для дальнейшего проживания в административные постройки заброшенного химкомбината на окраине города. В сентябре 2012 г. мэр отдал распоряжение демонтировать жилые здания в другой части муниципалитета, где проживало около 45 семей.
В школах страны выявляются случаи сегрегации в отношении цыганских детей, когда учителя группировали их на задних партах или в отдельных от румынских учеников кабинетах, игнорировали в ходе учебного процесса.
В декабре 2011 г. правительством Румынии была одобрена Национальная стратегия по интеграции цыганского нацменьшинства в румынское общество на период 2012-2020 гг. Однако созданное для этих целей Национальное агентство по делам цыган постоянно подвергается критике со стороны правозащитных организаций. В условиях непростой социально-экономической ситуации в стране в сочетании с неуклюжим и несогласованным взаимодействием данного института с другими госучреждениями им реализуется крайне ограниченное число проектов, что, по мнению НПО, ставит под сомнение решение цыганского вопроса в краткосрочной перспективе.
НПО «Центр по мониторингу и борьбе с антисемитизмом в Румынии» продолжает выявлять и привлекать внимание государства и общественности к случаям проявления антисемитизма, ксенофобии, расизма и национализма.
Румынское законодательство запрещает публичное отрицание Холокоста. Несмотря на это, в марте прошлого года официальный представитель крупнейшей в составе правящей коалиции Социал-демократической партии Д.Шова заявил на телевидении, что, благодаря маршалу Антонеску, на территории Румынии не пострадал ни один еврей. Эта декларация вызвала бурную реакцию со стороны еврейских правозащитных организаций, практически реабилитирующая главного румынского фашиста, осужденного Нюрнбергским трибуналом. Д.Шова был отстранен от занимаемой должности, публично покаялся и даже стал автором законодательной инициативы, направленной на совершенствование образовательных программ по вопросу Холокоста.
В апреле 2012 г. Национальный институт по изучению Холокоста им.Э.Визеля направил в судебную инстанцию жалобу в отношении возведения памятника недалеко от г.Буфтя лидеру румынских ультранационалистов в межвоенный период К.З.Кодряну основателю «Железной гвардии». Однако суд отклонил апелляцию, не усмотрев в этом состава правонарушения.
До сих пор остаются тщетными предпринимаемые с 2012 г. попытки еврейских организаций и Генпрокуратуры Румынии приостановить деятельность партии «Все для страны», которая, по сути, является продолжательницей «Железной гвардии» с типично фашистской доктриной, чья в последние годы все чаще характеризуется экспертами как ксенофобская и расистская. На этом фоне отмечается, что в Бухаресте продолжают фиксироваться случаи нанесения на стены зданий и построек свастики и фашистской символики, Интернете публикуются антисемитские статьи и материалы, прославляющие идеи фашистских организаций. Правозащитники продолжают критиковать румынские власти за то, что они не придают особого значения в этой стране актам вандализма, особенно на еврейских кладбищах и мемориалах.
В мае 2013 г. действующая в рамках международной организации «Репортеры без границ» румынская НПО «Active Watch - Press Monitoring Agency», представила публике очередной доклад «О свободе прессы в Румынии за 2012 г.». В данном документе приводятся примеры оказания политического или иного давления на местных и иностранных журналистов, ущемления свободы выражения мнения со стороны государственных органов и политиков, а также влияния спецслужб на работу СМИ. Согласно мнению правозащитников, свободе слова в Румынии в настоящее время угрожают  наличие де-факто цензуры и агентов спецслужб, работающих «под прикрытием» в коллективах СМИ; интенсификация практики использования правоохранительных органов для запугивания неугодных журналистов и гражданских активистов, в том числе с санкции политической власти; подавление уличных протестов и оппозиционных демонстраций жесткими силовыми методами; использование СМИ их владельцами в качестве инструмента недобросовестной политической борьбы; растущая уязвимость журналистов перед владельцами СМИ, особенно в период экономического кризиса, применение последними инструментов финансового давления и жестокого обращения за отступление от редакционной политики или невыполнение «заказов».
Румынские и западные правозащитники продолжают отмечать серьезные нарушения прав ребенка. Около  40 тыс. детей в Румынии живут в нищете без доступа к медицинскому обслуживанию. В стране по-прежнему широко используется детский труд, особенно в сельской местности.
Согласно данным Международной организации труда в Румынии приблизительно 80 тыс. детей задействовано в нелегальном бизнесе, включая наркоторговлю и проституцию. Главным управлением по социальной помощи и защите детей Румынии регулярно выявляются случаи использования рабского детского труда.


Словакия

Ситуация с реализацией в Словакии основных прав и свобод граждан достаточно стабильна. Законодательство CP в этой сфере адаптировано к стандартам ЕС, Совета Европы и ОБСЕ.
Спектр правозащитных проблем, с которыми сталкивается Словакия, остается прежним. Основное внимание и рекомендации международных контрольных механизмов и неправительственных правозащитных организаций сосредоточены на проблеме цыганской общины, медлительности судопроизводства, «жесткой» миграционной политике.
Согласно официальной переписи населения 2011 г., в Словакии насчитывается почти 106 тысяч цыган. Эксперты оценивают реальное количество проживающих в CP цыган в значительно большую величину – около 500 тыс. чел. (более 9 проц. населения).
Цыгане, по мнению правозащитников, остаются наиболее дискриминируемой группой на рынке труда, в сфере образования, здравоохранения и обеспечения жильем. Соответствующую критику в адрес словацких властей обращают Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам, «Международная амнистия».
В Словакии фиксируется рост количества случаев противодействия проживанию лиц цыганской национальности в центральных районах городов, попытки вытеснить цыганские общины на окраины и изолировать их. Чаще всего это происходит путем возведения заградительных стен, что приводит к образованию моноэтнических цыганских анклавов. В практику входит выселение цыган вследствие задолженности по коммунальным платежам (их размер зачастую превышает социальное пособие), порой без предоставления альтернативного жилья. Причем, как отмечает Европейский центр по правам цыган, в отличие от других европейских стран, в Словакии не действует мораторий на насильственное выселение в зимний период. Так, в октябре 2012 г. местные власти снесли построенный  небольшой цыганский «поселок» между городом Прешов и селом Малы Шариш. В тот же период местные власти г.Кошице снесли постройки нелегального анклава и выселили 150 цыган (среди них 63 ребенка) в н.п. Нижне Капустники. По последним данным, сегодня в Словакии насчитывается почти 700 подобных стихийно возникших цыганских бедняцких поселений, где люди живут в самодельных строениях в антисанитарных условиях, без дорог, канализации, воды и отопления. Из них более 150 грозит снос.
Политика сегрегации цыган особенно ярко проявляется в сфере дошкольного и школьного образования. Дошкольное воспитание цыганских детей чаще всего проходит в семьях, поскольку детские сады зачастую отказываются принимать их. Это приводит к тому, что на момент наступления школьного возраста такие дети недостаточно владеют словацким языком и в результате зачисляются в отдельные классы или специальные школы как умственно отсталые. Правительство Словакии  стремится исправить ситуацию и предпринимает соответствующие шаги. Министерство образования СР приняло предписание, прямо запрещающее сегрегацию, а также выделило 110 тыс. евро на учебный год 2012/2013 на работу с учениками из неблагополучных семей.
По-прежнему часты случаи насильственной стерилизации цыганских женщин. Так, в 2012 г. Европейский суд по правам человека в Страсбурге принял три положительных решения по соответствующим жалобам.
Тревогу вызывает рост экстремистских настроений в Словакии. Полицией зарегистрировано около 2 тыс. лиц экстремистской направленности, наибольшее количество которых отмечено в столичном регионе. В основном преступления на расовой и национальной почве направлены против представителей национальных меньшинств, в подавляющем большинстве – цыган. Набирает обороты распространение националистических настроений через Интернет. За первое полугодие 2013 г. властями было выявлено несколько экстремистских случаев. Избрание губернатором Банскобыстрицкого края ультраправого радикала М.Котлебы в ноябре 2013 г., как отмечают эксперты, стало серьезным сигналом недооценки в этой стране опасности экстремизма, а также высветило откровенные недоработки властей в решении «цыганской» проблемы.
Необходимо отметить, что правоохранительные органы Словакии уделяют повышенное внимание деятельности радикальных групп. Реализуется Концепция борьбы с экстремизмом на 2011-2014 гг., в которой особое внимание уделяется разработке правовых механизмов и системы мер по охране граждан от проявлений экстремизма.
В то же время Европейский комитет по предупреждению пыток критикует Словакию в связи с фактами жестокого обращения местных полицейских с задержанными во время ареста и содержания под стражей. Наибольшее количество преступлений сотрудниками местных органов правопорядка совершается в отношении лиц цыганской национальности.
В докладах о деятельности представителя Словакии при Европейском суде по правам человека ежегодно констатируется сохраняющаяся в CP проблема затягивания судебных рассмотрений. Отмечаются случаи длительного предварительного заключения без предъявления обвинения.
Международными органами и неправительственными правозащитными организациями обращается также внимание на жесткую миграционную политику Словакии. С 1993 г. убежище в стране получили лишь 611 из более чем 57 тыс. заявителей. С 1 января 2013 г. действуют  поправки в Гражданский процессуальный кодекс CP, которые запрещают юристам из НПО бесплатно представлять в судах интересы иностранцев, просящих убежище.

Словения

Обеспокоенность у местных и международных правозащитных организаций продолжает вызывать нерешенная еще с момента обретения Словенией независимости проблема граждан бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии, вычеркнутых в феврале 1992 г. из реестра постоянно проживающих в Словении лиц. Из почти 200 тыс. представителей этой категории более 25 тыс. чел. не смогли в установленный законом срок оформить постоянное место жительства. Принятые в 2010 г. под нажимом Совета Европы и международных правозащитных НПО поправки к Закону о «вычеркнутых» дали возможность части из них добиться признания за собой статуса лиц, постоянно проживавших в этой стране до 23 декабря 1990 г. (до проведения плебисцита о независимости), и таким образом легализовать свое пребывание.
Вместе с тем, несмотря на предпринимаемые государством усилия, в Словении на сегодняшний день остается еще около 13 тыс. «вычеркнутых», которые по разным причинам не могут восстановить свой статус. Поворотным моментом в этой затянувшейся истории является принятое в июне 2012 г. решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), обязавшее Любляну выплатить группе из шести «вычеркнутых» 150 тыс. евро за нанесенный им ущерб. Основание – нарушение словенским государством ст. 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет дискриминации), а также прав «вычеркнутых» на защиту личной и семейной жизни и права на эффективные средства правовой помощи. Кроме этого, ЕСПЧ потребовал от Любляны разработать и утвердить в течение года систему выплаты компенсаций данной категории лиц.
По состоянию на конец июня 2013 г. схема выплаты не была выработана. Соответствующий закон словенское руководство планирует принять до конца 2013 г.
5 июня 2013 г. министр внутренних дел Словении Г.Вирант представил Совету Европы отчет о мерах правительства Словении по решению проблемы «вычеркнутых». Согласно новому предложению Любляны всем «вычеркнутым» предлагается выплатить по 30-40 евро за каждый месяц их нахождения в этой категории. К гражданам, на которых распространяется данная мера, относятся те «вычеркнутые», кто уже оформил ПМЖ, приобрел гражданство либо осуществил попытку получить гражданство (всего 8 тыс.чел.).
В Словении не снят с повестки дня «цыганский вопрос». Правительство прилагает усилия по обеспечению прав цыган, проживающих в юго-восточных районах Словении с 40-50-х гг. прошлого столетия. В соответствии с конституцией страны этому национальному меньшинству предоставляются особые статус и права. Тем не менее, процесс их реализации остается пока незавершенным. Существуют проблемы в использовании цыганами родного языка при взаимодействии с административными органами и в процессе получения образования.
По данным аппарата Уполномоченного по правам человека в Словении, в местах компактного проживания цыган зачастую отсутствуют электричество и водопровод. На муниципальном уровне в ряде общин не предусмотрено избрание представителей цыганской национальности в руководящие органы, что является нарушением Закона о местном самоуправлении.
Отделение организации «Международная амнистия» в Словении фиксирует случаи дискриминации цыган по этническому признаку, указывает на недостаточные условия для их жизнедеятельности.
На постоянном контроле правозащитных организаций находится также положение рабочих мигрантов (в основном из республик бывшей СФРЮ) в Словении. Наиболее частые нарушения связаны с отказом или многомесячными задержками с выплатой им заработной платы, увольнениями без предварительного уведомления, отсутствием социальных гарантий.
По оценке правозащитных структур, в стране отсутствуют четкая законодательная база, которая исключила бы произвол в отношении рабочих мигрантов со стороны их работодателей, а также предусматривала бы эффективные механизмы по оказанию им правовой помощи.


Финляндия

Уровень обеспечения прав человека и основных свобод в Финляндии оценивается международными организациями, а также национальными и международными мониторинговыми механизмами, НПО и СМИ в целом положительно.
К актуальным и наиболее распространенным проблемам Финляндии в сфере прав человека, по оценкам экспертов-правозащитников, относятся следующие:
чрезмерные сроки судопроизводства, а также период между задержанием и предъявлением обвинения, непредоставление адвоката по т.н. «мелким правонарушениям»;
неудовлетворительная ситуация с содержанием лиц, ищущих убежища, включая беременных женщин и несовершеннолетних;
недостаточность обеспечения прав лиц, к которым применяется принудительное психиатрическое лечение;
высокий уровень и высокая степень латентности домашнего насилия, в частности, в отношении женщин и детей;
отсутствие ратификации Конвенции Международной организации труда №169 о коренных народах;
сохранение оговорок к Пакту о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 14 пар.7 и ст. 20 пар.1);
недостаточное обеспечение прав коренного народа саами, главным образом в отношении экономической деятельности;
проявления дискриминации в отношении этнических и языковых меньшинств, в первую очередь, представителей народа рома, сомалийцев и русскоязычного населения;
отсутствие статистики, учитывающей этнический состав населения, затрудняет объективную оценку обеспечения прав этих групп;
несовершенство статистики по вопросам насилия в отношении женщин и детей.
Статистические данные, аккумулируемые полицией Финляндии с 2009 г. свидетельствуют о росте расистских и ксенофобских настроений в финском обществе.
Распространенный характер носит продвижение расизма в Интернете, включая тиражирование высказываний отдельных политиков. В 2013 г. сообщалось как минимум о двух приговорах судов по этому поводу в отношении членов муниципальных советов г.Лаппеенранта
Ф. ван Вонтергема и г. Контиолахти М.Хилтунена. В 2012 г. помощница депутата парламента Х.Эронен «в шутку» предложила обязать иностранцев и меньшинства носить знаки отличия, чтобы их легче идентифицировала полиция. В результате широкого общественного осуждения она уволилась.
Финская общественная организация «Спасите детей» отмечает широкое распространение, фактически «повседневность», расизма и ксенофобии в отношении детей иммигрантов. В основном речь идет об унижающих и агрессивных высказываниях в школах и на улицах.
Проявления нетерпимости распространяются не только на меньшинства, но и на тех, кто их защищает. В январе 2013 г. в г.Ювяскюля в ходе презентации книги «Ультраправые в Финляндии» было совершено нападение на её авторов с ножом, в результате которого пострадали охранники. В центральной газете «Хельсингин Саномат» 10 марта 2013 г. был размещен материал об угрозах, систематически получаемых специалистами и исследователями, занимающимися вопросами обеспечения прав и интересов иммигрантов.
В соответствии с опубликованным 9 июля 2013 г. докладом Европейской Комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) о ситуации в Финляндии по итогам 4-го цикла мониторинга (2007-2012 гг.) отмечались серьезные проблемы в этой сфере в Финляндии. В частности, слабость национальных правозащитных органов и механизмов, в том числе финского омбудсмена по вопросам меньшинств, консультативного совета по межэтническим отношениям, национального трибунала по вопросам дискриминации. По заключению ЕКРН, расовая дискриминация и ксенофобия в Финляндии не ослабевают. Как подчеркивалось в докладе, определенную роль в распространении таких настроений сыграла деятельность входящей в парламент страны праворадикальной партии «Истинные финны».
Сохраняется трудовая дискриминация женщин, в том числе различия в оплате труда за равный труд между мужчинами и женщинами («женский евро» в настоящее время составляет 84 евроцента). Нередки отказы в возобновлении или ограничение сроков трудовых договоров, а также незаконные увольнения в связи с беременностью и родами.
Характерной для Финляндии проблемой остается высокая латентность изнасилований.
В газете «Хельсингин Саномат» 13 мая 2013 г. был размещен подробный материал об уголовных наказаниях, в котором сравнивались приговоры за изнасилования и за кражи. Отмечалось, что за преступления против собственности суды склонны назначать реальные сроки тюремного заключения и многотысячные штрафы (например, 13 тыс евро за 7 незаконно выловленных тайменей, тюремное заключение и 50 тыс. евро за незаконный демонтаж и попытку продажи не использовавшихся музейных рельсов), в то время как за преступления против личности могут назначаться условные сроки и небольшие штрафы. Приводились следующие примеры приговоров: за систематические домогательства 66-летнего родственника к 10-летнему ребенку в течение года –  менее 2 лет условно и общественные работы; за принуждение к половым отношениям против воли 15-летней девушки, с которой преступник познакомился через Интернет, – менее 2 лет условно и общественные работы, возмещение морального вреда 3 тыс. евро; за неоднократное изнасилование находившейся в состоянии сильного алкогольного опьянения 14-летней девушки – менее 2 лет условно и общественные работы, штраф 5 тыс. евро (девушка в результате полученной травмы находилась впоследствии на психиатрическом лечении).
Комитет ООН по правам человека выражает озабоченность, что женщины, ставшие жертвами торговли людьми, обычно не рассматриваются в Финляндии полицией и иммиграционными властями как жертвы преступления, а только выступают в качестве свидетелей, не получая надлежащей защиты и помощи от государства.
Комитетом ООН по правам женщин ранее отмечалось, что одним из факторов недостаточной эффективности мер по противодействию преступлениям против женщин является непризнание таких преступлений в Финляндии проявлением дискриминации и концентрация исключительно на уголовно-правовом аспекте проблемы, игнорируя социальный.
Серьезной проблемой в Финляндии продолжает оставаться чрезмерное число детей, воспитывающихся вне родной семьи. Согласно официальной статистике в 2012 г., их численность составила 17 409 детей. Постоянно обращается внимание на недостаточность финансирования и персонала для социальной работы с детьми в ряде муниципалитетов. Согласно информации гостелерадиокомпании ЮЛЕ от 29 июля 2013 г., имеет место уровень загруженности соцработника в объеме 120 детей на одного сотрудника.
Второе по численности в Финляндии русскоязычное меньшинство (по данным ЕКРН – более 51 тыс. человек) выделяется экспертами ЕКРН в отдельную категорию населения, сталкивающегося с «множественной дискриминацией».
Проживающие в Финляндии русскоязычные часто становятся жертвами предрассудков и негативного отношения к ним на бытовом уровне. В 2013 г., как и в 2012 г., обращалось внимание в первую очередь на распространенность трудовой дискриминации. В июльском докладе ЕКРН вновь отмечен высокий уровень безработицы среди русскоязычных жителей Финляндии и серьезные сложности при устройстве на работу для кандидатов с русской фамилией (даже если он родился в Финляндии и на достаточном уровне владеет финским языком). Отмечаются случаи отказа русским в предоставлении банковских услуг на основании предположения – по национальному признаку – о причастности к отмыванию денег.
Русскоязычные жители Финляндии являются одной из основных групп, часто заявляющих о случаях дискриминации. Русские занимают второе место по числу обращений к Уполномоченному по правам меньшинств после рома. Как указывалось в докладе Комиссара Совета Европы по правам человека Н.Муйжниекса от 25 сентября 2012 г., отсутствует консультационный механизм для диалога этой группы населения с властями, который позволил бы «получить представление о существующих проблемах и мерах, необходимых для их решения».

 
Франция

В целом ситуация с правами человека во Франции оценивается большинством экспертов и НПО как пока относительно благоприятная, но с усиливающимися четко негативными тенденциями. Франция регулярно подвергается критике со стороны национальных и международных правозащитных структур. В последние годы Париж несколько раз выступал ответчиком и проигрывал дела в Европейском суде по правам человека.
Серьезные нарекания правозащитного сообщества вызывает политика французского правительства по противодействию возрастающей угрозе нелегальной иммиграции. По оценкам многих правозащитных НПО, французское законодательство в области иммиграции и права убежища, а также правоприменительная практика не соответствуют международным стандартам в области прав человека.
По-прежнему регулярно фиксируются случаи жестокого обращения представителей органов правопорядка с нелегальными иммигрантами (а также с легальными иммигрантами и с французами неевропейского происхождения). В их отношении применяются неоправданно частые проверки удостоверений личности, поводом для которых нередко становится «этнический фенотип» проверяемого.
Правозащитники, в частности «Ассоциация помощи лицам, не имеющим документов», сетуют на то, что в аэропортах Парижа ежегодно задерживаются и помещаются в КПЗ (зачастую без возможности своевременного обращения к адвокатам и близким) до 10 тыс. человек. Крайне негативно воспринят появившийся на фоне событий «арабской весны» декрет о содержании в приграничной зоне в центрах предварительного заключения мигрантов из Северной Африки (групп от 10 человек) на весь период рассмотрения их заявлений о допуске на французскую территорию. Унизительной и даже жестокой, по оценке правозащитников, остается процедура репатриации нелегалов. Только в 2012 г. под давлением правозащитных НПО было отменено действовавшее много лет распоряжение о содержании под стражей ожидающих выдворения из страны семей с малолетними детьми (мера заменена на подписку о невыезде).
Правозащитники констатируют, что прибывающие в страну иммигранты нередко лишаются шансов на обустройство и интеграцию. По французским законам всякое лицо, подавшее заявление о предоставлении статуса беженца, имеет право на бесплатное размещение в течение трех месяцев (обычный срок рассмотрения таких заявлений). На деле претендующие на статус беженца пополняют армию бездомных. В июле 2012 г. в Лионе по инициативе местной префектуры прошла волна широкомасштабных выселений из незаконно заселенных зданий и ликвидация временных лагерей. Вопрос о том, что делать с выселенными, большинство которых – незаконные иммигранты, не ставился.
Широкий резонанс вызвали предпринятые в 2010 г. меры по выдворению из страны нелегально находившихся здесь румынских и болгарских цыган. Еврокомиссия и Совет Европы жестко осудили действия французских властей, обвинив их в нарушении права на свободу передвижения. Французские правозащитники подчеркивали, что решения о высылке цыган принимались «автоматически и огульно». Очередная кампания по депортации нелегально находившихся в стране цыган и ликвидации их незаконных поселений была проведена в июне-августе 2013 г. (за первое полугодие 2013 г. депортировано 10 тыс. цыган).
Французская НПО «Высший орган по борьбе с дискриминацией и за равноправие» обращает внимание, что пособие по репатриации, выдаваемое во Франции цыганам-гражданам ЕС (300 евро на взрослого и 100 евро на ребенка) значительно меньше, чем для выдворяемых граждан стран, не входящих в ЕС (2000 евро на взрослого и 500-1000 евро на ребенка).
Традиционный объект критики правозащитников – французская судебная и правоохранительная система. Среди основных претензий – по-прежнему жестокое обращение с задержанными и заключенными, неоправданное затягивание сроков следствия, ограничение доступа адвокатов к подследственным и к материалам следствия.
«Международная амнистия» отмечает многочисленные случаи жестокого обращения с задержанными и подследственными, некоторые из которых приводили к летальному исходу. Расследование этих дел ведется медленно и небеспристрастно. Правозащитники полагают, что Франция часто нарушает Европейскую конвенцию по запрету пыток и других видов жестокого обращения с заключенными, заявляют о безнаказанности французских стражей закона и предвзятости судей.
14 октября 2010 г. Франция проиграла дело в ЕСПЧ, который вынес вердикт о несоответствии французского законодательства «требованиями справедливого судебного процесса». Ранее, в 1992 г., 1999 г., 2004 г. и 2009 г. ЕСПЧ выносил решения против Франции в связи с нарушением статьи 3 Европейской конвенции по правам человека о бесчеловечном и унижающем достоинство обращении с заключенными. В 2006 г. ЕСПЧ обвинил Францию в «нарушении права на жизнь» в связи гибелью заключенного в камере.
Весьма проблемным сохраняется  состояние французской пенитенциарной системы. Из-за скученности, перенаселенности и антисанитарии тюрьмы и камеры предварительного заключения уже многие годы считаются едва ли не самыми плохими в Западной Европе. На это, в частности, указывается в докладах Европейского комитета по предупреждению пыток Совета Европы за 2006 г., 2008 г. и 2010 г.
Растет обеспокоенность правозащитных организаций в связи с последовательным усилением во Франции ксенофобии, расизма и антисемитизма.
Французская Национальная консультативная комиссия по правам человека (НККПЧ) констатирует, что с 2010 г. уровень толерантности французского общества неуклонно снижается. В докладе Комиссии за 2012 г. приводятся тревожные данные соцопросов, исходя из которых 55 проц. французов считают мусульман отдельной от общества социальной группой, 69 проц. опрошенных считают, что во Франции «слишком много иммигрантов» (на 22 проц. больше, чем в 2009 г.). 73 проц. полагают, что большинство иммигрантов приезжают в страну, чтобы «паразитировать на ее социальной системе», 56 проц. уверены, что иммигранты не интегрируются во французское общество.
По данным МВД Франции, общее число расистских, антимусульманских и антисемитских актов выросло в 2012 г. в сравнении с 2011 г. на 23 проц.
Резко увеличилось число враждебных акций в отношении мусульман –  на 34 проц. По информации НПО «Коллектив против исламофобии», в 2011-2012 гг. зафиксированы многочисленные случаи осквернения кладбищ, культурных центров и мечетей, угроз смерти, надругательств над Кораном и т.п.
Во Франции отмечается всплеск антисемитизма (в 2012 г. число антисемитских акций выросло  на 58 проц.), подпитываемый обострением ближневосточных проблем. Конкретные случаи фиксируются «Службой защиты еврейской общины» при Представительном совете еврейских организаций Франции. Как показывает статистика Совета, печально известное убийство еврейских детей в Тулузе фанатиком-исламистом М.Мера в марте 2012 г. стало в определенной степени катализатором антисемитских выступлений. В конце мая 2012 г. было зарегистрировано 268 актов, среди которых 78 особо серьезных (нападения и насилие) и 190 случаев запугивания. Типичные примеры: в июне 2012 г. три еврейских подростка были зверски избиты бандой молодых людей арабского (североафриканского происхождения) в г. Виллербанн, в июле 2012 г. два француза арабского происхождения в поезде Тулон-Лион избили еврейского мальчика, услышав в его телефонном разговоре упоминание еврейских имен.
В числе рекомендаций НККПЧ, направленных на снижение в обществе ксенофобских настроений: введение в школах обязательного предмета «права человека»; разработка инновационных педагогических методик, нацеленных на повышения уровня толерантности в образовательных учреждениях; создание специального агентства по контролю за случаями проявления ксенофобии и расовой нетерпимости в сети Интернет.
Французские правозащитники указывают на то, что «многочисленные случаи насилия», унижения человеческого достоинства по мотивам расово-этнической и религиозной принадлежности, осквернения мест христианского культа, как правило, оставляются властями без внимания и списываются на правонарушения общего права.
В последние годы правозащитные организации все чаще обращают внимание на случаи нарушения свободы самовыражения, свободы слова и средств массовой информации. В числе наиболее резонансных – процесс против журналиста К.Гребера по обвинению в клевете в адрес мэра г. Пюто. В своей статье в «Фигаро» от 20 октября 2011 г. журналист уличил мэра в незаконном использовании бюджетных средств в целях личной наживы, приведя соответствующие доказательства. Однако мэрия, по утверждениям правозащитников, через давление на судей выиграла процесс и 4 сентября 2012 г. журналист был приговорен к штрафу в 1500 евро, что было расценено как явное нарушение свободы слова.
Хрестоматийным стало дело еженедельника «Нувель Обсерватер» в Марселе. 7 июня 2012 г. власти города запретили продажу очередного номера издания по причине якобы незаконной агитации в канун парламентских выборов. Согласно постановлению муниципального совета статья под заголовком «М.-А.Карлотти – уловка Ф.Олланда» носила агитационный характер. Однако, как отмечают НПО, «день тишины» по французскому законодательству наступал лишь 9 июня 2012 г. Решение марсельских властей было квалифицировано как несоблюдение законных прав на предвыборную агитацию и нарушение свободы слова и печати.
ЕСПЧ выносил обвиняющие вердикты в отношении Франции за нарушение свободы слова и самовыражения в 1999 г. и в 2009 г., в марте 2013 г. (нашумевшее дело «Э.Эон против Франции»).
Критике со стороны правозащитников подвергаются попытки властей взять под жесткий контроль Интернет. Профильные НПО отмечают, что соответствующие французские органы власти пытаются, в том числе используя нашумевшее дело террориста М.Мера, законодательно закрепить право на осуществление контроля над электронной перепиской, создают специальные «ловушки» и блокируют сайты, которые, по их мнению, носят экстремистский характер.
Новый скандал в данной области вызвала публикация газеты «Монд» от 5 июля 2013 ., в которой в контексте разоблачений Э.Сноудена сообщалось о том, что французские спецслужбы также занимаются перехватом и «складированием» метаданных в крупных масштабах. Косвенно приводимые журналистами сведения подтвердил ряд французских отставных высокопоставленных разведчиков.
В мае 2013 г. во Франции был принят закон о легализации однополых браков и предоставлении однополым парам права усыновлять детей. По мнению национального правозащитного сообщества, руководство страны при этом грубо проигнорировало мнение многочисленных сторонников традиционных семейных ценностей, выходивших на беспрецедентные по численности (до 1 млн. человек) митинги протеста. В ряде случаев полиция жестко разгоняла манифестантов, применяла непропорциональную силу. Зачастую сторонников традиционных браков задерживали лишь за ношение символики, изображающей семью (образ мужчины и женщины). Против некоторых задержанных активистов, в частности Н.Бернар-Бюсса, в тюрьме, по сообщению его соратников, оказывалось психологическое и физическое давление.
В нарушение Конституции Франции и статьи 9 Европейской конвенции по правам человека французские власти принуждали мэров городов регистрировать однополые браки. В частности, 18 октября 2013 г. Конституционный совет Франции отказал им в праве использовать оговорку «о свободе совести», с помощью которой они намеревались делегировать полномочия по регистрации таких браков своим заместителям. По мнению правозащитников, данное решение Конституционного совета нарушает права граждан.

Хорватия

Ситуация с обеспечением прав человека в Республике Хорватии (РХ), по сравнению с рядом других стран-членов ЕС, относительно благоприятная. В соответствии с основным законом страны, международные соглашения, подписанные и ратифицированные Хорватией, инкорпорированы в национальную законодательную систему и имеют приоритет над внутренним  законодательством. Суды имеют право напрямую применять международные договоры при рассмотрении споров, связанных с защитой прав человека.
Ежегодно в офис омбудсмена с жалобами, касающимися вопросов нарушения прав человека в Хорватии, обращается в среднем около двух тыс. граждан. Наибольшее количество жалоб затрагивает претензии к работе судебной системы (25 проц.), положению заключенных (20 проц.) и трудовым отношениям (8 проц.).
В соответствии с данными хорватских правозащитников, серьезные проблемы наблюдаются в пенитенциарных учреждениях Хорватии. Распространенными явлениями стали перенаселенность тюрем (в среднем на 35 проц. сверх плановых возможностей, а в некоторых городах – с двукратным превышением), недостаточная медицинская, в частности, психологическая помощь, плохие бытовые условия в камерах.
Систематические проблемы наблюдаются в области свободы слова и СМИ (на региональном уровне сообщается о непосредственном вмешательстве властных структур в деятельность СМИ), коррупции (фиксируется причастность высокопоставленных государственных деятелей к коррупционным схемам), семейного насилия (до 20 проц. от общего числа убийств в стране), сексуального насилия в отношении женщин, включая принуждение к сексуальным отношениям со стороны работодателей (особенно в текстильной, кожевенной и торговой сферах), расовой нетерпимости (антисемитизм, антисербские настроения), незаконное использование детской рабочей силы.
Правозащитники отмечают рост в Хорватии количества инцидентов, связанных с разжиганием ненависти по отношению к сербскому меньшинству этой страны. В частности, продолжают фиксироваться нападения на объекты собственности, владельцами которой являются сербы, а также  «антикириллические» кампании и другие подобные действия.
В соответствии с исследованиями правозащитных организаций, имеет место дискриминация по половому признаку. В частности, оплата труда для женщин на 9,8 проц., а пенсии  на 25 проц. ниже, чем у хорватских мужчин.
Чехия

Несмотря на то, что ситуация с соблюдением прав человека в Чешской Республике (ЧР) в целом остается достаточно спокойной, в данной области существует ряд вопросов, состояние которых вызывает регулярную критику и озабоченность со стороны национального и международного правозащитного сообщества.
Наиболее острым и по-прежнему нерешенным остается «цыганский вопрос». Положение подавляющего большинства цыганского населения ЧР является ощутимо тяжелым (по различным оценкам, приблизительно на территории страны проживает от 200 до 300 тыс. цыган). Большинство местных цыган входят в категорию т.н. «социально исключенных»: не имеют постоянной работы, живут преимущественно на социальные пособия, во многих регионах Чехии проживают в «закрытых» кварталах («гетто»), отличающихся бедностью и высокой степенью криминализации.
Власти пытаются принимать меры для исправления данной ситуации. В 2010 г. правительством Чехии был принят Национальный план действий по вопросам инклюзивного образования, направленный на решение проблемы образования детей цыганского меньшинства и детей с отклонениями развития. Осенью 2011 г. правительство приняло «Стратегию преодоления социального аутсайдерства», определяющую главные направления усилий: безопасность, жилье, социальные службы, семья и здоровье, образование, трудоустройство и социальные пособия, региональное развитие. Однако на практике все эти меры пока не позволяют решить проблему принципиально. Комиссар Совета Европы по вопросам прав человека Н.Муижниекс в феврале 2013 г. в своем регулярном отчете отметил, что «несмотря на действия и инициативы чешских властей, необходимо еще очень много сделать для преодоления в обществе антипатии к лицам цыганской народности».
В указанном докладе Н.Муижниекса отмечалось, что в ЧР по-прежнему многочисленны случаи сегрегации цыганских детей и их принудительного помещения в школы для детей с задержками развития, несмотря на то, что ЕСПЧ неоднократно осуждал Чехию за эти действия. Комиссар также обратил внимание на то, что представители цыганского населения ЧР по-прежнему занимают первое место в списках жертв преступлений на расовой почве и «необходимо сочетать меры, направленные на противодействие данному явлению, с эффективной работой соответствующих органов по поиску и наказанию виновных, и по выработке политических заявлений, осуждающих такого рода преступления».
В докладе Комиссара СЕ затрагивается и нерешенный чехами вопрос о сносе свинофермы в г.Леты (район Страконице), построенной в 1970-е гг. на месте нацистского концентрационного лагеря, в котором в период Второй мировой войны погибло большое количество цыган и на месте которого должен быть воздвигнут мемориал.
Совет ООН по правам человека также держит цыганскую проблему в ЧР в фокусе своего внимания. Отмечаются проблемы доступа цыганского населения страны к школьному образованию, проявление социальной дискриминации и ксенофобии, принудительной стерилизации цыганских женщин в некоторых чешских регионах.
Правозащитники указывают на то, что в ЧР не в полной мере обеспечиваются условия проживания и существования лиц с ограниченной двигательной активностью и инвалидов: более 60 тыс. содержатся в специализированных социальных учреждениях, причем около половины полностью или частично «исключены» из общественной жизни, имеют ограниченную дееспособность и фактически содержатся «под арестом». Признавая, что вступающий в силу с 1 января 2014 г. новый Гражданский кодекс должен во многом исправить данную ситуацию, высказываются опасения, что «на местах» для этого не ведется соответствующая подготовка, и, таким образом, фактическое положение данной категории лиц вряд ли улучшится.
НПО «Международная амнистия» в своих материалах привлекает внимание к «тревожной и очевидной тенденции» роста в Чехии экстремистских и националистических настроений. В качестве иллюстрации  такого вывода приводятся масштабные демонстрации и «антицыганские марши» в г.Варнсдорф (август-сентябрь 2011 г.), г.Духцов (май-июль 2013 г.), г.Ческе Будеевице (июнь-июль 2013 г.) и др. Националистические выступления резко осудил президент страны М.Земан.
Как следует из очередного обзорного доклада МВД ЧР за 2012 г., в сравнении с предыдущим отчетным периодом зафиксирован троекратный рост антисемитских проявлений.
Критике экспертов-правозащитников подвергаются содержание прибывающих в ЧР беженцев в специальных лагерях (условия содержания, отсутствие эффективных законодательных механизмов, которые бы позволяли сократить время пребывания беженцев в лагерях), условия содержания заключенных в тюрьмах («перенаселенность»), ненадлежащее обращение с заключенными, частое отсутствие в пенитенциарных заведениях базовых средств гигиены.




Швеция

Правочеловеческая ситуация в Швеции, несмотря на благоприятное в своей основе развитие, в настоящий момент характеризуется  рядом тревожных  тенденций.
Прежде всего эксперты-правозащитники выделяют нарушения в области прав человека, совершаемые шведским государством, коренным населением в отношении все возрастающего числа иммигрантов, а также самими иммигрантами. К конкретным нарушениям прав и свобод относятся случаи ксенофобии, нетерпимости и различных форм дискриминации отдельных групп населения (женщин, иммигрантов, национальных меньшинств).
Растет число исков против Швеции в Европейский суд по правам человека, (на настоящее время в – 732 жалобы, 52 обвинительных постановления).
Несмотря на политически мотивированные отказы выдать России лиц, обвиняемых в совершении на ее территории тяжких уголовных преступлений, шведское правительство в определенных ситуациях жестко регулирует аналогичные проблемы у себя в стране, особенно в отношении неевропейцев, ссылаясь на «угрозы интересам национальной безопасности». Такой подход подтвердился при задержании (невинных, как затем показали расследования) людей в рамках операций по предотвращению терактов в Гётеборге в ноябре 2010 г. и сентябре 2011 г.
Неоднозначна позиция Стокгольма в случае с задержанием в 2012 г. в Джибути двух шведских граждан сомалийского происхождения, которые допрашивались в течение нескольких месяцев американской полицией, а затем были переправлены в США, где им в т.ч. на основе предоставленной Полицией безопасности Швеции технической доказательной базы предъявлено обвинение в терроризме и грозит пожизненное заключение.
Исламские организации Швеции в начале 2013 г. направили в Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации альтернативный доклад. Он содержит, в частности, предложения по укреплению прав мусульман в рамках борьбы с терроризмом, преодолению жилищной сегрегации и решению проблем исламофобии в обществе.
ЕСПЧ, Комиссар ООН по делам беженцев, Комитет ООН против пыток, международные правозащитные организации критикуют власти Швеции за то, что они широко применяют практику принудительной высылки на родину беженцев, в т.ч. больных, несовершеннолетних и журналистов, выходцев из Сербии, Ирака, Ирана, Афганистана, Марокко, Эритреи, Эфиопии, несмотря на имевшие там место вооруженные конфликты или очевидный риск преследования, включая пытки и тюремное заключение, в этих странах. В частности, Комитет ООН против пыток в своем недавнем докладе признал несостоятельными 19 таких шведских высылок.
Подвергся критике процесс высылки в Италию несовершеннолетних беженцев (в 2012 г. – более 100 детей), которые приезжают в Европу в одиночку и, прежде чем прибыть в Швецию, пересекают итальянскую границу, где у них берут отпечатки пальцев. Миграционные власти Швеции ставят знак равенства между снятием отпечатков и прошением об убежище и депортируют беженцев в страну первоначального въезда.
Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации порицает шведскую политику в отношении нацменьшинств и иммигрантов в том, что Стокгольм зачастую отказывает в выдаче вида на жительство лицам, действительно нуждающимся в убежище (отдавая приоритет политическим мотивам), и ничтожная часть дел, связанных с преступлениями на почве ненависти и с расовой и этнической дискриминацией беженцев/мигрантов (прежде всего на рынке труда и в социальной сфере) доходит до судопроизводства и тем более до обвинительного приговора. Комиссия против расизма и нетерпимости Совета Европы призывает шведское правительство принять план борьбы с жилищной сегрегацией населения и упростить процедуры воссоединения семей.
В судах преступники-иммигранты получают, как правило, более суровое наказание, чем этнические шведы. Более 40 проц. иммигрантов считают себя ущемленными в правах; среди неевропейцев эта цифра еще выше. Наблюдается существенная разница между уровнем безработицы среди коренного населения и иммигрантов – одна из самых больших в странах ОЭСР (8 проц. среди шведов, 25 проц. – иммигрантов). Сохраняется крайне невысокий уровень представленности иностранцев на руководящих должностях – от 6 проц. до 10 проц. в различных секторах (при доле среди всех занятых около 20 проц. ). Иммигрантам не из Европы крайне сложно найти жилье.
В шведском общественном мнении подвергаются критике условия содержания лиц, обратившихся с просьбой о предоставлении убежища, которые в ожидании завершения процедуры рассмотрения заявки вынуждены иногда в течение нескольких лет проживать в среде, близкой к тюремной.
В Швеции сохраняются известные проблемы в области трудовой миграции. Так, например, в стране присутствует большое количество сборщиков ягод из стран Центральной и Восточной Европы и Азии, которые зачастую лишены элементарных условий гигиены, мест проживания, а порой и полной оплаты труда.
В 2012 г. в Швеции на 24 проц. по сравнению с 2011 г. возросла активность правоэкстремистских организаций, прежде всего нацистской «Партии шведов». Растет популярность организаций (более 15), занимающихся пропагандой нетерпимости к лицам другой расы, веры и национальности. В 2009-2012 гг. удвоилось (до 16 тыс.) количество веб-сайтов, пропагандирующих ксенофобию и религиозную нетерпимость.
В феврале 2013 Международная организация труда постановила, что шведское трудовое законодательство (о возможности применения профсоюзами конфликтных мер для заключения коллективных соглашений с зарубежными компаниями только, если эти соглашения предоставляют условия работникам лучше, чем у них дома) противоречит международным конвенциям о деятельности профсоюзов и нарушает основополагающие права человека в трудовой жизни.Европейская комиссия также в феврале 2013 г. повторно (после 2010 г.) подвергла критике как противоречащее соответствующей директиве ЕС шведское трудовое законодательство в вопросах временного трудоустройства («неограниченный период применения временного найма») и призвала правительство принять меры по сокращению возможностей работодателей в этой сфере.
Совет Европы, а также ряд международных правозащитных организаций отмечают, что Швеция прилагает недостаточно усилий для выполнения положений подписанной ею в 2008 г. Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств. В частности, заключение Консультативного комитета Рамочной конвенции СЕ о защите нацменьшинств от 23 мая 2013 г., подготовленное в рамках Третьего цикла мониторинга по Швеции, содержит около десяти рекомендаций шведским властям, некоторые из которых требуют «незамедлительных действий»: активизировать усилия по эффективной имплементации Закона «О национальных меньшинствах» 2009 г. на муниципальном уровне; принять конкретные меры по повышению возможностей нацменьшинств получить образование, в т.ч. высшее, на родном языке; гарантировать эффективное участие саамского (коренное национальное меньшинство) парламента в процессе принятия решений, затрагивающих этот народ; укрепить мониторинг фактов дискриминации по этническому признаку; улучшить положение цыганских детей в системе образования; повысить уровень координации центральных и местных властей по вопросам защиты нацменьшинств.
Обеспокоенность соблюдением своих прав выражают саамское (17 тыс.) и цыганское (50 тыс.) население Швеции. В связи с тем, что исконно саамские земли находятся во владении шведского государства и ряда частных лиц, участились случаи общественно-хозяйственных конфликтов с участием нацменьшинства. Местное население также обеспокоено негативным воздействием развития добывающей промышленности на флору и фауну региона, а также традиционные саамские способы хозяйствования.
Предрассудки по отношению к цыганам, в том числе ведущим «европейский» образ жизни, сохраняются в Швеции даже в среде высокообразованных людей, что вынуждает многих представителей этого народности менять имена и скрывать свое происхождение. Согласно социологическим исследованиям, основные проблемы цыганского населения Швеции – на рынке труда и в сфере образования. Уровень безработицы среди цыган достигает 80 проц., их дети зачастую или совсем не посещают школу.
Комитет ООН по правам женщин, местные НПО и СМИ констатируют усиление гендерного неравенства. Продолжает иметь место низкая представленность женщин на руководящих постах (25 проц. – по стране в целом), до 2 тыс. евро увеличился разрыв в среднем размере годовой зарплаты у мужчин и женщин. Начиная с 45 лет мужчины с высшим образованием имеют годовой доход в среднем на 40 проц. выше, чем женщины с таким же образованием. В отношении женщин действуют более жесткие условия труда и доступа к образованию, регулярно фиксируются случаи«сексуального рабства» (более 500 женщин-жертв ежегодно), насилия в семье (20 тыс. шведок каждый год), сексуальных домогательств, дискриминации беременных женщин и иммигранток. Из 119 возбужденных уголовных дел в связи с торговлей людьми в 2009-2012 гг. лишь в семи случаях были вынесены обвинительные приговоры.
В соответствии с выводами Комитета ООН по правам ребенка, Швеция слишком либерально выполняет положения Протокола к Конвенции о правах ребенка, касающиеся торговли детьми, детской проституции, детской порнографии. Так, за период 2009-2011 гг. существуют подозрения о 166 случаях торговли детьми в Швеции, в т.ч. 137 документально подтвержденных, из которых в 77 случаях речь шла об использовании детей для продажи в сексуальных целях. Из заявленных в полицию 68 случаев торговли людьми только по двум были вынесены обвинительные приговоры.
В Швеции весьма распространена практика совращения несовершеннолетних через Интернет. По сведениям СМИ, шведы неоднократно были уличены в покупке детских секс-услуг в других странах через Интернет. Стабильно растет статистика обращений в полицию по поводу грубого обращения с детьми: в 1995 г. – 500, а в 2011 г. – более 2500 случаев.
Несмотря на критику Комитетов ООН по правам ребенка и против пыток, растет практика изоляции детей под арестом или стражей (более 3 тысяч человек в 2011 г.), в ходе которой фиксируются неприемлемые условия и нарушения прав, неправомерно длительного расследования преступлений, совершенных против детей (больше года при положенной норме не более 90 дней), а также выселения семей с детьми за неуплату долгов (более 3,5 тысяч детей с 2007 г., когда Министр по делам детей М.Ларссон пообещала приостановить принудительное выселение семей с детьми).
Правозащитники призывают шведское правительство более эффективно имплементировать в национальное законодательство основные положения упомянутых Конвенции и Протокола к ней, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Подчеркивается также необходимость более четкой систематизации работы правоохранительных и судебных органов в целях профилактики и противодействия трэффикингу несовершеннолетних.
Шведские компании не всегда учитывают права местных граждан, в т.ч. детей и женщин, в своей деятельности за рубежом, ставя на первое место коммерческую выгоду. Среди известных примеров – ретуширование женщин в каталоге «ИКЕА» в Саудовской Аравии, «нищенские» условия работников заводов шведской компании «Хеннес и Мауритц» в Бангладеш, сотрудничество телекоммуникационной госкомпании «Телия Сонера» со спецслужбами в постсоветских странах, в частности с целью прослушивания и преследований оппозиции. Крупные шведские турагентства не подписывают Кодекс поведения Всемирной организации турагентств по защите детей от сексуальной эксплуатации в туризме.
Местная профессиональная организация «Сообщество адвокатов» констатирует «крайне тревожную» ситуацию в сфере допуска адвокатов к осужденным. Подчеркивается, что пенитенциарные учреждения склонны сужать время общения адвокатов с заключенными, ограничив его лишь рабочими часами. В ряде случаев адвокату следует предварительно записываться на беседу со своим подзащитным. Ведущие шведские юристы разделяют претензии в адрес шведской судебной системы основателя «Викиликс» Дж.Ассанжа. В частности, Швеция – одна из немногих стран мира, где не регламентируется количество времени, в течение которого подозреваемый, которому еще даже не предъявлено обвинение, может быть лишен свободы и заключен под стражу по ходатайству прокурора без решения суда (нередко за несколько лет до начала суда).
В декабре 2012 г. Комитет по защите личной неприкосновенности граждан раскрыл случаи нарушения Закона «О персональных данных» (запрещает сбор, регистрацию, хранение, обработку и распространение данных об этническом происхождении, политических взглядах и деятельности, религиозных или философских убеждениях, здоровье и т.п.). Так, органы полиции осуществляют регистрацию подозреваемых и преступников по религиозному и национальному признаку, компания «Радио Швеции» – регистрирует взгляды слушателей, а также сведения об их политической ориентации, религиозной принадлежности, болезнях, возрасте и др. В таких же злоупотреблениях в мае 2013 г. был уличен государственный банк «Нордеа» (ранее «Нордбанкен»), составлявший в 1970-1990-е гг. «черные списки» граждан, где оказалось более 2 тыс.чел.
Продолжает беспокоить общественность вступивший в 2009 г. в силу Закон «О перлюстрации электронных сообщений», согласно положениям которого Институт радио-коммуникационного слежения вооруженных сил Швеции (FRA) может по заказу определенных органов госвласти (а также по разрешению суда по вопросам оборонной разведки и в тесном контакте с Государственной инспекцией по вопросам оборонной разведывательной деятельности (SIUN) и советом FRA по защите неприкосновенности личности) отслеживать любую электронную информацию, и прослушивать телефонные разговоры по пересекающим границы страны кабелям и сетям. В июне 2013 г. SIUN уже во второй раз в этом году сделала замечание FRA в связи с тем, что он сохранял в своих базах данных чувствительную информацию о физических лицах. Местная НПО «Центр за справедливость» подала иск в ЕСПЧ на предмет противоречия закона основополагающим правам и свободам граждан.



Эстония

Ситуация с обеспечением прав человека в Эстонии остается непростой. Так и не создан независимый правозащитный институт, который занимался бы мониторингом в сфере прав человека. На необходимость такой структуры, которая бы, помимо всего прочего, выносила заключения по вопросам соответствия тех или иных законодательных актов и действий властей международным конвенциям, а также давала рекомендации по исполнению вытекающих из них требований, указывали многие эксперты, в том числе Эстонский центр по правам человека. Остается неразработанной национальная стратегия обеспечения защиты прав человека.
В Эстонии по-прежнему сохраняется проблема массового безгражданства русскоязычного населения. Количество т.н. «неграждан» составляет порядка 7 проц. от всего населения страны. Темпы реализации эстонской программы натурализации остаются низкими, не выполняются ранее сделанные Таллину рекомендации профильных международных структур, в том числе об облегчении процедуры натурализации для лиц пожилого возраста, постоянно проживающих в Эстонии.
Проблема массового безгражданства отмечена в обнародованном 20 июня 2013 г. докладе Комиссара по правам человека Совета Европы Н.Муйжниекса.
Комиссар отмечает, что социально-экономический разрыв между этническими эстонцами и нацменьшинствами, в частности русскоязычным меньшинством, в последнее время стал более ощутимым. Представители нетитульных наций (согласно приведенной статистике, русских насчитывается более 320 тыс., вторые по численности белорусы – более 12 тыс.) поставлены в заведомо неблагоприятные условия с точки зрения трудоустройства, оплаты их труда и в наибольшей степени подвержены бедности.
По данным М.Муйжниекса за последние годы уровень безработицы среди нацменьшинств существенно вырос и в настоящее время почти в два раза превышает аналогичный показатель среди этнических эстонцев (15,3 против 7,8 проц. соответственно по состоянию на 2012 г.). Социально-экономическое неравенство, как подчеркивается в докладе, имеет региональное измерение и особенно ярко проявляется в северо-восточной части Эстонии, где русскоязычное население составляет большинство (При этом безработица среди русскоязычной молодежи составляет около 42,1 проц., в то время как среди эстонской молодежи –  29,1 проц.).
В данном контексте привлекается внимание к тому факту, что этнические меньшинства заняты, в основном, в низкооплачиваемых секторах экономики, тогда как большинство титульного населения относится к категории «белых воротничков».
Отдельное внимание Н.Муйжниекс уделил чрезмерно жестким требованиям к знанию эстонского языка при трудоустройстве, что, по его мнению, «усугубляет положение нетитульных наций». В ряде случаев работодатели применяют еще более суровые нормы в этой области, нежели предусмотренные законодательством, что приводит к явной дискриминации по этническому признаку. Н.Муйжниекс вновь ссылается на заключение Консультативного комитета Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, а также на рекомендацию Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации о том, что требования о знании эстонского языка должны быть соразмерны преследуемой законной цели.
В соответствии со статистикой Агентства ЕС по основным правам человека в 2009г. 13 проц. русских испытывали дискриминацию на рабочем месте, «евробарометра» – в 2012г. 37 проц. постоянных жителей Эстонии заявили о широко распространенной дискриминации по этническому признаку. По результатам социологического исследования 2011 г. об эффективности эстонской политики по интеграции нацменьшинств, 20 проц. респондентов из числа нетитульного населения подвергались неравноправному обращению.
Первоочередные рекомендации Комиссара СЕ по правам человека эстонским властям сводятся к необходимости предпринять решительные действия по устранению препятствий для социальной интеграции этнических меньшинств и по борьбе с дискриминаций по этническому признаку; пересмотреть жесткие требования о знании эстонского языка при трудоустройстве; принять комплекс конструктивных мер по решению проблемы безработицы и социальной маргинализации этнических меньшинств.
Комиссар призывает эстонские власти автоматически предоставлять эстонское гражданство детям «неграждан», для чего необходимо внести поправки в действующий Закон о гражданстве ЭР (данное предложение Н.Муйжниекса практически сразу вызвало резкую критику и неприятие со стороны руководства МВД Эстонии). По данным Н.Муйжниекса, на 1 января 2013 г. в Эстонии насчитывалось почти 1200 детей-неграждан в возрасте до 15 лет, тогда как общее число неграждан составляло почти 91 тыс. человек (по состоянию на 1 апреля 2013 г.). В этой связи он обращает внимание на замедление темпов натурализации – в 2011 г. гражданство приобрели 605 детей, тогда как в 2012 г. – 469.
Дискриминация русскоязычного населения в Эстонии как языкового меньшинства осуществляется в том числе в рамках проводимых правительством этой страны мер по вытеснению русского языка из системы образования.
По итогам проведенной Минобрнауки ЭР в феврале-марте 2013 г. в таллинском Институте экономики и управления Ecomen ( единственный в стране вуз с преподаванием всех дисциплин на русском языке) масштабной проверки, которая выявила «большое количество нарушений» в его работе, министр Я.Аавиксоо вышел в правительство с предложением лишить данное учебное заведение лицензии. Министр также публично посоветовал студентам Ecomen начать поиск «других вузов» для продолжения учебы.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что проводимые до этого на протяжении всех 20 лет существования Ecomen неоднократные его проверки никаких серьезных нарушений в работе вуза не обнаруживали. В частности, в конце апреля 2013 г. независимая фирма Bureau Veritas, проводившая в вузе очередную плановую проверку системы менеджмента на соответствие международным стандартам, дала положительное заключение. В октябре 2012 г. эстонское агентство качества Высшего образования признало качество преподавания в Институте соответствующим действующим требованиям.
По мнению ректора Ecomen Х.Барабанера, выявленные нарушения представляют собой в основном технические недочеты, которые вполне можно было бы устранить в рабочем порядке. В этой связи принятые Минобрнауки ЭР решения расценены руководством вуза как политические, направленные на «завершение процесса уничтожения образования на русском языке».
В аналогичном русле рассматривается принятие парламентом ЭР 17 апреля 2013 г. в третьем чтении поправок к закону «О частных учебных заведениях», лишающие муниципалитеты Эстонии права самостоятельно определять отличный от эстонского язык обучения в создаваемых ими частных школах. Согласно утвержденным изменениям, такое право им может быть предоставлено только на основании соответствующего решения правительства.
Данный пакет поправок во многом продиктован стремлением правящей политической коалиции прекратить деятельность властей Таллина и Нарвы по созданию сети частных гимназий с русским языком обучения и наряду с «Делом Ecomen» носят откровенно дискриминационный характер в рамках стратегического курса эстонских властей на демонтаж русскоязычного сегмента из системы образования Эстонии.
Эстония уже шестой год не выполняет рамочное решение Европейского союза от 2008 г. (Framework decision 2008/913) о привидении соответствующих статей пенитенциарного кодекса ЭР (в данном случае речь идет о ст. 151 «разжигание ненависти») в соответствие с требованиями указанного документа. Такое положение дел привело к тому, что эстонском законодательстве факты проявления ксенофобии, национализма и расизма, латентной дискриминации умышленно выводятся за рамки уголовного и административного преследования.
Аналогичным образом Эстония не подписывает целый ряд международных документов, в том числе Европейскую Конвенцию о гражданстве, Европейскую хартию региональных языков и языков национальных меньшинств.
Кроме того, имеет место целенаправленное нивелирование эстонскими властями ряда положений, да и общего духа Рамочной конвенции совета Европы по защите национальных меньшинств. При присоединении к ней парламент ЭР принял в 1996 г. ратификационный закон, который причисляет к национальному меньшинству исключительно граждан страны. Тем самым из числа объектов Конвенции выпали сразу как постоянно проживающие на территории ЭР граждане иных государств, так и почти стотысячная категория постоянных жителей, не имеющих определенного гражданства («неграждане»).
Правозащитное сообщество обращает внимание на фактическую языковую сегрегацию в эстонских тюрьмах (введение категоризации заключенных в зависимости от уровня знания эстонского языка). Власти Эстонии практически блокируют допуск в страну иностранных беженцев (из 77 прошений за последние годы было удовлетворено лишь одно). Соискателей статуса беженца содержат вместе с незаконными мигрантами в здании, расположенном на территории столичной тюрьмы.
На этом фоне не остались незамеченными расистские высказывания одного из лидеров Эстонской консервативной народной партии М.Хелме: «black, go back», «я хочу, чтобы Эстония была белым государством» и т.д.
В Эстонии продолжаются усилия по героизации и увековечиванию памяти бывших легионеров «Ваффен – СС» и их пособников.
26 февраля 2013 г. Премьер-министр Эстонии А.Ансип провел ежегодный торжественный прием для членов «Союза борцов за свободу Эстонии», на котором выразил благодарность собравшимся за их деятельность «ради отчизны».
В марте 2013 г. эстонское издательство «Гренадиир», специализирующееся на националистической и военно-патриотической литературе, выпустило книгу – биографию генерала «Ваффен-СС» Й.Соодла, возглавлявшего эстонскую полицию и добровольное военное формирование «Омакайтсе», принимавшее непосредственное участие в проведении карательных операций в Ленинградской области, уничтожении еврейского населения Эстонии.
30 марта 2013 г. Министр обороны Эстонии У.Рейнсалу направил приветствие участникам организованной «Союзом борцов за свободу Эстонии» в Таллине конференции, посвященной 100-летнему юбилею со дня рождения кавалера Рыцарского Железного креста оберштурмбаннфюрера СС П.Майтла. В своем обращении У.Рейнсалу поблагодарил «всех, кто собрался почтить память замечательного человека».
6 июля 2013 г. состоялся двадцать первый слет «Союза борцов за свободу Эстонии». Официальные лица в мероприятии участия не принимали, однако Министр обороны Эстонии У.Рейнсалу направил его участникам приветственное обращение.
27 июля 2013 г. в Синимяэ состоялся ежегодный слет бывших эстонских легионеров «Ваффен-СС».
Растущую критику вызывают действующие в Эстонии чрезмерно жесткие иммиграционные правила, направленные на максимальное ограничение сроков и возможностей пребывания в ЭР иностранцев, находящихся здесь в связи с учебой, по личным обстоятельствам или с деловыми целями. Закон ЭР об иностранцах существенно осложняет выдачу вида на жительство иностранцу-супругу гражданина Эстонии, если супруги не имеют возможностей доказать, что не смогут переехать в какую-нибудь другую страну.
В Эстонии фиксируются нарушения прав инвалидов. Лишь 21,2 проц. инвалидов имеют работу. Правозащитными организациями отмечается отсутствие в ЭР закона, защищающего инвалидов от дискриминации.