"Пушкинская горка": Первый фестиваль русской поэзии в Молдове

Parent Category: Культура Written by Нина Орлова-Маркграф Hits: 6243

Незаметно пролетели дни, под уклон пошла «Пушкинская Горка», прокатился стремительно ее третий, последний день... И вот, уже в удивлении сижу и рассматриваю фотографии Первого пушкинского фестиваля русской литературы в Молдове.

Я думаю, как долго устанавливала жизнь связь с действительностью, порушенную когда-то немилосердными годами перестройки, войны, распада страны. До конца ее было не оборвать, связь с той сияющей из прошлого действительностью, которую называю я по старинке Молдавией.

Мой приезд сюда в молодости в этот край был счастливым, я ехала полная любви к нему. Она передалась мне от моих молдавских друзей-поэтов, с которыми я училась  вместе в Москве, в Литературном институте.

Они и сами были похожи на свой край: полные духа мирного, щедрого. Все увиденное тогда: Кишинев, Кодры, деревни молдавские сложила я в сердце своем, словно чувствовала, что не скоро сюда вернусь. Так и вышло, в пропасти лет, называемой «девяностые», погибли наши мечты о частых встречах. Оставались воспоминания юности. В последний год они не давали мне покоя. Весть о смерти моей подруги, молдавской поэтессы Валерии Гросу снова и снова переносили меня в молдавское село, в ее родительский деревенский дом, под виноградную кровлю, где мы прятались от всех, веселились и беседовали.

Я написала о Валерии статью, и возникло огромное желание еще раз побывать в Молдавии. «Жизнь – это осуществление, это реализация во всех смыслах, и этим она фантастична, – писал Томас Манн в одном из своих эссе. Глубина мысли немного теряется в переводе, но все же ясна.

Пушкинская горка

Невероятно! В начале июня 2014 года я получила нежданное приглашение на международный фестиваль русской литературы в Молдавии, которому название теплое и веселое – «Пушкинская горка», и праздник приурочен ко Дню рождения А.С. Пушкина. Достойных этого приглашения было много, но поехала я.

С пятого по восьмое июня, четыре дня провела я в Молдавии. Впечатления от всего, что происходило (а программа была очень насыщенной) откладывались хаотичными кадрами, дожидаясь своего монтажа. И вот, монтирую.

Мы, гости международного фестиваля: русский поэт и драматург Юрий Юрченко, заместитель главного редактора журнала «Юность» Игорь Михайлов, болгарский поэт Сашко Серафимов, актер Иван Головин и главный редактор журнала «Лик», поэт из Белоруссии Вячеслав Бельтюков, едем в кишиневский дом – музей Пушкина.

Из окна машины успеваю вырвать взглядом то, что когда-то уже видела, любила. Улочки старого города сбегают вниз. Некоторые и сегодня сохранили ощущение пушкинского присутствия. Так же круто сбегала с холма и улица, на которой стоял дом Главного попечителя колонистов Южного края России, Генерал-Лейтенанта Инзова, и где по большей части  жил во время своей приятной и плодотворной ссылки юный Пушкин. Кипучий, многоязыкий южный город понравился Пушкину.

«…Встречал повсюду русских, молдаван, греков, сербов, болгар, турков, жидов и прочих… насмотрелся на атлетическую борьбу булгарскую, на джок молдаванский, на музыку цыганскую, на кущи жидовские; зашел в бакалею греческую, в кафейню турецкую, взглянул безучастно на явный признак просвещения – на вывеску «Marchande de modes» французскую…и, в заключение разменял бумажку русскую на медное серебро австрийское…» – так живописал  Кишинев этой поры А.Ф. Вельтман.

Дома Инзова давно нет, но сохранился заезжий дом И.Н.Наумова по бывшей улице Антоновской,19 –это первый адрес по которому жил Пушкин. Мы подъехали к небольшому опрятному беленому домику. Уютный южный двор, огромный дуб, под которым мы тут же всей компанией запечатлелись. Теперь это дом-музей А.С.Пушкина.

Я видела все пушкинские места Санкт-Петербурга, его кабинет на Мойке 12, неразрывно связанный с Черной Речкой, знаю все места, связанные с Пушкиным в Москве, даже домишко у Лялина Переулка с небольшой табличкой, извещающей, что здесь живал дядя поэта Пушкина, и с  крупной вывеской «Табак», я бывала в Пушкиногорье, но сравнительно скромный дом-музей в Кишиневе что-то совершенно новое.

Здесь все пронизано жизнью совсем иной: на картинах, рисунках, литографиях – Бессарабия, ее природа, улицы старого Кишинева, бытовые сценки. Рассматриваю автографы поэта с портретами его кишиневских знакомых – друзей, сослуживцев, местных красавиц, молдавских бояр. Около пятидесяти портретов известных лиц того времени! И замечу, что часто это единственные изображения известных горожан.

Совсем недалеко от музея – улица, где сохранился дом грека Кацики. В нем размещалась масонская ложа «Овидий» № 25, южные декабристы использовали ее в политических целях, и вскоре кишиневская ложа была закрыта. Кто не слышал о масонских тетрадях Пушкина? Звучит таинственно. На самом деле это новые амбарные книги в кожаных переплетах, которые при ликвидации вредной организации, собратья по ложе подарили поэту: не пропадать же столь добротной бумаге в добротном  переплете! В этих  книгах или, лучше, тетрадях, Пушкин, живя в Кишиневе и начал «Евгения Онегина», писал поэму «Цыганы» и многое другое. В музее  – оригинал одной из них, ощутила тот бессарабский дух, что был так плодотворен для творчества молодого поэта.

Слава фестивалю, который привел меня сюда и не сам собой, конечно, образовался. За ним стоят люди конкретные, и я прямо сию минуту, отступая от своего рассказа, благодарю их. Бесценная идея провести «Пушкинскую горку» принадлежит председателю Ассоциации русских писателей РМ, Олесе Рудягиной.

Отзыв и поддержку Олеся нашла у Валентина Евгеньевича Рыбицкого, главы представительства Россотрудничества, увлеченного и интересного человека и, что более чем важно, хорошего организатора. Он и его команда -сотрудники Центра - быстро решали возникающие вопросы любого порядка, вплоть до бытовых, и это сделало наше пребывание абсолютно гармоничным, сосредоточенными лишь на общении с людьми, выступлениях, активной работе.

Почему я считаю идею проведения фестиваля действительно очень своевременной?  Он назрел, он был нужен. Русских в Молдавии и особенно в Кишиневе, помимо общей судьбины соединяют три вещи: русский язык, святая русская литература и невидимое присутствие самого великого русского поэта – А.С.Пушкина. Здесь все освящено им и его творчеством, что стало для меня удивительным открытием. Фестиваль – это встряска души, это напоминание о том, частью какого великого народа и великой культуры они, отделенные физической границей, являются духовно.

На встречах с русскими литераторами, при первой же представившейся возможности  молниеносно происходили знакомства, и была радость, и устремленность друг к другу. Бесед хватало: о России, о Молдавии, о литературе; дарили друг другу книги, договаривались о дальнейших контактах.

Что говорить! Ничем не заслужившие такого отношения к себе, русские литераторы в Молдавии находятся в очень жёстких условиях выживания, полного игнорирования их творчества молдавскими собратьями по перу, союзом молдавских писателей. Притом, что поэзия и проза многих из них достойна внимания и отмечена не однажды престижными премиями в международных конкурсах по всему миру.

Поэт Сергей Пагын – финалист и дипломант международного конкурса имени Н.Гумилева «Заблудившийся трамвай» лауреат премии «Молодой Петербург»победитель международного конкурса» Эмигрантская Лира», прозаик и переводчик с румынского Олег Краснов, победитель «Литературной Вены». Леонид Поторак стал лауреатом московского конкурса «Журавли над Россией», а в Лондоне получил титул «Короля супертурнира поэтов русского зарубежья 2012» на X Международном конкурсе «Пушкин в Британии». В 2010 году Валентина Костишар за книгу стихов «По кругу земному» награждена Дипломом Международной литературной премии им. Великого князя Юрия Долгорукого. Наталья Новохатняя стала дипломантом конкурса «Русский Stil-2012» (Германия), вошла в лонг-листы международных конкурсов «Эмигрантская лира» (Бельгия, 2011) и «Первая любовь» (Россия, 2012). Поэт, прозаик и переводчик Виктория Чембарцева названа лауреатом Международной литературной премии «Серебряный стрелец» (Лос-Анджелес, 2010), и еще нескольких. Ирина Ремизова – лауреат Международного литературного конкурса «Кубок Мира по русской поэзии – 2013».

Следуя заповеди «не суди», лишь только посетую, что такое равнодушие молдавских писателей к своим землякам, к собратьям по перу – это просто помрачение, навеянное смутными временами.

Тут вспоминается пребывание Пушкина в Кишиневе. Какой интерес, любопытство и дружелюбие  друг к другу возникло сразу же между  русский поэтом, тогда еще не хрестоматийный, а юным, двадцатилетним, и жившими здесь писателями К.Стамати, К.Негруци, признанными теперь классиками румынской литературы. Они  читали, слушали дуг друга, переводили. Ведь первыми, кто перевел Пушкина еще при жизни, были молдавские поэты, в частности, Константин Стомати и Константин Негруци. Так было и в советское время.

Много беседовала с Олесей Рудягиной. Она с 2005 года на общественных началах председатель Ассоциации русских писателей, издает толстый литературно-художественный и публицистический журнал "Русское поле" – с 2010 года вышло 11 полноценных номеров.

С понятной гордостью за свое детище, она рассказывает: «В журнале, кроме традиционных рубрик поэзии, прозы, перевода и литературной критики, достаточно много мемуарных материалов, освещающие ключевые моменты отечественной истории. Цель их – возвращение утраченных, а порой и намеренно забытых  имён молдавской культуры и искусства.

В рубрике «Ближние зарубежья» (ведущая Виктория Чембарцева) журнал знакомит читателей с произведениями литераторов, проживающих в новых независимых государствах, как национальных (в переводах), так и русскоязычных.

Последние четыре номера «Русского поля» представили прозу и поэзию авторов из Таджикистана, Армении, Узбекистана и Грузии. Рубрика «За межой», предложенная Сергеем Пагыном, углубляется в русские поэтические центры регионов России и ближнего зарубежья. В «Русском поле» были опубликованы поэты Ярославля, Харькова, Петербурга, Урала, Вологды».

Журнал, как собрание единомышленников – большое дело, и состоявшийся  фестиваль тоже его плод, новый и чудесный. «Как можем, мы  удерживаем здесь русский мир», – говорит Олеся. И улыбается, немного печально.

Не сказала бы, что наши кишиневские друзья во время наших личных бесед  жаловались, не было злобы, лишь сквозило некоторое разочарование, обида нечаянно прорывалась в ответах, но зато сколько же раз я слышала за эти дни самые сердечные слова  о молдавском народе, как о своем, о его мирном,  и трудолюбивом духе.

А когда начались встречи на площадках праздника, я была поражена (тут зависть настигла меня), как же знают, любят и дорожат здесь люди своими поэтами. Любимицу свою Валентину Костишар они просто на руках готовы носить.

6 июня, в день 215-летия А.С. Пушкина и День русского языка, мы отправились возложить цветы к пушкинскому памятнику, второму, после московского, опекушинскому. Он стоит в самом старом (1818 – год его рождения) парке Кишинева, носившего когда-то имя Александровский, в честь царя русского, затем пушкинский, а теперь «Штефан чел Мааре».

В древнем парке этом живут деревья, которые могли бы рассказать об озорном юноше-поэте с русской фамилией Пушкин, любившем здесь прогуляться то в костюме молдавского боярина, то в феске и турецких шароварах.

Довольно много народа  стаяло в ожидании митинга, подножие памятника исчезло под цветами, и начались выступления.

Самый мирный митинг, который я когда-либо видела. Даже официальная часть была очень трогательной, живой и значимой. Официальные лица: министр культуры Моника Бабук  и посол Российской Федерации РМ Фарит Мухаметшин,, генеральный директор Бюро межэтнических отношений Елена Белякова и глава представительства Россотрудничества В.Е. Рыбицкий  говорили под присмотром Пушкина как-то тепло, просто, искренне.

Но больше всех речей впечатлили и растрогали наши русские люди, живущие в республике Молдова: они выходили к микрофону, говорили о своем Пушкине, и читали, читали стихи поэта... Порой это были очень пространные отрывки из поэм. Как же надо любить творчество поэта, чтобы столько знать на память!

В сопровождении Александры Юнко – (известнейшая в Молдове журналист, литератор и личность – она родилась и выросла в Кишиневе и знает о нем все!), мы шли по аллее классиков молдавской литературы и мимо разностильной компании бюстов современных писателей. Мы вышли из парка. Впереди на этот день – еще три мероприятия, объявленных нам Олесей Рудягиной.

Я еще не знала, как повторится и преумножится мое впечатление вечером в Кишиневском драматическом театре имени родного Чехова. Мы прибыли туда, чтобы участвовать в музыкально-поэтическом вечере. Замечательно вела его Олеся Рудягина – уютно, тепло, без официоза.

Зал театра был полон. Взгляды людей устремлены к сцене, смотрят, слушают с великим вниманием. Концертные номера. – выступление изумительного юношеского хора «Рапсодия» под управлением Натальи Барабанщиковой, исполнение романсов на стихи Пушкина, солистки Национального театра оперы и балета Лилии Шоломей, авторские песни любимого здесь Бориса Амамбаева и остальных участников перемежаются  выступлениями зарубежных гостей, нас. то есть.

В полной тишине болгарский поэт Сашо Серафимов зачитывает послание от союза Болгарских писателей. Благодарная тишина и затем живой, не ради вежливости, отклик аплодисментами, сопровождали каждое выступление. И поэтому  выступления шли на подъеме, хотелось сказать что-то обнадеживающее, утешительное – слова любви.

Очень хорошо говорил, и зал отзывался мгновенно, Юрий Юрченко. И снова изумилась тому, что встречаю в России все реже. Как много здесь людей, которые знают поэзию Пушкина, любят поэзию вообще. Слушают, затаив дыхание. Выступив, я села на свое место, и с соседних рядов услышала многократное, обращенное ко мне: «Спасибо!». На следующий день, уже на пушкинском празднике в Долне, подходили люди и благодарили меня за стихи. Низкий поклон вам, живые, с душой, неистертые суетой жизни, люди!

Но особенно светлой, пушкинской частью праздника для меня стала поездка в Долну. Это село, жившее еще в XV веке, расположено среди молдавских Кодр, на неописуемо чудесных склонах холма. «Кто это видел  хоть однажды...» Хозяин поместья Замфир Ралли, познакомившись с Пушкиным в Кишиневе, пригласил его погостить в усадьбу. И Пушкин поехал в июле 1821 года.

И пребывание его в этих местах затянулось. Здесь увидел он роковую красавицу-цыганку Земфиру. «Что шум веселий городских. \Где нет любви, там нет веселий; А девы… Как ты лучше их \И без нарядов дорогих, \Без жемчугов, без ожерелий…» Какое-то время поэт жил в цыганском таборе  и отсюда вынес сюжет своей  самой романтической поэмы «Цыгане» .

Долна – одно из сказочных мест на земле. В тот день из разных мест Молдовы съехались сюда люди. На ее полянах – казалось, они сотканы из зеленого воздуха, – под вековыми деревьями расположились для пикников простые молдавские жители. Русские и молдаване, в том числе и обитатели Долны. Какая же это была прекрасная возможность пообщаться с русскими жителями Молдавии, подружиться, выпить домашнего вина на брудершафт и поговорить по душам, как водится, о судьбе, о жизни, о стране.

В усадьбе ныне расположен филиал кишиневского Дома-музея Пушкина. Устроители праздника очень постарались, чтобы усадьба, дом, комнаты просто ожили. Нас встретили директор музея Александра Стаканова и знаменитый пушкинист Виктор Кушниренко.

Замечательной была экскурсия, которую провела  Зав.отделом Дома-музея А.С.Пушкина в Кишиневе Ольга Батаева, мы познакомились с ней еще в первый день фестиваля на интереснейшей презентации ее книги о Пушкине «Благослови, поэт ..»

Нас, как именитых гостей, встречали по обычаю давних времен: после дороги мы освежались прохладительным национальным напитком дульчацей, нас угостили мамалыгой с брынзой, а в турецкой комнате слуга-турок (или хозяин в костюме турка) подавал слегка оторопевшим от неожиданности гостям кофе.

Простое и дивное застолье, на котором присутствовал российский посол в РМ Фарит Мухаметшин, где пробовали  мы  молдавские национальные блюда, которыми, быть может, угощался и Пушкин, и эта мысль действовала как волшебная вкусовая добавка. Тосты-воспоминания запомнились больше всего. Как сразу после распада СССР усадьба была закрыта на реконструкцию и фактически заброшена.

«Больно было смотреть на то, что здесь тогда творилось. Полное разорение. Не было ни крыши, ни окон, полуразрушенные стены».

Каких только предложений не наслушались тогда люди. Усадьба в Долне должна была стать чем угодно, но только не музеем Пушкина.

Был сход жителей села, на котором они, молдаване единодушно ответили: "Верните нам нашего Пушкина!" Лишь только в 2002 году усадьба была восстановлена.

И снова Долна стала любимым местом, собирающим людей каждый год в День Пушкина. Нынче это совпало с первым международным фестивалем. У свободного микрофона около дома-музея собиралось все больше народа. Пели любимые песни,  очень многие читали Пушкина, и вечно удивительное слово поднималось ввысь над долом Долны.

Был устроен конкурс чтецов, в котором участвовали все, кто хотел: и малые дети, и школьники, и взрослые, и совсем пожилые люди. Меня поразила одна пожилая женщина из Долны. Она прочла нам наизусть всю первую главу «Евгения Онегина». 

Долной - достойно и радостно, завершился фестиваль.

Наше прощание с Кишиневым было постепенным. Участники фестиваля один за другим  отъезжали. Уехал поездом в Донецк поэт Юрий Юрченко, проводили в Белоруссию главного редактора журнала «Лик» Вячеслава Бельтюкова, поехал с выступлениями в Дрокиевский район актер Иван Головин. Ждал своего билета обласканный всеми болгарский брат, поэт Сашко Серафимов.

В последний раз прошлись по улицам старого Кишинева. Возвращаясь в гостиницу, я думала, как всеохватна, как полна сопереживания жизнь в едином духе. Какая она настоящая!.

Уверена, что и гости, и хозяева, все, кто три этих дня, отрешившись от обыденности, пребывал в сияющей сфере, полной поэтических строк, музыки и  созерцания красоты нерукотворной в образе Долны, будут долго ощущать в себе ее лучистую энергию.  

Нина Орлова-Маркграф, Москва

Использованы фото rusmoldova.org, newsmoldova.md, а также предоставленные Олесей Рудягиной

***

"Русское поле"