Открытая Москва

Московский парадокс: как приезжие влияют на городские названия

Category: Открытая Москва Written by Информационная служба "Русское поле" Hits: 452
Известный филолог-русист Михаил Осадчий рассуждает о языковой навигация Москвы: как правильно произносятся городские названия и от чего звисит трансформация в их звучании.

 

 

С Москвой связан один парадокс: с одной стороны — это самый влиятельный город страны, от Москвы зависит политика и экономика в регионах, всё новое в быт россиян тоже проникает через Москву.

 

Но с другой стороны, Москва — это самый трансформированный город, в наибольшей степени измененный под влиянием жителей других городов.

 

Сначала это происходило почти незаметно: менялись собственники квартир, организации расширяли штат, росли новые районы, Москва становилась больше, но оставалась всё той же Москвой.

 

Можно сказать, что московским властям даже как-то удалось сделать внешнее изменение города более управляемым, выработать «московский стиль». Но ничего не удалось сделать с тем, что Москва заговорила на другом языке.

 

 

Ирония ещё и в том, что этот «немосковский» язык сильнее всего отразился на самом «московском» — городских названиях. Сначала этот язык зазвучал на вокзалах и в переходах метро, потом в офисах, а теперь в университетах и на телевидении.
 

хорошо помню день, когда впервые оказался в Москве. Первое, что я сделал— купил в переходе метро карту и стал её разглядывать, вчитываться в названия разных мест. Часть из них мне были хорошо знакомы с детства, другие я прочитал впервые: улица Садовая-Самотечная, станция метро «Планерная», Хорошевское шоссе, Мневники.

 

Прошло несколько лет, пока я узнал, что все эти названия я прочитал неправильно. Оказалось, что нужно говорить Самотёчная, Планёрная, Хорошёвское, Мнёвники.

 

Но главное, что я оказался не один, так ошиблись все, кто, как и я, начал знакомство с Москвой по карте, то есть десятки миллионов человек.

Всему виной стандарт не ставить точки над ё. В русской орфографии есть такой закон: буква ё всегда обозначает ударный звук. У русского человека не повернётся язык прочитать слово, где прописана буква ё, поставив ударение в каком-то другом месте.

 

А вот если точки над ё не стоят, то прочитать можно не только с другим ударением, но и с другим звуком, ведь буквы ё и е обозначают на самом деле совершенно разные звуки — [о] и [э].

Иногда это новое произношение кажется даже более правильным и удобным. Например, Самотечная ассоциируется с глаголом течь, Пла́нерная со словом пла́нер, а Хоро́шевское так и вовсе кажется более грамотным, по сравнению с Хорошёвским, ведь в школе учили, что в суффиксах и окончаниях существительных и прилагательных после шипящих под ударением пишется о.
 

Но исторически всё иначе. Так, улица Садовая-Самотёчная, Самотёчная площадь, Самотёчные переулки находятся в районе, который и сегодня коренные москвичи называют Самотёком.

 

А еще раньше эту местность называли Самотёкой, потому что оно представляло собой медленно текущий водоём, образованный слиянием рек Неглинной и Напрудной.

Нужно говорить Самотёчная, Планёрная, Хорошёвское, Мнёвники, варианты со звуком [э] не допускаются.

Название Планёрная образовано от слова планёр, именно так называется летательный аппарат, а вот пла́нером называют лишь конструктивный элемент этого аппарата.

Иногда написание имён собственных и нарицательных различается. Так произошло с некоторыми словами, где есть ударные о и ё после шипящих.

 

Например, мы напишем камышом, и только так, однако при написании фамилий есть варианты — Камышо́в и Камышёв. А в лавке Калачёва торгуют калачом. Написание имён собственных сильно зависит от традиции — как когда-то написали в документах, так и будет дальше.

 


 

Готовя этот материал, я специально обошел несколько киосков, в которых продавались карты Москвы, и обнаружил, что ситуация не изменилась, букву ё по-прежнему никто не пишет. А вот в навигационных онлайн-приложениях ситуация намного лучше, правда, и последовательности меньше: на экране телефона я вижу, что вдоль Самотечного сквера идет Самотёчная улица. Как скоро мы услышим Тро́парево и Су́щевский Вал?
 

Русский язык относится в числу языков, в которых слова меняются в предложении, подстраиваясь под соседей с помощью окончаний. Вот London и в Африке London, а Москва другая: если доволен, то Москвой, если едешь, то в Москву, если думаешь, то о Москве.

 

Аналогично мы будем склонять Замоскворечье (в Замоскворечье, из Замоскворечья). Но что-то пошло не так. Появились люди, которые упорно не хотят склонять названия своих районов — Митино, Жулебино, Свиблово и тому подобные.

 

Более того, многие искренне полагают, что в Митине — это как-то безграмотно, так могут сказать только «понаехавшие», а москвич может жить только в Митино.
 

На самом деле все ровно наоборот, все эти названия можно и нужно склонять. Вернее, так всегда было в русском языке. Когда-то Свиблово, Медведково, Останкино — были названиями сёл, разумеется, они всегда склонялись: от Останкина ступай к Свиблову, а там и до Медведкова недалече.


Но почему-то русские люди XX века решили, что больше не хотят склонять такие слова. Это произошло с некоторым промежуточным этапом: сначала все привыкли, что можно названия на -ово не склонять, если есть родовое слово город, село, район (в районе Куркино, но в Куркине), но в последнее время варианты в Жулебине, в Бутове почти исчезли из употребления.

Названия районов на -ово (Свиблово, Жулебино, Выхино и т. п.) можно склонять или не склонять. Выбор зависит от вашего речевого имиджа.
 

Сегодня склонение таких названий стало маркирующим жестом. Если вы скажете в бытовом разговоре «Я живу в Выхине», это будет отмечено всеми. Но восприятие может быть разным: кто-то отнесётся к этому с уважением — как к признаку высокой речевой культуры, а кто-то с иронией переспросит: «Где-где?».

Старшая и младшая нормы сходятся пока только в том, что такие названия не нужно склонять, если они являются первой частью сложных наименований: в Ликино-Дулеве, в Выхино-Жулебине, в Очаково-Матвеевском.


 

Михаил Осадчий
проректор по науке Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина, доктор филологических наук

 

По материалам РБК

Другие статьи автора:

М.Осадчий о «хайли лайкли»: У русского языка очень сильный иммунитет
 
Михаил Осадчий: Как меня чуть не арестовала полиция за русский язык в Германии
 
Михаил Осадчий: Как не стать экстремистом в соцсетях
 
Такава жызнь: профессор-филолог считает русский язык слишком сложным

"Русское поле"