Александр Рар: Штайнмайер понимает, что нельзя Европу строить без России

Hauptkategorie: Общество Geschrieben von Александр Ра Zugriffe: 5427

Сегодня министр иностранных дел ФРГ Франц-Вальтер Штайнмайер является продолжателем политики Вилли Брандта. Его главный тезис – нельзя строить Европу против России или без России. Однако эта позиция жёстко оспаривается другими европейцами, в основном поляками и прибалтами.

Для нынешней европейской политики в отношении России очень важно, чтобы в её основе были традиции социал-демократического подхода к политике разрядки. Придя к власти в Германии в 1969 году, канцлер Вилли Брандт понял, что ядерную войну выиграть никому не суждено, поэтому необходимо искать пути компромисса и взаимных договорённостей.

Социал-демократы были у власти в Германии практически с 1969 по 1982 годы, и в этот период проводилась эффективная политика разрядки в отношении Советского Союза.

Это не объяснялось необходимостью примирения с Москвой или отходом от фундаментальных основ отношений Запада с СССР. Наоборот, в основе Восточной политики Вилли Брандта лежал тезис о том, что изменений в СССР можно добиться, если Восток и Запад будут активно развивать контакты в экономике и культуре, взаимно обогащаться. Именно благодаря немецким социал-демократам в Европе произошли серьёзные позитивные изменения.

Сегодня министр иностранных дел ФРГ Франц-Вальтер Штайнмайер является продолжателем этой политики. Его главный тезис – нельзя строить Европу против России или без России. Однако эта позиция жёстко оспаривается другими европейцами, в основном поляками и прибалтами. Такие страны, как Великобритания и Швеция, также выступают за будущее Европы без России, которая, по их мнению, агрессивна, и с ней не может быть общих интересов.

К сожалению, некоторым странам Восточной Европы не интересен даже Европейский союз. Им интересна Америка, НАТО, американское военное присутствие. Польша вообще рассматривает НАТО как инструмент конфликта с Россией, как это было в годы холодной войны с СССР.

Поэтому столь интенсивны усилия для изоляции России. Именно эти две концепции сегодня доминируют в Европе. Хотелось бы, чтобы социал-демократическая точка зрения стала преобладающей. Это не позиция слабого. Это политика уважения интересов других.

Можно сказать, что в нынешней ситуации виноват триумфализм Запада, который 25 лет назад почувствовал себя победителем в холодной войне и от России ждал только тихую молчаливую капитуляцию, поддержку западных ценностей и западной демократии. В противном случае Россию ожидал полный отказ в партнёрстве. Налицо очевидное пренебрежение не только интересами, но и самим статусом России. По сравнению с Советским Союзом Россия до сих пор рассматривается как более слабое государство, потерявшая территории, лишённая имперского прошлого, военной и экономической мощи. Следовательно, она должна оставаться на уровне младшего партнёра Запада, и не может быть и речи о какой-то зоне российского влияния или противодействии расширению НАТО на восток.

По мнению западных лидеров, на смену Ялтинскому и Потсдамскому миропорядку пришла Парижская хартия для новой Европы, которая была подписана 21 ноября 1990 года. Эта хартия объявила всю Европу демократическим пространством либеральных ценностей. Прошло 10 лет, и Россия уже рассматривала условия хартии как кабальные.

Но в ряде стран Европы существуют элиты и представители правящих кругов, которые понимают, что продолжение жёсткого подхода в отношении России может реально привести к войне. Россию невозможно задавить санкциями или военными угрозами. В ответ она будет только вооружаться. Она по-прежнему самая мощная европейская страна, а противостояние только усугубляет проблемы безопасности Европы. Именно позитивно настроенные правящие элиты заняты поиском выхода из положения.

По теме: ВИЦЕ-КАНЦЛЕР ЗИГМАР ГАБРИЭЛЬ ЕДЕТ В МОСКВУ ВОЗРОЖДАТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ

В Германии часто звучат предложения о создании общего пространства от Лиссабона до Владивостока с участием ЕС и НАТО, с одной стороны, и Евразийским экономическим союзом и ОДКБ – с другой, чтобы создать реальные отношения партнёрства и сотрудничества. Конечно, такой процесс будет долгим, но если его начать, то могут быть решены проблемы таких стран, как Украина или Грузия, поскольку они будут находиться в общем пространстве с едиными правилами в рамках общего договора о всеобщей европейской безопасности.

Штайнмайер правильно считает, что будущие конфликты и войны не будут осуществляться старыми методами. Теперь речь уже не идёт о действиях крупных соединений войск на широких фронтах. Налицо гибридные войны и кибератаки, которых в Германии очень боятся, поскольку европейская экономика уже сильно компьютеризирована. При хакерских атаках на компьютерные системы Запада можно остановить ядерные реакторы АЭС, вывести из строя центры управления, инфраструктуру городов и даже целых стран, лишив их обороноспособности. Это может иметь решающее значение в поражении той или иной стороны в случае возможного конфликта.

Естественно, об этом говорят, и об этом нужно продолжать говорить. Это одна из главных тем Мюнхенской конференции по безопасности. Но пока никто не знает, как подписывать договоры по данной тематике, поскольку это принципиально новая сфера в области разоружения. Штайнмайер пытается начать диалог по новым вызовам европейской безопасности, сформировать новое доверие между Россией и Западом.

Он прав в том, что сейчас практически не выполняется ни один из договоров, которые были подписаны между Россией и Западом в 1990-х годах.

Не функционирует Совет Россия–НАТО. Абсолютно бессмысленными стали саммиты ЕС–Россия, которые превратились в сплошное морализаторство, когда одна сторона в лице ЕС учит другую демократии. Не работает Энергетическая хартия, не соблюдается договор ДОВСЕ. Россия в отличие от 1990-х годов больше не желает отчитываться перед Западом, как она осуществляет передислокацию сил и средств, вооружения и боевой техники на своей собственной территории. В полной мере не выполняется и договор по открытому небу.

Необходимо начинать переговоры и создавать рабочие группы по проблемам разоружения с учётом самых современных видов оружия и методов ведения войны. Если мы будем открыто говорить о тех опасностях, которые возникают, обмениваться определёнными техническими знаниями, помогать друг другу в случае возникновения проблем, то тогда может быть восстановлено то доверие, которое было достигнуто 30 лет назад в рамках Хельсинкского процесса ОБСЕ, когда Запад и Восток во многом смогли договориться. Самое трудное – остановить процесс нагнетания напряжённости, прекратить его и вернуться назад.

Во многих европейских странах растёт понимание того, что противодействие России чревато серьёзными последствиями, и они не хотят возвращаться в холодную войну. Поэтому Штайнмайер и его единомышленники предлагают вернуться к элементам старой восточной политики, несмотря на жёсткую критику в свой адрес.

Александр Рар

Источник: valdaiclub.com