По миру с открытыми глазами

Hauptkategorie: Общество Geschrieben von Елена Айзенберг Zugriffe: 577
На встрече представителей еврейской общины с известным германским политологом-аналитиком, историком Александром Раром звучало множество вопросов относительно нынешней политической ситуации в Германии, в России, в мире.
 

 

Цитаты из немецкой прессы:
"Атаки на Израиль, евреев и синагоги в Германии: власти ФРГ резко осудили антисемитские выступления…"
"В Берлине разогнали митинг в поддержку палестинцев. Участники акции выкрикивали антисемитские лозунги и атаковали полицию. Власти ФРГ обещают, что совершение преступление на почве антисемитизма будет жестоко наказываться…"

 

Одн из вопросов прозвучал особенно тревожно:

 

- Еврейское население, наше, из стран бывшего Советского Союза очень взволновано и обеспокоено тем, что происходит в отношении евреев сейчас в Германии. Что Вы думаете по поводу антиеврейских событий?

 

- Я думаю, что, во-первых, это связано с ситуацией в Израиле. На мой взгляд, сейчас она все-таки успокаивается. Видимо, влияет то, что туда начали вмешиваться западные державы. Курс Америки поменялся после Трампа, которой стоял за то, чтобы укрепить, с одной стороны, израильскую власть, с другой - отделаться в отношении Палестины деньгами.

Мне кажется, что Америка будет вести более широкую дипломатию. Америка и Европа полностью за Израиль, но требуют, чтобы что-то дали и палестинцам. Им положено свое государство, правда такое, которое не будет нападать на Израиль.

 

Ошибка была сделана еще в 1948 году, тогда забыли дать палестинцам государственность наравне с Израилем. Может быть, не в Газе, но хотя бы в главной части Палестины, может быть, в Иордании.

 

Что касается Европы. Здесь есть разные силы, правозащитные организации, которые симпатизируют скорей Палестине, чем Израилю - по гуманитарным причинам. Но что касается Германии, у нее моральная ответственность за то, что произошло 80-90 лет тому назад, за Холокост, и надо сказать, что немецкие власти делают все возможное, чтобы не только защитить, а обеспечить людям еврейского происхождения, которые стали гражданами Германии, безопасную, спокойную жизнь. Германское государство будет всегда это делать, искупая свою вину.

 

- Что они, конкретно, могут делать, чтобы пресечь антисемитские выступления?

 

- Нужно просвещать общество. Самое сложное, самая большая опасность исходит не только от националистических и фашистски настроенных кругов, которые здесь в подвалах сидят и приклоняются перед гитлеровской нацистской символикой. Германия должна понять главную проблему, с которой она сейчас сталкивается – это, конечно, усиление мусульманского населения в Германии, в Европе.

 

Во многих мусульманских народах, культурах и нациях, к сожалению, развит антисемитизм – такой, который был здесь лет тысячу тому назад - во время репрессий против евреев в Западной Европе. Нужно действовать в этом направлении через диалог, где-то жесткий диалог, где-то ужесточения могут быть законодательные. Это дело не только Германии, но и всего Евросоюза.

 

Сейчас причины для беспокойства есть, но в отличие от других стран Европы, где мусульманское население политически гораздо сильнее, в Германии евреи, которые здесь живут, в большой степени еще защищены.

 

- У многих людей нашей эмиграции 90-х годов сейчас стали появляться мысли о том, что правильно ли мы вообще сделали, что мы сюда приехали. Потому что приехали по одним причинам, а здесь могут начаться очень нехорошие выступления.

 

- Против евреев как таковых выступлений со стороны мусульман не будет. Но что будет, если вообще Европа поменяет свой облик? Когда принимали сюда людей из арабских культур, когда проникли сюда беженцами исламисты, считалось, и в этом, конечно, проявилась надменность Европы, что либеральные ценности превыше всего, и люди к ним пристроятся, и все начнут жить мирно, в свободе, в плюрализме, в толерантности. Но сейчас видно, что этого не происходит.

 

На примере Франции, на примере Бельгии: целые части городов, пригороды целых городов не подчинены там местным властям. И такие варианты Германии тоже грозят, поэтому есть причины для того, чтобы быть бдительнее. Но с другой стороны, все может быть и не так страшно, если власти не будут бездействовать. Главное, чтобы эти проблемы не замалчивались.

 

Кстати, в Германии сейчас началась избирательная кампания, и я думаю, что Германия как демократическая страна такие темы должна поднимать. Раз в четыре года каждый гражданин, в том числе и евреи, которые здесь живут и имеют право голоса, обязаны обращаться к своим депутатам, которых они избирают, к партиям, которым они доверяют – с определенными вопросами и может быть даже с требованиями.

 

- Как Вы считаете, возможно ли какое-то влияние на мусульманское население в плане просветительной, воспитательной работы?

 

- При всей надобности вести борьбу с антисемитизмом в Германии, особенно среди мусульман, скажу следующее: а какая альтернатива? Их сюда пригласили, многие из них имеют немецкие паспорта, и они себя также чувствуют постоянными жителями Германии, как и евреи, которые здесь живут.

Проблема типичного представителя немецкой элиты, в том, что он считает надменно, что система, которая была здесь создана после Второй мировой войны и укрепилась после объединения Германии, признается всеми, так же, как Конституция, и что в Германии очень сильна „Leitkultur“, хотя и Меркель говорила, что мультикультурализм провалился, потому что он в Германии не действует.

 

Элиты в Германии считают, что все будут придерживаться либеральной системы этой страны, куда их пустили, пригласили и где пытаются воспитать, начиная со школьной скамьи. А выясняется, что есть своя субкультура и свои другие закрытые общества, религиозные общества в той же самой Германии, которые очень опасны в такой ситуации. Потому что там исповедуют совсем другие ценности.

Среди того населения, которое уже считается немецким, но имеет исламские корни, есть люди, которые вынашивают может быть даже террористические планы против той же самой Германии, против этой либеральной системы.

 

Я думаю, что все-таки, для мусульманина его вера важна так же, как и для иудея и для христианина, которые здесь живут. Для мусульманина это превыше всего, и он не становится немецким патриотом или немецким либералом только потому, что в Германии говорят, что так нужно. Я не призываю либеральные силы вставать на пораженческую позицию, сдавать свои принципы. Что в Европе и в Германии абсолютно отсутствует - это попытка понимать другие культуры, не только понимать в том смысле, чтобы их одобрять, а понимать, какие проблемы они могут принести самой Германии.

 

Другими словами, типичный немец считает, что у него такая правильная вот эта либеральная система, что со временем все жители, которые здесь находятся, будут последователями этого образа жизни. А я считаю, что это так не будет. Конечно, мусульмане будут расти здесь, вынашивать свои идеи и строить свои мечети везде и вести свою традиционно другую жизнь.

 

Просто Европа разучилась вести в позитивном плане межкультурный диалог здесь, потому что считают, что всех надо «под одну гребенку». Это большой, я бы сказал, просчет. Эту проблему я описываю в своей новой книге «Аnmassung. Wie Deutschland sein Ansehen bei den Russen verspielt».

 

- А кто должен заниматься этим, организовывать межкультурный диалог?

 

- Он проваливается из-за того, что немцы, которые хотят его организовать, ведут диалог как: встречаются, говорят: вы должны быть, как мы. А то, что у вас там свои видения чего-то - это из средневековья… Им это неинтересно, они послушают две минуты и говорят: нам это все не нужно. Вы должны быть как мы, как либералы, а то вам здесь делать нечего, или будете как аутсайдеры. Но это не диалог.

 

Диалог, который они ведут с мусульманами, они и с русскими так ведут и с другими представителями меньшинств. И в Европе так происходит. Это не совсем правильно. Вот как ни странно, я сам не знаю четко ответ на этот вопрос, но демографический фактор, это все эксперты говорят, конечно, решает судьбу нашего мира и судьбу Европы. Надо сказать, что европейцы, старые европейцы вымирают, а сюда идет миграция, в Россию тоже, но в меньшей степени, но особенно в Европу – с юга. И в основном мусульманская эмиграция, ее будет все больше и больше. И когда-то они будут в большинстве. Не за нашу жизнь, но не в таком уж далеком будущем.

 

И поэтому, вместо того, чтобы рассматривать либеральные ценности как единственно правильную религию и пытаться всех обратить в эту новую веру, нужно будет научиться признавать культурные, религиозные традиции. В противном случае грозит радикализм в обществе.

 

Было бы нужно, чтобы Турцию включили в Европейский союз. Потому что Турция, все-таки - страна с достаточно развитой демократией, толерантностью в отношении инакомыслия, в отличие, скажем, от Саудовской Аравии. Все равно важно такую страну получить как стратегического союзника для Запада. Чтобы он помогал налаживать мосты к тому миру, который будет в политическом отношении иметь все больше влияния.

 

- А что делать простым людям, которые далеки от политики, которые приехали в Германию, привезли своих детей для того, чтобы была возможность дать им образование, для того, чтобы спокойно провести старость, иметь гарантированное медицинское обеспечение и т.д.? Что им сейчас - опять находиться в страхе и бояться за будущее своих детей? Или не так страшно?

 

- Я думаю, что пока нет повода для тревоги. Но нужно быть бдительным. Я не вижу здесь возможности повторения 30-х годов. Но мы же не можем отрицать того факта, что мир постоянно меняется, он поменялся в 90-е годы в лучшую сторону для многих, особенно для Германии после воссоединения. В Германии жизнь тогда стала сказкой.

 

Но прошло 30 лет, и оказалось, что эта сказка где-то заканчивается. Так всегда было в истории человечества. Просто нужно, я всегда даю совет: не сосредотачиваться сегодня только на том, что ты вот будешь жить на одном месте. Нужно быть готовым к маневрам, и если действительно время будет меняться не в лучшую сторону - переезжать куда -то в другое место и подготовить себе эту почву заранее.

 

Хотя мне кажется, что вот таких проблем, которые вынудят переезжать из Германии, сегодня пока не должно быть ни у евреев, ни у других меньшинств. Но я не могу гарантировать что через 25 лет, к середине это столетия все будет так благополучно, как сейчас.

 

Кто хочет, пусть почитает, я написал роман «2054 год. Код Путина», он вышел на русском языке. Я даю там свое видение, свой анализ того, что футурологи пытаются узнать о будущем. Пусть люди идут по миру и в политике с открытыми, а не с закрытыми глазами.

 

Записала Елена Айзенберг

Фото на заставке: личный архива Е. Айзенберг

 

Мнение авторов опубликованных материалов может не совпадать с позицией редакции.

 
"Русское поле"