Искусство для ленивых и веселых

Geschrieben von Сергей Ухач Zugriffe: 6870
Моно – мини – меню: такое название придумал для выставки своих работ художник Сергей Ухач из Йены. Моно – потому что работы, выставленные художником, выполнены в оригинальной графической технике – монотипия, которая позволяет делать только один отпечаток с рабочей поверхности пластины. Мини – работы миниатюрные, самая крупная – размером с почтовую открытку.

Меню – да, вы не ошиблись, меню, как в кафе или ресторане. Дело в том, что выставка открылась в салоне-магазине «Kueche & Kunst», так что картинки можно было отыскать среди выставленных образцов кухонной мебели. Ну и чай из самовара, баранки, зефир и, для хорошего, настроения, саксофон, тоже были на вернисаже. После вступительного слова устроителей выставки и музыкального приветствия саксофониста нужно было с чего-то начинать. Монотипии я посмотрел заранее, к чаю было не протолкаться, а художник оказался поблизости, зажатый между друзьями и поклонниками. И я поспешил к нему со своими вопросами.

– Сергей, это твоя первая выставка в Германии?

– Нет. Лет девять назад, когда мы только приехали в Тюрингию, я пытался остаться свободным художником, как на Украине. С помощью хороших немецких людей сделал ряд выставок, где старался показать весь свой потенциал. Гордый, я тогда картинки не продавал, а только показывал, уверенный, что скоро получу заказ или работу. И я ее получил, на долгие годы, но совсем не то, о чем мечтал и чего хотел. Год назад меня наконец-то окончательно уволили. Безработица, а еще больше нежелание ежедневно общаться только с компьютером, с шефом, который всегда прав и заказчиками, которые, как известно «короли» с «капустой» – все эти обстоятельства вернули меня к творчеству.

Когда я, недели две назад, начал обзванивать и приглашать друзей на открытие выставки, многие меня спрашивали: «На чью выставку?» И очень удивлялись, когда я, извиняясь, говорил: «На мою». Совсем народ отвык, что я еще что-то делаю, как художник. Так что можно назвать эту выставку и первой, после столь долгого перерыва.

– Надеешься на успех?

– Что значит успех? Продать несколько работ? В прошлом году, перед рождеством, я участвовал в художественном аукционе, который проводила галерея «Huber & Treff». Пошел сам лично посмотреть на торги, слабо надеясь на удачу. Заволновался, когда очередь дошла до моих работ, и кто-то поднял номерок. Среди такого количества художников и картин приятно было быть замеченным. Это и был для меня успех. Хотя бойких торгов не получилось – картинку купили за стартовую цену. Но разве это главное?

Если я сегодня продам пару работ, вряд ли это меня спасет или каким-то образом исправит мое материальное положение. В этом смысле я уже не заблуждаюсь, да и покупатели не очень-то торопятся. Конечно, было бы не плохо, но... Кому они нужны, мои картинки, тем более такие миниатюрные? Просто приятно, что пришло столько людей и знакомых, с которыми я давно не виделся.

У меня часто спрашивают, почему я не делаю больших работ. Но большая картина будет стоить больших денег, а у людей для искусства и маленьких-то не находится.

Есть и другая причина, почему я не берусь делать большие работы. Дело в том, что я всего боюсь. Боюсь, что не справлюсь с композицией, боюсь упустить что-то важное, если увлекусь деталями. Просто боюсь, что начнет сохнуть краска, и я не успею завершить начатого. Когда же я часами сижу и ковыряюсь с небольшим форматом, где все передо мной, и все мне подвластно, то я просто получаю удовольствие.

Уже здесь, в Германии, меня попросили провести несколько уроков этой несложной графической техники, и я видел, с каким удовольствием люди пачкались в краске и смеялись. В рамках этой выставки мы также планируем собраться вечерком за дружеским столом, чтобы желающие могли сами попробовать, что у них получится. А получится обязательно, потому что для этого совсем не нужно уметь рисовать. Как я говорю, монотипия – это особая техника для ленивых художников, которые рисовать-то не умеют.

– Ну да? Ты меня не путай, что такое монотипия, я знаю. Но, думаю, многим было бы интересно узнать об этой технике впервые.

– Я беру небольшую стеклянную пластину и рисую на ней что-нибудь масляными красками. В цветовых пятнах я пытаюсь рассмотреть скрывающийся рисунок, чтобы затем освободить его и показать увиденное мной зрителям. При этом что-то убираю, что-то добавляю, царапаю спичками, размазываю пальцем, протираю ваткой, тряпочкой, и так пока не надоест. Потом на готовую пластину накладываю листик бумаги и прокатываю его валиком. Туда – сюда. Отпечаток я и называю монотипией, потому, что он один. Остается только протереть стеклышко от остатков былой красоты, и можно начинать по новой. Изобрел эту не сложную, но увлекательную технику в XVII веке итальянский живописец и гравер Джованни Бенедетто Кастильоне (1607-1665). Однако широкое распространение она получила только с конца XIX века. Мои работы далеки от современности, как я понимаю, посещая выставки. Бывает, конечно, интересно послушать специалистов. После чего зрители ходят по выставке с серьезными лицами и бокалом вина, пытаясь рассмотреть услышанное в выставленных произведениях. А я люблю, когда все просто, понятно и, главное, весело.

– Да, я заметил, что твои работы и названия к ним часто вызывают у зрителей улыбку. Они напоминают иллюстрации к забавным историям. А случалось ли тебе иллюстрировать книжки в Германии?

– Да, но это тоже в прошлом. Девять лет назад я сделал иллюстрации к немецким сказкам. В полупустом общежитии, где мы тогда жили, мне любезно предоставили комнатку под мастерскую. Еще без знания немецкого языка, я часами сидел с закрытыми глазами и слушал сказки. Рассказывала не Арина Родионовна, а филолог-германист. Она переводила, а я делал эскизы к моим сказочным видениям.

Потом в издательстве одного хорошего человека, идеалиста, вышла наша книжка, с его комментариями к сказкам. За ней вторая, третья, а потом... у него кончились деньги. Ранее изданного он продать не смог и заработать тоже, хотя книжка наших сказок побывала в 1995 году на всемирной бьеннале иллюстрации в Братиславе. С тех пор прошло уже много времени, но найти контакт с издательствами мне так и не удалось, не смотря на ежегодные поездки на международные книжные ярмарки (Лейпциг, Франкфурт).

– Сергей, а какая из выставленных работ тебе самому больше всего нравится?

– Скажу тебе по секрету – я уже наклеил на нее красный кружочек. Это значит, что работа зарезервирована или продана. Когда-то, еще на Украине, я продавал всё, что покупали. Торговля шла так удачно, что у меня ничего не оставалось. Ведь работы, как мы уже говорили, печатаются в одном экземпляре. За пару проданных интуристам картинок я мог жить с семьей месяц. Там это имело смысл, но уже тогда я потихоньку стал собирать свою коллекцию. В нее попадали работы, по которым я продолжаю учиться. Глядя на них, я стараюсь повторить то, что получилось пока случайно. А лучшие работы у меня не здесь, а, надеюсь, в будущем. Лучше – никогда не поздно.